Судебная практика по 1622

Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2010 г. № 1622-О-О “По запросу Новороссийского гарнизонного военного суда о проверке конституционности положений части первой статьи 331 и статьи 337 Уголовного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статьи 28 Федерального закона “О статусе военнослужащих”, пункта 4 статьи 32, пункта 11 статьи 38 Федерального закона “О воинской обязанности и военной службе” и подпункта “а” пункта 9 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Новороссийского гарнизонного военного суда, установил:

1. Новороссийский гарнизонный военный суд, в производстве которого находится уголовное дело по обвинению гражданина И.В. Голоты в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 «Самовольное оставление части или места службы» УК Российской Федерации, в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность части первой статьи 331 и статьи 337 УК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статьи 28 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», пункта 4 статьи 32 и пункта 11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», а также подпункта «а» пункта 9 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237).

1.1. Как следует из представленных материалов, И.В. Голота 29 апреля 2000 года заключил с Министерством обороны Российской Федерации очередной контракт о прохождении военной службы сроком на 5 лет. В январе 2005 года по заключению военно-врачебной комиссии он был признан негодным к службе в воздушно-десантных войсках и обратился к командиру с рапортом об увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями. Однако поскольку общая продолжительность военной службы И.В. Голоты составила более 10 лет и он был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий, он имел право на обеспечение жилым помещением в соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; как не выразивший своего согласия на увольнение до предоставления жилого помещения, И.В. Голота не был представлен командиром воинской части к увольнению и продолжил прохождение военной службы.

9 августа 2005 года по его заявлению Новороссийский гарнизонный военный суд вынес решение, обязывающее командира воинской части обеспечить его жильем и уволить с военной службы. В сентябре 2006 года И.В. Голоте была выделена трехкомнатная квартира, в предоставлении которой на условиях договора социального найма ему было отказано на том основании, что квартира, по мнению командира воинской части, являлась служебным жилым помещением, а также в связи с истечением срока контракта военной службы.

Решением Новороссийского гарнизонного военного суда от 28 августа 2008 года было установлено, что оснований для отнесения указанного жилого помещения к категории специализированного (служебного) жилищного фонда не имеется, и на командира и жилищную комиссию воинской части была возложена обязанность рассмотреть вопрос о распределении И.В. Голоте по договору социального найма предоставленной ему для постоянного проживания квартиры.

Ожидая после предоставления жилого помещения увольнения в запас, И.В. Голота в период с 30 апреля по 31 июля 2008 года, т.е. по истечении трех лет с момента окончания предусмотренного контрактом срока военной службы, не выходил на службу, что послужило основанием для возбуждения в отношении него уголовного дела по части четвертой статьи 337 УК Российской Федерации. Приговором Новороссийского гарнизонного военного суда от 24 декабря 2008 года И.В. Голота был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 УК Российской Федерации, вследствие неявки в срок без уважительных причин на службу свыше одного месяца, и осужден к наказанию в виде шести месяцев лишения свободы условно. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 19 февраля 2009 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 января 2010 года по надзорной жалобе И.В. Голоты было возбуждено производство о пересмотре вынесенного ему приговора в порядке надзора, в том числе в связи с тем, что срок его контракта о прохождении военной службы истек и с апреля 2005 года он считался проходящим военную службу в добровольном порядке, а статья 337 УК Российской Федерации не предусматривает привлечение к уголовной ответственности за уклонение от военной службы военнослужащих такой категории. Постановлением Президиума Северо-Кавказского окружного военного суда от 9 февраля 2010 года состоявшиеся судебные решения в отношении И.В. Голоты отменены ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре и кассационном определении, фактическим обстоятельствам дела и уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания в Новороссийский гарнизонный военный суд.

Новороссийский гарнизонный военный суд, придя к выводу о том, что подлежащие применению в рассматриваемом им уголовном деле положения части первой статьи 331 «Понятие преступлений против военной службы» и статьи 337 «Самовольное оставление части или места службы» УК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статьи 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пункта 4 статьи 32 и пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также подпункта «а» пункта 9 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы, регулирующими прохождение военной службы по контракту, включая порядок ее окончания, и закрепляющими виды ответственности военнослужащих, содержат неопределенность в вопросе о возможности привлечения к уголовной ответственности за преступления против военной службы военнослужащих, проходящих военную службу в добровольном порядке до предоставления жилого помещения по истечении срока контракта, а потому не соответствуют статьям 6 (часть 2), 18 и 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации, приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

1.2. В силу статьи 102 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» запрос суда о проверке конституционности закона допустим, если закон применен или подлежит, по мнению суда, применению в рассматриваемом им конкретном деле.

Между тем положения статьи 337 УК Российской Федерации, предусматривающие ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву (часть первая) или отбывающими наказание в дисциплинарной воинской части (часть вторая), а также за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или по контракту (часть третья), как и положения пункта 2 статьи 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих», распространяющие основания и порядок привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности, установленные данным Федеральным законом, на военнослужащих, отбывающих наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, если иное не установлено Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, в рассматриваемом Новороссийским гарнизонным военным судом конкретном деле не применялись и применению не подлежат. Следовательно, запрос в этой части не может быть признан допустимым.

2. В соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (пункт «в»), а также уголовное законодательство (пункт «о») находятся в ведении Российской Федерации. Реализуя свои полномочия в этой сфере, федеральный законодатель самостоятельно определяет содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливает преступность общественно опасных деяний и их наказуемость. При этом он связан требованиями статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, из которого, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, следует, что любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия). Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного толкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования; в противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты граждан, в том числе от произвольных преследования, осуждения и наказания (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года № 8-П и от 13 июля 2010 года № 15-П).

Принцип определенности закона является неотъемлемым элементом принципа верховенства права и в полной мере распространяется на регулирование уголовной ответственности за преступления против военной службы, которыми в соответствии с частью первой статьи 331 УК Российской Федерации признаются предусмотренные главой 33 данного Кодекса преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

3. Согласно части четвертой статьи 337 УК Российской Федерации одним из видов преступлений против военной службы является самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту. В силу прямого указания, закрепленного в диспозиции данной уголовно-правовой нормы, предусмотренное ею преступление может быть совершено только специальным субъектом — военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту.

Читайте так же:  Налог на услуги для ип 2019

В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» военная служба является особым видом федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях или не на воинских должностях в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства (статья 6).

Прохождение военной службы согласно Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе» (пункты 2 и 3 статьи 2) осуществляется гражданами по призыву и в добровольном порядке (по контракту); граждане, проходящие военную службу, являются военнослужащими и имеют статус, устанавливаемый федеральным законом. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» статус военнослужащего приобретается с началом военной службы и утрачивается с ее окончанием.

Основанием прохождения военной службы по контракту является заключение между гражданином и соответствующим федеральным органом исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, письменного соглашения, в котором закрепляются добровольность поступления на военную службу, срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, и условия контракта. Контракт о прохождении военной службы вступает в силу со дня его подписания соответствующим должностным лицом в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы и прекращает свое действие со дня заключения военнослужащим иного контракта о прохождении военной службы или исключения военнослужащего из списков воинской части в случаях, установленных федеральными законами (пункты 1, 2 и 4 статьи 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

Началом военной службы для граждан, поступивших на военную службу по контракту, считается день вступления в силу контракта о прохождении военной службы, а окончанием — дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы, осуществляемым, по общему правилу, в день истечения срока военной службы, которым признается соответствующее число и месяц последнего года срока контракта (пункты 10 и 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», пункты 1, 3 и 4 статьи 3, пункт 8 и подпункт «а» пункта 9 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы).

Вместе с тем в силу пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в случаях, указанных в законе, момент исключения военнослужащего из списка личного состава воинской части и момент истечения срока контракта о прохождении военной службы могут не совпадать. К числу таких случаев относится и предусмотренное пунктом 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы правило, согласно которому военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства; при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Предусмотренное указанными нормативными положениями продолжение военной службы в целях ожидания предоставления жилого помещения, в том числе после истечения установленного контрактом срока, является правом военнослужащего, реализуя которое он по собственному усмотрению избирает предпочтительный для себя вариант прекращения служебных отношений. Соответственно, отсутствие согласия военнослужащего на увольнение означает, что он добровольно принимает на себя обязательства по несению военной службы до обеспечения жилым помещением, в том числе после истечения срока, указанного в контракте. В связи с этим такого военнослужащего следует считать проходящим военную службу в добровольном порядке (по контракту) до обеспечения жилым помещением, а потому в случае совершения в этот период правонарушения он в зависимости от характера и тяжести содеянного подлежит привлечению к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой или уголовной ответственности в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и другими федеральными законами (пункт 1 статьи 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

После обеспечения военнослужащего, изъявившего согласие на прохождение военной службы в соответствии с пунктом 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, жилым помещением он подлежит незамедлительному увольнению с военной службы, поскольку, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 30 сентября 2004 года № 322-О, законодательство о военной службе не предусматривает право федеральных органов исполнительной власти, заключивших контракт с военнослужащим, задерживать его исключение из списков личного состава воинской части по иным основаниям, помимо указанных в пункте 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Дальнейшее пребывание такого гражданина на военной службе не основано на Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» и принятом в соответствии с ним Положении о порядке прохождения военной службы, вследствие чего он не может быть привлечен к уголовной ответственности за самовольное оставление части или места службы, хотя формально и подпадающее под признаки объективной стороны состава преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 УК Российской Федерации, но совершенное после того, как указанный гражданин должен был быть уволен с военной службы в связи с предоставлением ему соответствующего жилого помещения. Иное означало бы возложение на граждан обязанности нести уголовную ответственность за преступления против военной службы вопреки положениям статьи 331 УК Российской Федерации, а именно ее части первой, содержание которой с очевидностью свидетельствует, что такими преступлениями могут признаваться только деяния (действия, бездействие), посягающие на установленный порядок прохождения военной службы.

Разрешение же вопроса о том, было ли военнослужащему, добровольно проходящему военную службу после истечения срока, предусмотренного контрактом, предоставлено жилое помещение и, как следствие, — имелись ли основания для его исключения из списков личного состава воинской части, должно осуществляться органами дознания, предварительного следствия и суда, которые в каждом конкретном случае обязаны учитывать все обстоятельства, имеющие существенное значение для уяснения наличия (отсутствия) у лица, привлекаемого к уголовной ответственности, статуса военнослужащего, проходящего военную службу в добровольном порядке (по контракту).

При этом даже в случае совершения лицом, проходящим военную службу в добровольном порядке после истечения срока контракта, деяния (действия, бездействия), формально подпадающего под признаки преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 337 УК Российской Федерации, до предоставления ему жилого помещения такое деяние (действие, бездействие) в соответствии с частью второй статьи 14 УК Российской Федерации с учетом характера содеянного и степени вины данного лица может в силу малозначительности не представлять общественной опасности и не являться преступлением.

4. В соответствии с частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» основанием к рассмотрению дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемая заявителем норма. Поскольку такая неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации положений части первой статьи 331 и части четвертой статьи 337 УК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пункта 4 статьи 32, пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и подпункта «а» пункта 9 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы отсутствует, запрос Новороссийского гарнизонного военного суда не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 и статьей 102 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Новороссийского гарнизонного военного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации могут быть признаны допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Судебная практика по 1622

ООО «Судебно-экспертная служба «ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ»

пр. Михаила Нагибина, 14 а, оф. 631 А
+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739

  1. Главное меню
  2. Библиотека
  3. Судебная практика по Краснодарскому краю
  4. Признание права пользования жилым помещением по КК
  5. Решение № 2-1622/2016 2-64/2017 2-64/2017(2-1622/2016;)

М-2075/2016 М-2075/2016 от 10 января 2017 г. по делу № 2-1622/2016

Решение № 2-1622/2016 2-64/2017 2-64/2017(2-1622/2016;)

М-2075/2016 М-2075/2016 от 10 января 2017 г. по делу № 2-1622/2016

Гражданское дело № 2-64\2017 (2-1622/2016)

Именем Российской Федерации

10 января 2017 года Краснодарский край, г. Апшеронск

Апшеронский районный суд Краснодарского края в составе:

председательствующего судьи Бахмутова А.В.

при секретаре судебного заседания Орловой О.А.

с участием ответчика Кузиной В.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Апшеронского районного суда Краснодарского края гражданское дело по иску Иващенко МА. к Кузиной ВЮ. о признании утратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета,

13.12.2016 года Иващенко МА. обратилась с иском в Апшеронский районный суд Краснодарского края к Кузиной В.Ю. о признании ответчика утратившим право пользование жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

В обоснование исковых требований Иващенко МА. указала, что является собственником жилого дома, общей площадью 25 кв.м., расположенного по адресу: . Право собственности на указанное домовладение возникло у истца на основании договора мены жилого дома и земельного участка от ДД.ММ.ГГГГ. В указанном домовладении с 2009 года значится зарегистрированной ответчик Кузина В.Ю. которая была вселена в него по причине установления над ней опеки Иващенко МА. В настоящее время Кузина В.Ю. отказывается в добровольном порядке самостоятельно сняться с регистрационного учета.

В иске Иващенко МА. указывая на нарушения ее жилищных прав ответчиком в части пользования и распоряжения жилым домом просит суд признать ответчика утратившими право пользование жилым помещением, расположенным по адресу: снять Кузину В.Ю. с регистрационного учета.

В судебное заседание Иващенко МА. не прибыла, уведомлена судом надлежащим образом. В суд представила заявление о рассмотрении гражданского дела в ее отсутствие.

Читайте так же:  Пример объяснительная за невыполнение работы

Ответчик Кузина В.Ю. в судебное заседание явилась, против удовлетворения требований Иващенко МА. не возражала, дополнительно пояснила суду, что проживала в домовладении истца по причине установления над ней опекунства. В декабре 2015 года в виду сложившихся отношений с Иващенко МА. она была вынуждена покинуть спорное жилое помещение с личными вещами, и переехать проживать в съемную квартиру с двумя несовершеннолетними детьми. Факт снятия с регистрационного учета негативно скажется на ее дальнейшей жизни, так как будет отсутствовать факт регистрации в паспорте по месту жительства на территории Апшеронского района.

Установив юридически значимые для разрешения спора обстоятельства, исследовав и оценив собранные доказательства в их совокупности в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 40 Конституции РФ никто не может быть произвольно лишен жилища.

Частью 4 ст. 3 Жилищного кодекса РФ (далее по тесту — ЖК РФ) предусмотрено, что никто не может быть выселен из занимаемого жилого помещения или ограничен в праве пользования жилым помещением иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренном законом.

В силу ст.209, 288 ГК РФ, ст. 30 ЖК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, в том числе принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением и принудительное изъятие у собственника имущества не допускается. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии со ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования.

Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение или в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора коммерческого найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании.

Частью 1 ст. 35 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Постановлением Конституционного суда РФ от 25 апреля 1995 года № 3-П положение о соблюдении режима прописки (регистрации) при вселении, признаны несоответствующими Конституции РФ и не подлежащими применению, равно как и сама регистрация не порождает право на жилую площадь. Возникновение равного с нанимателем либо собственником жилого помещения права пользования жилым помещением у лица обусловлено вселением в жилое помещение и проживание в нем в качестве члена семьи. Регистрация по месту жительства или ее отсутствие не может являться определяющим фактором для решения вопроса о праве или отсутствии права пользования жилым помещением.

Судом установлено, что Иващенко МА. на праве собственности принадлежит жилой дом общей площадью 25 кв.м., расположенный по адресу: , что подтверждается актуальной выпиской из ЕГРП от ДД.ММ.ГГГГ №. Указанное право собственности на домовладение возникло у Иващенко МА. на основании договора дарения мены жилого дома с земельным участком от ДД.ММ.ГГГГ, зарегистрированного в реестре нотариуса ФИО4 за №.

Право нанимателя Кузиной В.Ю. на вселение в спорное жилое помещение вытекает из пункта 2 статьи 36 ГК РФ, согласно которой опекуны несовершеннолетних граждан обязаны проживать совместно со своими подопечными.

Как следует из доводов иска, а равно подтверждается объяснениями ответчика Кузина В.Ю. была вселена в домовладении истца в 2009 года так как Иващенко МА. исполняла по отношению к ней обязанности опекуна до ее совершеннолетия.

Согласно ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» опека над детьми несовершеннолетних родителей прекращается по основаниям, предусмотренным частью 1 настоящей статьи ( в т.ч в случаях, предусмотренных статьей 40 Гражданского кодекса Российской Федерации.), а также по достижении такими родителями возраста восемнадцати лет и в других случаях приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме до достижения совершеннолетия.

Частью 3 ст. 40 ГК РФ предусмотрено, что попечительство над несовершеннолетним прекращается без особого решения по достижении несовершеннолетним подопечным восемнадцати лет, а также при вступлении его в брак и в других случаях приобретения им полной дееспособности до достижения совершеннолетия (пункт 2 статьи 21 и статья 27).

На момент рассмотрения иска Иващенко МА., опекунство над Кузиной В.Ю. прекращено, в силу закона по основаниям, предусмотренным ст. 40 ГК РФ.

Из доводов истца, изложенных в иске подтвержденных ответчиком в судебном заседании следует, что личных вещей ответчика в спорном домовладении нет, коммунальные услуги ответчик не оплачивает, по причине переезда истца в арендуемую квартиру в 2015 году.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также отказе ответчика в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск Иващенко МА. о признании Кузиной В.Ю. утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ. При этом причины, побудившие ответчика освободить ранее занимаемое ею жилое помещение принадлежащее истцу на праве собственности правового значения для разрешения заявленного иска по существу не имеют.

Отсутствие у гражданина, выехавшего из спорного жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на иное жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Надлежащих доказательств, что ответчик несет бремя содержания недвижимого имущества, принадлежащего истице, материалы гражданского дела не содержат, а равно не содержат доказательств наличия в спорном жилом помещении личных вещей Кузиной В.Ю.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Судом установлено, что Кузина В.Ю. была зарегистрированы в спорном домовладении, так как над ней было установлено опекунство Иващенко МА., которое в настоящее время прекращено в силу закона.

На основании ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценив полученные в судебном заседании доказательства в их совокупности, учитывая отсутствия у сторон дополнительных доказательств по делу в обоснование заявленных истцом требований и возражений, а также отсутствие ходатайств об истребовании дополнительных доказательств по делу суд приходит к выводу, что ответчик Кузина В.Ю. утратила право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: связи с чем иск Иващенко МА. в данной части подлежат удовлетворению в полном объеме.

В соответствии с пунктом 30 Главы 5 Постановления Правительства РФ от 17.07.1995 N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для регистрации и снятии с регистрационного учета граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации «), снятие с регистрационного учета является административным актом органа регистрационного учета и в силу требований п.128 Приказа ФМС России от 11.09.2012 N 288 (ред. от 19.01.2015) «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте России 02.04.2013 N 27963) принятии судом в данной части дополнительного решения не требуется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Исковые требования Иващенко МА. к Кузиной ВЮ. о признании утратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, удовлетворить частично

Признать Кузину В.Ю. ДД.ММ.ГГГГ года рождения, урож., утратившей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: .

В удовлетворении остальной части иска Иващенко МА. отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Краснодарский краевой суд через Апшеронский районный суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня изготовление решения в окончательной форме.

Судья А.В. Бахмутов

Бахмутов Алексей Васильевич (судья) (подробнее)

Дело № 309-ЭС16-1622

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., рассмотрев кассационную жалобу (с дополнениями) общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» на решение Арбитражного суда Свердловской области от 24.03.2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2015 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.11.2015 по делу № А60-55214/2014,

общество с ограниченной ответственностью «Спецпромстрой» (далее – общество «Спецпромстрой», истец) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском (уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к обществу с ограниченной ответственностью «Форсаж» (далее – общество «Форсаж», ответчик) об истребовании из чужого незаконного владения движимого имущества — 198 наименований согласно перечню.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 24.03.2015, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2015 и постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 23.11.2015, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество «Форсаж» просит состоявшиеся по делу судебные акты отменить, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

Доводы заявителя жалобы сводятся к тому, что суды необоснованно удовлетворили заявленные требования, поскольку истец не доказал наличие у него права собственности на истребуемое индивидуально-определенное имущество, а также факт нахождения имущества у ответчика. Кроме того, в решении суда первой инстанции не отражены идентификационные признаки имущества, состояние подлежащего передаче имущества, порядок определения количества имущества, не конкретизировано место расположения имущества.

Читайте так же:  Перевод земли из аренды в собственность

По смыслу части 1 статьи 291.1, части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Между тем таких оснований по результатам изучения состоявшихся по делу судебных актов и доводов кассационной жалобы не установлено.

Признавая заявленные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в дело доказательства по правилам статей 65, 68 71 и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений, содержащихся в пунктах 32, 36 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», исходили из того, что право собственности общества «Спецпромстрой» на истребуемое имущество подтверждено товарными накладными, товарными чеками, счетами-фактурами, а возможность идентификации спорного имущества и его нахождение у ответчика – актом о наложении ареста (описи имущества) судебного пристава-исполнителя; наличие законных оснований для пользования и владения спорным имуществом ответчиком не представлено.

С выводами судов первой и апелляционной инстанций согласился суд округа.

Доводы жалобы о несогласии с выводами судов по существу направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и фактических обстоятельств дела, аналогичны доводам, ранее заявлявшимся в судах, которым дана соответствующая правовая оценка.

Существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и являющихся достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, указанные в жалобе доводы не подтверждают.

Руководствуясь статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

отказать в передаче кассационной жалобы общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С. Чучунова

Судебная практика по 1622

Приветствуем Вас на официальном сайте Иглинского межрайонного суда Республики Башкортостан.

На нашем сайте при помощи удобной навигации вы сможете получить информацию о деятельности суда, судебной практике, познакомиться с историей суда, его составом.

В разделе СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Вашему вниманию предлагаются: реквизиты для уплаты государственной пошлины и штрафа, образцы документов и другая информация, которая может Вам потребоваться при обращении в суд.

Списки дел, назначенных к рассмотрению, и результаты рассмотрения дел, а также тексты принятых судебных актов, подготовленных с соблюдением требований ФЗ №262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» в автоматическом режиме размещаются в разделе СУДЕБНОЕ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО .

Информация по вопросам замещения вакантных должностей

Получить информацию по вопросам замещения вакантных должностей государственных гражданских служащих в аппарате межрайонного суда можно у начальника отдела делопроизводства и кадров Валеевой Юлии Евгеньевны по телефону 8(34795)21242.

Судебная практика по 1622

27 декабря На нашем сайте размещен курс русского языка Людмилы Великовой.

20 декабря Бесплатный курс ЕГЭ по математике Д. Д. Гущина Описание Перейти

− Учитель Думбадзе В. А.
из школы 162 Кировского района Петербурга.

Наша группа ВКонтакте
Мобильные приложения:

Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).

На закате пошёл дождь (1) который сразу развеял накопившуюся в воздухе духоту (2) и (3) в то время как он гулко и однообразно шумел по саду вокруг дома (4) в незакрытые окна в зале тянуло сладкой свежестью мокрой зелени.

Пояснение (см. также Правило ниже).

Приведём верное написание.

[На закате пошёл дождь, (который сразу развеял накопившуюся в воздухе духоту), и, (в то время как он гулко и однообразно шумел по саду вокруг дома), [в незакрытые окна в зале тянуло сладкой свежестью мокрой зелени].

[На закате пошёл дождь], и [в незакрытые окна в зале тянуло сладкой свежестью мокрой зелени].

Запятые 1 и 2 для придаточного (который сразу развеял накопившуюся в воздухе духоту)

Запятые 3 и 4 показывают границы придаточной части «в то время как он гулко и однообразно шумел по саду вокруг дома».

Запятые должны стоять на местах 1, 2, 3 и 4.

ЗАДАНИЕ 20 ЕГЭ. ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В ПРЕДЛОЖЕНИИ С РАЗНЫМИ ВИДАМИ СВЯЗИ

В задании 20 учащиеся должны уметь расставлять знаки препинания в сложном предложении, состоящем из 3-5 простых.

Это сложнейшее задание проверяет умение выпускника применять на практике следующие знания:

1) на уровне простого предложения:

— понимание, того, что предложения без основы не бывает;

— знание особенностей основы односоставных предложений (безличных и др.)

— понимание того, что в простом предложении могут быть однородные сказуемые и подлежащие, знаки препинания между которыми ставятся по правилам однородных членов.

2) на уровне сложноподчинённого предложения:

— умение определять главное и придаточное в составе СПП по вопросу;

— умение видеть союзы (союзные слова) в придаточном предложении;

— умение видеть указательные слова в главном

— умение видеть однородные придаточные, при которых знаки препинания ставятся так, как и однородных членах.

3) на уровне сложносочинённого предложения:

— умение видеть части ССП и разделять их запятой. Общего второстепенного члена в этом задании не бывает.

4) на уровне всего предложения в целом:

— умение видеть те места в предложении, в которых встретились два союза: может быть рядом два подчинительных или сочинительный и подчинительный.

Соберём все базовые пунктуационные правила, важные при выполнения задания и пронумеруем их для удобства.

Запятая не ставится при однородных членах, соединённых неповторяющимся союзом И/ИЛИ

Деревья скрипят и стонут . Хо­зя­е­ва уго­ща­ли нас щами да ржа­ны­ми лепёшками .

Запятая ставится при однородных членах, соединённых союзами А /НО

Ученик пишет быстро , но неаккуратно . Малыш уже не хныкал , а плакал навзрыд.

Простые предложения, входящие в состав сложносочинённых, отделяются друг от друга запятыми:

Шелестят зелёные серёжки , и горят серебряные росы .

По ночам в городе стало темнее , а днём пахло огурцами и бензиновым дымком.

Придаточные предложения отделяются от главного запятыми. Если придаточное стоит в середине главного, оно выделяется запятыми с обеих сторон.

(Если б вместо Надежды был у меня сын), при каком условии [я не думал бы], о чём? (что будет со мною nод старость).

При последовательном подчинении могут оказаться рядом подчинительные союзы или союзные слова (ЧТО и ЕСЛИ, ЧТО и КОГДА, КОТОРЫЙ и ЕСЛИ и т. д.). В этом случае запятая не ставится, если после придаточного 2 степени идёт вторая часть союза (то или так), например:

[Деревья так теснятся друг к другу], (что (если умрёт вековая сосна), то некуда ей упасть).

[Деревья так теснятся друг к другу], (что, (если умрёт вековая сосна), некуда ей упасть).

Если в сложном предложении рядом оказались сочинительный и подчинительный союзы (И и ХОТЯ, И и КАК, И и ЕСЛИ, НО и КОГДА, И и ЧТОБЫ и др. ), то нужно выяснить, нет ли после придаточной части соотносительных слов ТО, ТАК или еще одного сочинительного союза (А, НО, ОДНАКО и др.). Запятая ставится только тогда, когда эти слова после придаточной части отсутствуют. Например:

[Занавес поднялся], и, (как только публика увидела своего любимца), [театр задрожал от рукоплесканий и восторженных криков]

[Занавес поднялся], и (как только публика увидела своего любимца), так театр задрожал от рукоплесканий и восторженных криков].

[Женщина все говорила и говорила о своих несчастьях], и, (хотя слова ее были привычными для Сабурова), [от них вдруг защемило сердце].

[Женщина все говорила и говорила о своих несчастьях], и (хотя слова ее были привычными для Сабурова), но [от них вдруг защемило сердце].

Как видно, правила 5 и 6 очень похожи: выбираем—либо писать ТО (НО. ), либо ставить запятую.

Рассмотрим предложения из базы РЕШУЕГЭ и алгоритм работы над предложением.

[Утвер­жда­ют](1) что? (что бра­зиль­ские кар­на­ва­лы вос­хи­ща­ют и за­во­ра­жи­ва­ют)(2) и (3) (когда мы впер­вые уви­де­ли его не­по­вто­ри­мую яркую кра­со­ту)( 4) когда? то сами убе­ди­лись (5) в чём? (на­сколь­ко правы были оче­вид­цы).

1. Выделяем основы.

1- Утвер­жда­ют (односоставное, сказуемое)

2- кар­на­ва­лы вос­хи­ща­ют и за­во­ра­жи­ва­ют

4- сами убедились

5- правы очевидцы

2. Выделяем союзы и соотносительные слова. Обращаем внимание, что рядом стоят И и КОГДА и на то, что есть ТО.

3. Помечаем придаточные предложения: все предложения, в которых есть подчинительные союзы, берём в круглые скобки.

(что бра­зиль­ские кар­на­ва­лы вос­хи­ща­ют и за­во­ра­жи­ва­ют)

(когда мы впер­вые уви­де­ли его не­по­вто­ри­мую яркую кра­со­ту)

(на­сколь­ко правы были оче­вид­цы).

4. Устанавливаем, к каким главным относятся придаточные. Для этого ставим вопросы от главных к предполагаемым придаточным.

[Утвер­жда­ют] что? (что бра­зиль­ские кар­на­ва­лы вос­хи­ща­ют и за­во­ра­жи­ва­ют). 1 компонент найден. Запятая 1 ставится по правилу 4 [ = ], (что— = и = ).

Остались два придаточные и одно без подчинительного союза. Проверяем, можно ли от него поставить вопросы.

[то сами убе­ди­лись] когда? (когда мы впер­вые уви­де­ли его не­по­вто­ри­мую яркую кра­со­ту)

[сами убе­ди­лись] в чём? (на­сколь­ко правы были оче­вид­цы). Второй компонент найден. Запятые 4 и 5 ставятся по правилу 4.

(когда — = ), [то— = ], (насколько — = ) Два разных придаточных к одному главному, придаточное времени очень часто стоит ПЕРЕД главным.

1 и 2 компоненты связаны сочинительным союзом И в одно сложносочинённое предложение. Это запятая 2.

Схема: |[ = ], (что— = и = )|, и |(когда — = ), [то— = ], (насколько — = )|

Осталось выяснить, нужна ли запятая 3. Между И и КОГДА по правилу 6 запятая не нужна, так как после придаточного находится идёт ТО.

[На закате шумел дождь, (ко­то­рый сразу раз­ве­ял на­ко­пив­шу­ю­ся в воз­ду­хе ду­хо­ту)] и, (в то время как он гулко и од­но­об­раз­но шумел по саду во­круг дома), [в не­за­кры­тые окна в зале тя­ну­ло слад­кой све­же­стью мок­рой зе­ле­ни].

Мне кажется, что перед союзом «и» не должна стоять запятая, т.к. у первого и последнего простого предложения в составе сложного есть общая придаточная часть «на закате». Или я неправа?

В этом задании не бывает общих второстепенных членов.