Статья 129 130 ук

Статья 129 УК РФ. Утратила силу.

Новая редакция Ст. 129 УК РФ

Статья 129. Утратила силу — Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ.

Комментарий к Статье 129 УК РФ

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления (ст. 21 Конституции). Статья 23 Конституции предоставляет каждому гражданину право на защиту своей чести и доброго имени. Честь и достоинство охраняются нормами гражданского (ст. 1100 — 1101 ГК) и уголовного (ст. 129 — 130 УК) права.

2. Объект преступного посягательства — честь, достоинство и репутация человека.

2.1. Честь — это оценка личных и социальных качеств человека как гражданина общества. Честь — это внутреннее достоинство, доблесть, честность, благородство и чистая совесть.

2.2. Достоинство — самооценка гражданином собственных качеств и способностей, своего общественного значения.

2.3. Репутация — добропорядочность лица в обществе, его компетенция и способности, оцениваемые лицами, знающими потерпевшего.

3. Потерпевшим может быть любое частное лицо, в том числе и умершее. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава влечет УО по ст. 298.

4. Объективная сторона — распространение ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. При клевете сообщаются сведения о якобы действительных фактах, касающихся потерпевшего, будто бы имевших место в прошлом или существующих в настоящее время.

5. Для состава преступления необходимо, чтобы эти сведения были ложными, т.е. не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство лица или подрывающими его репутацию в глазах окружающих (членов семьи, знакомых, трудового коллектива и общества в целом). Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность — репутацию), которые умаляют его честь и достоинство. К таким сведениям также относится ложное сообщение о совершении потерпевшим преступления, безнравственного поступка, грубом нарушении правил общежития, заболевании ВИЧ-инфекцией или венерической болезнью и т.п. Эти сведения должны содержать описание конкретных фактов, а не общую оценку личных качеств или поведения потерпевшего. Для состава преступления безразлично, кто является автором ложных сведений.

6. Под распространением понимают сообщение сведений хотя бы одному третьему лицу. Преступление окончено (составами) в момент распространения ложных сведений, независимо от того, стали ли они известны потерпевшему.

7. Субъективная сторона — прямой умысел. Виновный осознает как ложность распространяемых сведений, так и их характер, порочащий честь и достоинство другого лица или подрывающий его репутацию. Мотивы, побудившие виновного распространить ложные сведения, порочащие потерпевшего (ревность, месть и др.), не имеют значения для квалификации деяния как преступного.

7.1. Лицо, добросовестно заблуждавшееся в ложном характере распространяемых им сведений, ответственности за клевету не несет.

8. Субъект преступного посягательства — вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

9. УО по ч. 1 коммент. статьи наступает лишь при наличии заявления потерпевшего или его законных представителей, если потерпевшим является несовершеннолетнее, недееспособное или умершее лицо. Принимая заявление о привлечении к УО за распространение заведомо ложных сведений, унижающих честь и достоинство или подрывающих репутацию потерпевшего, судья должен выяснить, в каком порядке заявитель просит защитить его интересы (уголовном или гражданско-правовом). При примирении сторон УД прекращается.

10. Клевета в публичном выступлении — распространение ложных сведений на собрании, митинге, демонстрации и при других формах общения граждан.

11. Клевета в публично выставленном произведении, т.е. в книге, листовке, плакате, находящихся в местах, доступных всем гражданам (выставка, витрина, стенд, и др.).

12. Клевета в СМИ — это опубликование ложных сведений, унижающих честь и достоинство человека, в печати (газетах, журналах, сборниках), трансляция по радио, телевидению, в сети Интернет, демонстрация с помощью кино- и видеофильмов и т.п.

13. Клевета может быть соединена с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ч. 4 и 5 ст. 15).

14. Клевета отличается от заведомо ложного доноса тем, что при клевете распространяются любые ложные сведения, порочащие честь и достоинство гражданина (в том числе о мнимом преступлении), а при ложном доносе — лишь сведения, касающиеся совершения потерпевшим конкретного преступления. При клевете ложные сведения сообщаются любым лицам, в том числе представителям государственных и общественных организаций, а при ложном доносе ложные сведения о преступлении сообщаются в правоохранительные органы. При клевете умысел виновного направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего, а при ложном доносе — на привлечение потерпевшего к УО.

15. Содеянное, предусмотренное ч. 1 и 2, относится к категории преступлений небольшой тяжести, ч. 3 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 129 УК в процессе написания. Заходите позже.

Статья 129 130 ук

Особенности рассмотрения уголовных дел по ст.129, 130 УК РФ.

В соответствии со статьями 23 и 21 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Достоинство личности охраняется государством.

Под честью понимается общественная оценка личности, ее социальных и духовных качеств как участника общественных отношений.

Достоинство — это внутренняя самооценка духовных, нравственных и интеллектуальных качеств, своего общественного значения. Достоинство определяется и совокупностью объективных качеств личности, характеризующих его репутацию. Репутация — общественная оценка компетентности, способностей личности. Подорвать репутацию означает ухудшить мнение окружающих о способностях, деловых качествах лица.

Согласно ст. 150 ГК РФ честь и достоинство личности неотчуждаемы и непередаваемы, принадлежат лицу от рождения, являются нематериальными благами. Эти понятия неразрывно связаны между собой и отражают определенные отношения между личностью и обществом. Честь, достоинство и деловая репутация личности могут защищаться и гражданско-правовыми средствами ( ст. 152 ГК РФ).

Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность за клевету – ст. 129 УК РФ и оскорбление – ст. 130 УК РФ.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч.2 ст.20 УПК РФ).

Если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовные дела данной категории возбуждаются без заявления потерпевшего руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем (ч.4 ст.20 УПК РФ).

Рассматриваемые в 2010 году мировыми судьями судебных участков по Октябрьскому округу города Архангельска дела возбуждались непосредственно по заявлению частного обвинителя.

Клевета посягает на честь и достоинство личности.

Потерпевшим от клеветы может быть любое лицо, в том числе малолетний, психически больной, а также умерший, если живые законные представители хотят защитить его доброе имя.

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет.

Объективная сторона состоит в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Преступление окончено с момента распространения ложных сведений. Под распространением понимается сообщение соответствующих сведений хотя бы одному лицу.

Распространение может осуществляться как в присутствии потерпевшего, так и заочно, в устной, письменной и иной форме (например, по Интернету).

Сведения должны быть: 1) заведомо ложными, 2) порочащими честь и достоинство человека или подрывающими его репутацию.

Ложными являются сведения, не соответствующие действительности, надуманные. Ложными будут сообщения о фактах, не имевших место в реальности, о скандале на работе, появлении в состоянии наркотического опьянения и т.п.

К клеветническим сведениям относятся только такие, которые одновременно являются не только ложными, но и порочащими честь и достоинство человека или подрывающими его репутацию. Под порочащей понимается информация, умаляющая честь и достоинство лица, ухудшающая его репутацию. При оценке факта, порочат ли сведения честь и достоинство лица либо подрывают его репутацию, во внимание принимаются общественное и личное мнение потерпевшего, при доминирующей роли первого.

Ложные, порочащие сведения должны быть конкретными. Абстрактные, обтекаемые выражения («плохой человек», «вредный сосед» и т.п.) не признаются клеветой. Нет клеветнических сведений, когда они являются ложными, но восхваляющими лицо или когда сведения соответствуют действительности, хотя и позорят лицо.

С субъективной стороны клевета совершается с прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность распространения ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и желает такие сведения распространить.

Обязательным признаком клеветы является заведомость, под которой понимается точное знание лица о ложности сведений. При добросовестном заблуждении лица относительно правдивого характера сведений нельзя говорить о заведомости.

Г.А.А. предъявлено частное обвинение К.С.В. по ч. 1 ст. 129 УК РФ в том, что последний в судебном заседании 15 июля 2009 года при рассмотрении Октябрьским районным судом города Архангельска гражданского дела по иску Г.А.А. к ООО о признании недействительным договора строительного подряда, выступая в качестве представителя ответчика оклеветал его, сказав, что он, выполняя работы по договору, в течение нескольких дней находился на объекте в состоянии алкогольного опьянения и спал.

Мировой судья, вынося в отношении К. оправдательный приговор, указал, что частным обвинителем не представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что К. заведомо знал о несоответствии действительности высказанных им суждений. В высказывании содержится лишь оценка подсудимым обстоятельств дела, рассматриваемого по иску Г. к ООО о признании недействительным договора строительного подряда, который выступал в судебном заседании в качестве истца. Как следует из показаний К., он действительного говорил указанную фразу в судебном заседании, но он исходил из сведений представленных им работниками ООО и ГОУ.

Читайте так же:  Приказ 406 мз мо

Факт употребления Г. алкогольных напитков в момент исполнения им рабочих обязанностей стал известен Р.М.Р. от К.А.В. Таким образом, позиция Р.М.Р. о деловой репутации Г. сформировалась не на основе действий К., а в ходе общения с К.А.В., что свидетельствует об отсутствии умысла со стороны К.

Высказывание в суде личного мнения в рамках рассмотрения дела представителем ответчика в отношении участвовавших в деле лиц само по себе не является основанием для того, чтобы считать доказанным факт распространения ложных сведений.

Апелляционной и кассационной инстанцией оправдательный приговор оставлен без изменения.

Ответственность за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, предусмотрена ч. 2 ст. 129 УК.

Публичным распространением клеветы признается сообщение сведений на собрании, митинге, вывешивание стенгазеты, изображений, рисунков в местах, доступных широкому кругу лиц, и т.п.

К средствам массовой информации относятся периодические печатные издания (газеты, журналы, альманахи и т.п.), радио, видео, кино, телевидение, Интернет и др.

Особо квалифицированным видом ( ч. 3 ст. 129 УК) является клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Понятие такого преступления содержится в ст. 15 УК.

Клевета отличается от заведомо ложного доноса тем, что последний направлен на привлечение лица к уголовной ответственности, поэтому донос направляется органам, правомочным возбудить уголовное дело, либо иным властным органам, обязанным передать поступившее к ним сообщение о преступлении по назначению.

В 2010 году мировыми судьями судебных участков Октябрьского округа г. Архангельска было рассмотрено 1 дело по ч.1 ст.129 УК РФ, по которому был вынесен оправдательный приговор, оставленный без изменения апелляционной и кассационной инстанцией.

Оскорбление посягает на честь и достоинство лица. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Объективная сторона оскорбления состоит в действии — унижении чести и достоинства лица в неприличной форме. Унижение может совершаться словесно, путем жестов, физическим действием (плевок, пощечина, щелчок и др.).

Под неприличной понимается не принятая в обществе, противоречащая установленным нормам форма общения между людьми. Оскорбление может совершаться публично, а также в отсутствие оскорбляемого (при этом виновный рассчитывает, что факт оскорбления от других лиц станет известен потерпевшему). Оскорбление имеется и в случае, когда оценка личности соответствует действительности, но сделана она в неприличной форме. Этим оскорбление отличается от клеветы.

Преступление окончено с момента совершения деяния.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность унижения чести и достоинства потерпевшего, совершаемого в неприличной форме, и желает его унизить. Мотивами оскорбления могут быть презрение, месть, ненависть, зависть и т.д.

Приговором мирового судьи Ч. и С. по частному обвинению Ш. признаны виновными в том, что в городе Архангельске Ч. высказала в адрес Ш. оскорбления, после чего С. нанес удары Ш. по лицу, в грудь, оскорбил его, и Ч. нанесла Ш. ногой удары по ноге.

Этим же приговором Ш. осужден по обвинению Ч. за то, что в тот же день оскорбил ее нецензурной бранью и нанес С. палкой не менее 6 ударов по телу.

Отменяя приговор мирового судьи, суд апелляционной инстанции посчитал установленной вину Ч. и С. в причинении побоев Ш.

Высказанные же С. и Ч. в адрес Ш. ругательные фразы дополнительной квалификации по ч.1 ст. 130 УК РФ не требуют, поскольку ругань была высказана в процессе обоюдной ссоры, приведшей к драке, то есть является мотивом совершенного преступления. Потерпевшим Ш. в данном случае не представлено доказательств, что сказанное в процессе ссоры С. и Ч. является явно неприличной формой и направленно на унижение чести и достоинства.

По встречному обвинению Ш. оправдан. Не представлено доказательств, указывающих на то, что Ш. преследовал цель унизить их честь и достоинство и сделал это в неприличной, явно циничной форме. В формулировке встречного обвинения Ч. вообще отсутствует какая-либо форма высказывания, а приведенные в качестве доказательства показания свидетеля говорят лишь о том, что Ш. в присутствии Ч. громко выражался нецензурно, оскорбляя ее. При этом характер такого оскорбления в судебном заседании установлен не был, сам Ш. пояснил, что мог в ходе ссоры выругаться нецензурно, но не в адрес Ч., а разговаривая сам с собой. Обвинение в этой части построено на предположениях, поэтому не может быть признано обоснованным.

Рассмотрение понятия «оскорбление» как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме», показывает, что основным компонентом публичного оскорбления являются наличие слов и выражений оскорбительного характера, их адресованность конкретному лицу, неприличная форма, унижающая достоинство адресата.

При рассмотрении дел данной категории у судей возникают трудности в определении наличия неприличной языковой формы выражения негативной информации, что вызывает потребность в производстве судебно-лингвистической экспертизы, либо привлечения в рассмотрении дела специалиста – лингвиста, для подтверждения или опровержения оскорбительного характера исследуемых выражений.

Согласно выдвинутому Н. обвинению В. по телефону оскорбил его, унизив достоинство, выражался в его адрес нецензурной бранью, сквернословил в неприличной форме.

Приговором мирового судьи судебного участка №2 Октябрьского округа города Архангельска В. оправдан по предъявленному ему обвинению в связи с отсутствием состава преступления.

Оставляя приговор без изменения суд апелляционной инстанции указал, что при рассмотрении дела установлен факт высказывания В. по телефону в адрес Н. слов «балбес», «дурак», «как дурачок», а так же выражения нецензурной бранью. Однако в контексте разговоров лексемы «дурак», «как дурачок», «балбес» выражают оценку поведения Н. в конкретной ситуации. Говорящий выражает собственное мнение – реагирует на непонимание ситуации Н.. Применение В. в разговоре нецензурной лексики свидетельствует об определенных ценностных ориентирах и речевой культуре говорящего. То есть высказанное В. не является оскорблением Н.. В. в разговоре высказывает свое мнение относительно понимания Н. ситуации, не стремясь оскорбить Н., то есть в неприличной форме унизить его достоинство. Это установлено заключением и показаниями в суде апелляционной инстанции специалиста-лингвиста.

Приговором мирового судьи Ч. по частному обвинению О. признана виновной в том, что сказала оскорбительное выражение относительно нижней части тела потерпевшей.

Отменяя обвинительный приговор, суд апелляционной инстанции указал, что мировым судьей обоснованно сделан вывод о том, что Ч. высказала О.. фразу, которая оскорбила ту и послужила поводом к обращению с заявлением о привлечении к уголовной ответственности. Вместе с тем, выводы о наличии признаков уголовно-наказуемого деяния в действиях Ч. были сделаны мировым судьей без учета конкретных обстоятельств дела и не основаны на доказательствах, исследованных судом. Вывод о том, что высказанное Ч. оскорбление имеет явно выраженную в неприличной форме оценку личности потерпевшей, которая унижает ее честь и достоинство, является предположением, а в силу ч.4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Согласно заключению специалиста, проводившей исследование по материалам уголовного дела, и ее показаниям в суде при рассмотрении апелляционной жалобы, высказанная фраза направлена конкретному адресату, содержит негативную информацию и характеризует конкретные действия или слова. Обобщенная характеристика личности в целом в высказывании отсутствует. Форма высказывания – оценочное мнение, является приличной, а неприличным является лишь его содержание. Данное обидное высказывание можно расценивать как речевое хулиганство. По предъявленному обвинению Ч. была оправдана за отсутствуем состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 130 УК РФ.

Мировыми судьями по ст. 130 УК РФ в 2010 году было рассмотрено одиннадцать дел, из них вынесено четыре оправдательных приговора, два – обвинительных, пять дел прекращено за примирением сторон.

В апелляционном порядке обжаловано три приговора, из них два обвинительных приговора отменены, вынесены оправдательные приговоры, оправдательный приговор оставлен без изменения.

Статья 129 УК РФ. Утратила силу. — Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ. (действующая редакция)

Комментарий к ст. 129 УК РФ

1. Потерпевшим от клеветы может быть любое лицо, в том числе малолетний, душевнобольной, а также умерший человек.

2. Объективная сторона преступления выражается в действиях по распространению заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В случае, когда ложные сведения не являются порочащими, ответственность за клевету исключается.

3. Под честью понимается общественно-моральное достоинство, то, что вызывает и поддерживает общее уважение, чувство гордости.

Достоинство — это совокупность свойств, характеризующих высокие моральные качества, а также сознание ценности этих свойств и уважения к себе.

Репутация — создавшееся в обществе мнение о достоинствах и недостатках, способностях личности.

4. Состав преступления формальный, преступление признается оконченным с момента распространения ложных сведений хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений непосредственно самому лицу, которого они касаются, не образует состава рассматриваемого преступления.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо должно осознавать, что распространяет именно ложные сведения, т.е. не соответствующие действительности.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. Квалифицированным составом (ч. 2 ст. 129 УК) предусмотрена ответственность за клевету, содержащуюся в публичном выступлении (на собрании, митинге, заседании трудового коллектива и т.п.), публично демонстрирующемся произведении (спектакль) или средствах массовой информации (газеты, журналы, радио, телевидение, сеть Интернет и т.п.).

8. Особо квалифицированным составом (ч. 3 ст. 129 УК) предусмотрена ответственность за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК).

9. Особо квалифицированный вид клеветы необходимо отличать от заведомо ложного доноса, соединенного с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 УК).

Во-первых, при заведомо ложном доносе ложные сведения сообщаются представителям органов, которые осуществляют борьбу с преступностью, а клевета предполагает распространение сведений среди третьих лиц. Во-вторых, целью заведомо ложного доноса является уголовное преследование невиновного лица, а целью клеветы — унижение чести, достоинства или нанесение вреда деловой репутации.

4.2.17. Клевета и оскорбление (ст. 129 и 130 УК РФ)

Клевета и оскорбление как преступления против чести и достоинств» личности (гл. 17 УК РФ) являются общими нормами по отношению к специ­альным, которые мы рассмотрели в предыдущих параграфах работы. То ест* такие посягательства, как неуважение к суду (ст.

Читайте так же:  Системы требования dota 2

‘ Ст 18 Закона об адвокатуре глава 52 УПК РФ и ар Подробно о (ара!ггиях независимости си гл

подлежат применению в случае конкуренции с общими — «общей» клеветой (ст. 129) и «общим» оскорблением (ст. НО) 249 .

Поскольку некоторые из специальных составов клеветы и оскорбления уже рассмотрены (гл. 4.2.2 — 4.2.4), обратим внимание лишь на различия в при­менении этих норм с деяниями, предусмотренными ст. 129 и 130 УК РФ.

«Обшая» клевета (ст. 129 УК РФ) и «специальная» клевета (ст. 298 УК рф) отличаются, прежде всего, по основному непосредственному объекту пося­гательства. В первом случае им является честь, достоинство и репутация лич­ности. Во втором — основным непосредственным объектом являются интересы правосудия и предварительного расследования, авторитет соответствующих ор­ганов. Честь, достоинство и репутация конкретных должностных лиц, участ­вующих в отправлении правосудия, являются дополнительными объектами.

Исходя из этого, потерпевшими в результате «специальной» клеветы, признаются соответствующие должностные лица или сотрудники, тогда как «общей» клеветой вред может быть причинен любому лицу, вне зависимости от должности и сферы деятельности.

«Специальная» клевета совершается в специфической обстановке — в связи с рассмотрением дел или материалов в суде либо в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта.

«Общая» клевета содержит один квалифицирующий признак, не извест­ный «специальной». Это признак публичности распространения заведомо лож­ных сведений (ч. 2 ст. 129 УК РФ). Все составы «специальной» клеветы содер­жат более строгие санкции, максимальная из которых — до 4 лет лишения сво­боды (по ч. 3 ст. 298 УК РФ).

По остальным признакам обе нормы совпадают. К типичным видам «об­щей» клеветы, совершаемой адвокатами в связи с осуществлением ими своих полномочии (см. Приложение 29), относятся следующие виды.

1. Клевета в отношении судьи, прокурора, следователя и других участни­ков уголовного судопроизводства, совершаемая формально, не в связи с осуще­ствлением ими своих полномочий в процессе, но с целью опорочить их профес­сиональную честь, достоинство и репутацию, иным образом воздействовать на них

Так, недобросовестный адвокат, собирая компромат на следователя, не г н>шается и информацией, не относящейся к его профессиональной деятельно- Ст и Чтобы воспрепятствовать расследованию, вывести следователя из психоло- г ического равновесия, просто навредить, такой адвокат может распространить заведомо ложные сведения о том, что тот, якобы, ведет аморальный образ жиз- Ни ! непорядочен в поступках и т.д. Характерно, что в такого рода примерах со с «°ром компромата распространение «общей» и «специальной» клеветы порой Пе Реплетаются и создают идеальные совокупности преступлений, а также сово-‘Ч’пность с воспрепятствованием правосудию и предварительному расследова-(ст. 294 УК РФ) и др. (см. 4.2.1).

‘(ее а ^Р» конк УР ен Ч ии обшей и специальной нормы применению подлежит i-пециальная См Кудряя-

» Общая теория квалификации преступлеяий — М. 1999 —С 220-224

2. Клевета в отношении свидетелей, потерпевших, экспертов, граждан, ских истцов, специалистов, переводчиков и иных участников уголовного судц, производства на всех его стадиях. Обратим внимание, что в отличие от «спецц, ального» оскорбления (ст. 297 и 319 УК РФ), законодатель не сформулировал «специальной» нормы о клевете против иных участников судопроизводства помимо судей, прокуроров, следователей и других должностных лиц.

Т.е. если, как это бывает нередко, защитник в судебном заседании рас-пространяет клеветнические заявления в отношении присутствующего потер­певшего, эксперта, свидетелей и др., его действия подлежат квалификации по ст. 129 УК РФ. Если же он оклеветал всех присутствующих в судебном заседа­нии лиц, например, заведомо ложно заявил, что каждый из присутствующих либо невменяем, либо злоумышленник, коль скоро считает его подзащитного виновным и т.п., его действия могут быть квалифицированы по совокупности ст. 129 и 298 УК РФ.

Особенно распространена в практике и общественно опасна клевета со стороны адвокатов в отношении лиц, дающих показания (заключение, перевод) в интересах стороны обвинения. Целью клеветы здесь чаще всего выступает желание добиться признания недопустимыми доказательств обвинения.

Так, по делам об изнасилованиях (ст. 131 УК РФ) часто недобросовест­ные адвокаты в ходе следствия (очных ставок с участием подзащитных и на других мероприятиях) и особенно в ходе судебного рассмотрения дела распро­страняют заведомо ложные заявления, что потерпевшая ведет распутный образ жизни, грубо спровоцировала его подзащитного на совершение преступления либо вообще инсценировала изнасилование с целью последующего шантажа мужчины. В подавляющем большинстве случаев подобного рода обвинения, а порой и оскорбления, со стороны защиты бывают заведомо ложными, т.е. пре­ступными. Подобные факты клеветы часто допускаются недобросовестными адвокатами в отношении свидетелей, экспертов, специалистов и других участ­ников процесса.

Здесь необходимо иметь в виду, что позиция адвоката во многом связана с позицией подзащитного, и если последний допускает заведомую клевету, то многие защитники считают своим долгом отстаивать ту же, заведомо ложную для себя позицию.

Вопрос об оценке действий защитника в такой ситуации весьма не прост. Во всяком случае «дублирование» заведомой клеветы как позиции подзащитнО» го, на наш взгляд, противоречит профессиональной адвокатской этике (с* 1 -гл. 10.2). Адвокат в подобной ситуации при обсуждении с клиентом линии за щиты должен разъяснить ему, что тот выбирает позицию уголовно-наказуем 0 » клеветы, и отказаться поддерживать такую позицию, что само по себе не явля­ется отказом от защиты, поскольку закон и нравственность в деятельности afl воката должна быть выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы ил» указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушенШ 0 правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены *° вокатом (ч. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики. См. гл. 6.1, 9.2).

Представляется, что в публичном выступлении в суде и на следствии за­щитник не должен повторять клеветнические заявления своего подзащитного, е должен прямо или косвенно поддерживать ложь. В противном случае он может быть привлечен к уголовной ответственности за клевету, равно как и его подзащитный. Вновь и вновь следует подчеркнуть, что ни обвиняемый, ни тем более его адвокат не вправе защищаться от обвинения преступными средства­ми. У них нет > и не может быть иммунитета от уголовной ответственности за зашиту, осуществляемую путем совершения каких-либо преступлений, в част­ности клеветы и оскорблений. В этом отношении никак нельзя согласиться с

позицией, занимаемой высшей судебной инстанцией .

Например, даже лживое обвинение свидетеля, потерпевшего в том, что тот дает заведомо ложные показания против обвиняемого, что, как известно, совершается и на следствии и в суде сплошь и рядом, может и должно квали­фицироваться как преступная клевета по ст. 129 УК РФ. Даже, несмотря на то, что это было сделано обвиняемым и его адвокатом исключительно с целью собственной защиты.

Клевета как способ защиты не может быть признана правомерной со ссылкой на необходимую оборону (ст. 37 УК РФ) или крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ). Необходимая оборона от правомерных действий недопустима. Норма о крайней необходимости здесь также не применима, поскольку клевета в интересах защиты не отвечает критерию предотвращения наличной опасно­сти, другим обязательным критериям данного основания, исключающего пре­ступность деяния 251 .

Ярким и весьма распространенным примером «общей» клеветы являются худшие варианты т.н. «коллизионной защиты», примеры которой уже приводи­лись. Соучастники в «групповом» преступлении очень часто не имеют доста­точного уровня порядочности, чтобы воздержаться от стремления свалить всю вину друг на друга. В результате расследование, а затем и судебное заседание превращается в свару, в которой обезумевшие от страха перед наказанием об- В1 *няемые поливают друг друга грязью, распространяют клеветнические сведе- н ия. порой даже не имеющие прямого отношения к предмету доказывания, не Зияющие на интересы лжеца. Не каждый адвокат способен выдержать этиче- ск ие правила и остаться действительно независимым совет-по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре), а не соучастни-в преступной клевете сообщников друг на друга. Полагаем, что стороне об-и суду надлежит в соответствующих ситуациях фиксировать обстоя-и содержание этих клеветнических перепалок. Фиксация должна быть

Об этом см гл 4 2 4 и др

Курс уголовного права Общая часть Т 1/Подред НФ Кузнецовой и И М Тяжковой —М , 1999 С 450-462, 469-478

и процессуально и этически допустимой, чтобы в дальнейшем стать доказа­тельством преступной клеветы и/или оскорблений.

Вновь следует оговориться, что приведенные суждения носят спорный характер. В любом случае речь идет о посягательствах, носящих на практике «нераспознаваемый» характер (см. гл. 4.5.), подлежащих оценке с позиции ма­лозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Что ж, когда-то нужно начинать приме­нять закон в соответствии с его буквой и смыслом!?

Сравнение «общего» оскорбления (ст. 130 УК РФ) и «специального» (ст. 297 и 319 УК РФ (гл. 4.2.2-4.2.3), в целом, выявляет те же закономерности, что и сравнение «общей» и «специальной» клеветы. Как и в предыдущем слу­чае, основные различия усматриваются по объекту, процессуальному и долж­ностному статусу потерпевших и по характеристике обстановки совершения оскорбления.

Как и «общая» клевета, «общее» оскорбление — удел, как правило, «но-квалифицированных» адвокатов. «Скандальный» адвокат вообще не может обойтись без оскорбительных действий против свидетелей, потерпевших, экс­пертов, иных участников судопроизводства, если те имеют несовпадающие с ним интересы или просто не понравятся «скандалисту».

И клевета и оскорбление — преступления, как правило, относящиеся к категории «явных» нарушений, направленных против субъектов расследования либо против доказательств (см. гл. З.1.). Несмотря на преобладание «благих на­мерений», т.е. в интересах подзащитного (см, гл. 3.1.), довольно часто, если не в большинстве случаев, в конечном счете, клевета и оскорбления только вредят подозреваемым и обвиняемым (см. приложение 3).

Своеобразной я опять-таки «нераспознаваемой» (гл. 4.1) формой клеветы и оскорблений являются действия недобросовестных адвокатов, чаще всего «коррумпированных», «неквалифицированных», направленные на дискредита­цию своих же коллег, а иначе сказать — конкурентов в борьбе за платную за­щиту.

Читайте так же:  Экономическая безопасность предприятия учебное пособие

Это в высшей степени аморальное поведение всеми адвокатами едино­душно признается грубейшим нарушением профессиональной этики’ 52 . Но оно же может быть квалифицировано и как преступление.

Так, чаще всего недобросовестный адвокат за глаза говорит о своих кон­курентах как о неквалифицированных специалистах, приводит ложные сведе­ния о проигранных ими делах, о том, что то или иное адвокатское образование вообще «не котируется», имеет дурную репутацию и т.п. «За глаза» и «по сек­рету» среди реальных и потенциальных доверителей, а также среди представи­телей стороны обвинения, судей распространяются заведомая клевета и ос­корбления адвокатов-конкурентов в незаконных и неэтичных методах работы.

Практические работники знают, что опытные следователи и судьи, порой, заранее задумываются над тем, кого из конкретных адвокатов в будущем стоит рекомендовать подследственным (подсудимым), в случае если такая

См , например, ст 15 Кодекса э гики Подробно в гл 92

ность представится . Недобросовестные, профессионально слабые и «коррум­пированные» адвокаты хорошо знают, как повлиять на такие раздумья. В част­ных беседах, как бы между делом, они рассказывают судьям и следователям различные небылицы про наиболее сильных, грамотных, опытных адвокатов, т.е тех, кто реально может составить конкуренцию, переманить платежеспо­собных доверителей, понравиться следователям и судьям и захватить тем са­мым «прикормленное место». Подбираются чаще всего такие заведомо ложные ком прматерналы, которые особенно «пугают», вызывают отвращение у следо­вателей и судей. Например, про конкурента говорят, что он «скандалист» (гл. 3.2.9), затягивает расследование, срывает следственные действия и судеб­ные заседания (гл. 5.15, 5.16), что он пойман при попытке проноса в СИЗО нар­котиков и иных запрещенных предметов (гл. 7.2), но дело «замяли», что ему опасно доверять материалы дела — может выдрать и уничтожить листы (гл. 4.2.6,4.2.10)ит.п.

Для потенциальных и реальных доверителей припасена уже совсем дру­гая информация: конкурент «коррумпирован» (гл. 3.2.11), работает против под­защитных (см. классификацию в гл. 3.1), вымогает деньги и допускает мошен­ничество (гл. 5.4.1), берет значительно большие гонорары по сравнению со сложившимися в регионе за подобные услуги, при этом деньги «не отрабатыва­ет» И Т.П.

Каждый опытный и квалифицированный адвокат время от времени с чув­ством растерянности, недоумения и негодования узнает, что по населенному пункту, региону о нем распространены грязные слухи, отталкивающие от него и доверителей, и должностных лиц суда, правоохранительных органов. Самим адвокатам, даже целым адвокатским образованиям, очень трудно бороться с этой патологией в рядах корпорации.

И здесь, как не странно это звучит, лучшим помощником адвокатуры бу­дут представители стороны обвинения. Согласованными с адвокатурой дейст­виями они помогут вывести на чистую воду и лишить статуса адвоката одного, двух таких клеветников и сплетников. Оставшиеся не пойманными, пожалуй, учтут опыт себе подобных.

Подчеркнем: к сожалению, наиболее действенным рычагом в таком деле будет именно привлечение таких адвокатов к уголовной ответственности по c t. 129 и 130 УК РФ и сопутствующим преступлениям. К сожалению, потому что, как уже упоминалось, «правило ч. 2 ст. 18» Закона об адвокатуре пригото­вило лазейку для тех, кто решил нарушать адвокатскую этику и закон безнака­занно 254 . Ничего не поделаешь — уголовный закон хоть далеко не прост и опе­ративен в применении, но зато, впредь, пока действует «правило ч. 2 ст. 18 за­кона», он является одним из надежных рычагов нейтрализации действий не­добросовестных адвокатов. Нужно лишь научиться использовать этот рычаг за­конно, эффективно, этично.

См например, характеристику «займиотношении должностных лиц с «контактными» адвокатами 32 10)

Статья 129. Клевета

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ в статью 129 внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2010 г.

Статья 129. Клевета

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на тот же срок.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть вторую статьи 129 внесены изменения

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть третью статьи 129 внесены изменения

3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

См. комментарии к статье 129 Уголовного кодекса РФ

Клевета (ст. 129 УК РФ)

Клевета (ст. 129 УК) — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Непосредственным объектом клеветы являются честь, достоинство и репутация человека. Предметом преступления выступают заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство человека либо подрывающие его репутацию.

Под честью принято понимать общественную оценку нравственных и иных духовных качеств человека как члена общества, которая определяется его поведением в обществе, отношением к другим людям и общечеловеческим ценностям.

Достоинство — это внутренняя самооценка духовных, нравственных и интеллектуальных качеств, своего общественного значения.

Репутация — это оценка человека со стороны общества, родственников, друзей, сослуживцев, общее мнение о его качествах, достоинствах и недостатках, компетентности, способностей, коммуникабельности.

Предметом клеветы являются заведомо ложные, т. е. не соответствующие действительности сведения, распространяемые виновным.

Потерпевшим может быть любое лицо (в том числе несовершеннолетний, недееспособный), а также умерший. Заявление о возбуждении уголовного дела в этих случаях подают законные представители или родственники потерпевшего.

Объективную сторону этого преступления образуют действия, состоящие в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь, достоинство и репутацию другого человека.

В соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда РФ по делам данной категории под распространением сведений, порочащих честь, достоинство и репутацию человека, следует понимать сообщение о якобы имевших место фактах распространения сведений хотя бы об одном человеке. Порочащими признаются сведения, которые не соответствуют действительности, содержат утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют его честь и достоинство.

К заведомо ложным сведениям относятся сведения, не соответствующие действительности. Клеветническими сведениями являются только такие, которые одновременно считаются не только ложными, но и порочащими честь и достоинство человека или подрывающими его репутацию. Сведениями, порочащими честь и достоинство, могут быть измышления о якобы совершенных потерпевшим противоправных действиях или аморальных поступках, мнимых венерических заболеваниях или наличии у него ВИЧ-инфекции и т. д. При оценке факта, порочат ли сведения честь и достоинство лица либо подрывают его репутацию, во внимание принимаются общественное и личное мнение потерпевшего. Ложные, порочащие сведения должны быть конкретными. В связи с этим при оценке того, являются ли распространяемые сведения клеветническими, в основу должен быть положен субъективный критерий, т. е. восприятие самим потерпевшим распространяемых о нем сведений. Абстрактные выражения типа «плохой человек», «вредный сосед» и т. п. не являются клеветой. Не относятся к клеветническим ложные восхваляющие лицо сведения и, наоборот, сведения, соответствующие действительности, но при этом позорящие лицо.

Способы распространения ложных сведений могут быть самыми разнообразными: в устном, письменном, электронном виде и др. Для квалификации преступления они значения не имеют.

Состав преступления по конструкции — формальный. Преступление считается оконченным с момента распространения заведомо ложных сведений, порочащих другое лицо, в любой форме.

Субъективная сторона клеветы характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный заведомо сознает ложность сообщаемых им сведений, а также то, что распространяемые им сведения порочат честь, достоинство и репутацию другого человека, и желает предать их огласке. Мотивы могут быть самыми разнообразными (месть, зависть, карьеризм, ревность и т. п.), но на квалификацию деяния они не влияют.

Субъект преступления общий — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующие признаки (ч. 2 ст. 129 УК) — клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Термин «публичное» означает, что распространение сведений совершается в общественном месте при наличии большого количества людей.

Публично демонстрирующееся произведение — это любое по форме подачи информации и жанру произведение (книга, фильм, плакат, картина и т. д.). Под средствами массовой информации понимают газеты, журналы, листовки, радио, телевидение, Интернет, с помощью которых виновный распространяет сведения, содержащие клеветнические измышления.

Особо квалифицирующим признаком (ч. 3 ст. 129 УК) является клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Понятие такого преступления содержится в ст. 15 УК.

Особо квалифицированный вид клеветы следует отличать от заведомо ложного доноса, соединенного с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 УК). Они различаются по следующим признакам:

  • Во-первых, клевета совершается с целью опорочить другое лицо в глазах определенного круга лиц либо отдельного лица, цель заведомо ложного доноса — инспирирование уголовного преследования против потерпевшего.
  • Во-вторых, клеветнические измышления адресованы лицу или нескольким лицам, мнение которых для потерпевшего является важным, а адресатом заведомо ложного доноса выступает государственный орган, правомочный возбудить уголовное преследование.