Советская кассация

Установленный советским законодательством порядок обжалования и пересмотра не вступивших в законную силу решений, приговоров и определений имеет целью проверку со стороны вышестоящих судов законности и обоснованности решений, приговоров и определений, вынесенных нижестоящими судами. Работа судов по рассмотрению кассационных жалоб и протестов имеет большое политическое значение. Своей деятельностью вышестоящие суды призваны обеспечить строгое соблюдение закона судами первой инстанции.

Ст. 15 Закона о судоустройстве устанавливает, что осуждённые, их защитники, истцы, ответчики и представители их интересов могут обжаловать в установленном законом порядке в вышестоящий суд приговоры, решения и определения всех судов, кроме Верховного Суда СССР и верховных судов союзных республик. В вышестоящий суд может обратиться также и прокурор с кассационным протестом (см.).

К. в СССР характеризуется следующими чертами: а) широкая доступность К. для каждого тяжущегося и подсудимого: жалобщики не связаны никакими формами жалобы, и одно указание на несогласие жалобщика с судебным решением служит поводом для его пересмотра. Вместе с тем подсудимому гарантируется, что при подаче им жалобы в суд второй инстанции не будет ухудшено его положение в смысле усиления наказания или изменения обвинения на более тяжкое; советское уголовное процессуальное право не допускает также повышения наказания подсудимому при вторичном рассмотрении дела в случае отмены приговора не по протесту прокурора (см. Изменение к худшему). Каждая сторона может жаловаться на нарушение своих, прав и интересов, а прокурор как блюститель законности может опротестовать судебное решение по поводу нарушения прав и интересов любой из участвующих в процессе сторон; б) право жалобщиков представлять в вышестоящий суд новые материалы; в) обязанность суда второй инстанции рассматривать не только поводы, указанные жалобщиком, но всё дело в полном объёме в ревизионном порядке (ст. 412 УПК); г) проверка вышестоящим судом как законности, так и обоснованности судебных решений (ст. 15 Закона о судоустройстве). В частности, по уголовным делам основаниями для отмены приговора являются неполнота и неправильность проведённого следствия, нарушение важнейших правил процесса, неправильное применение уголовного закона, несправедливость, т. е. чрезмерная суровость или мягкость приговора, не соответствующая тяжести преступления и личности обвиняемого, и несоответствие приговора установленным фактическим обстоятельствам дела (ст. 413 УПК). По гражданским делам основаниями к отмене и изменению решения могут быть нарушение или неправильное применение законов и явное противоречие решения фактическим обстоятельствам дела, установленным судом (ст. 237 ГПК); д) широкие права суда второй инстанции не только на отмену, но и на изменение судебного решения и на прекращение дела. Приговор может быть изменён только в сторону смягчения (переход к обвинению в менее тяжком преступлении или смягчение меры наказания); дело может быть прекращено при отсутствии состава преступления в деянии осуждённого или при полной необоснованности его обвинения. По гражданским делам суд второй инстанции может частично изменить или отменить решение, а также прекратить дело в случае неподведомственности его суду или при отсутствии у истца права на иск; по трудовым делам суд второй инстанции может также вынести новое решение, если по делу не требуется собирания новых доказательств или выяснения новых обстоятельств (ст. 246-а ГПК); е) рассмотрение дел в суде второй инстанции производится гласно; после доклада одного из членов суда явившиеся стороны дают свои объяснения, а прокурор – заключение о законности и обоснованности обжалованного судебного решения. После этого суд выносит мотивированное определение по жалобам сторон в соответствии с вышесказанным в пп. «г» и «д».

Советская форма обжалования и пересмотра не вступивших в законную силу приговоров, решений и определений по своему существу коренным образом отличается от буржуазной К. и апелляции (см.).

Буржуазная К. возникла по Франции в ходе буржуазной революции конца 18 в. Целью К. являлась защита незыблемости приговоров буржуазного суда присяжных (см.) от высших судов, которые в этот период ещё находились в руках королевской власти. В дальнейшем К. была использована буржуазией как средство охраны незыблемости неправосудных приговоров буржуазных судов в отношении трудящихся. К. в буржуазных государствах характеризуется исключительным формализмом и недоступностью для широких масс трудящихся. Так, кассационный суд ограничивается при рассмотрении дела лишь проверкой тех указаний на нарушения, которые сделал жалобщик; по своему почину суд не обращается к рассмотрению вопросов, не поставленных в жалобе; явная неполнота исследования дела судом первой инстанции, явная несправедливость приговора не являются основанием для отмены обжалованного решения. Жалоба на решение суда по гражданским делам должна составляться и подписываться адвокатом. Являясь недоступным барьером для неимущих тяжущихся или осуждённых, К. не препятствует кассационному суду войти в рассмотрение существа дела, когда такая задача выдвигается необходимостью отмены не угодного правительству приговора или интересами крупного капитала, представленными в гражданском деле дорого оплачиваемым адвокатом.

В России К. была введена судебной реформой 1864 г. как дополнительный к апелляции способ проверки судебных решений мировых судей и окружных судов без участия присяжных заседателей и как единственный способ проверки приговоров окружных судов с присяжными заседателями и судебных палат с сослозными представителями. Отмена Сенатом оправдательного приговора суда присяжных влекла за собой, как и отмена обвинительного приговора, новое рассмотрение дела. Известно, напр., с какой поспешностью Сенат отменил оправдательный приговор по делу Веры Засулич, несмотря на то, что в протесте прокурора были приведены лишь такие «нарушения процессуального закона», которые ранее Сенат всегда признавал несущественными.

Юридический словарь. — М.: Госюриздат . Главный редактор С.Н. Братусь и др. . 1953 .

Смотреть что такое «КАССАЦИЯ» в других словарях:

КАССАЦИЯ — 1) отмена судебного приговора. 2) прошение о кассации или кассационная жалоба. 3) вообще отмена чего либо. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. КАССАЦИЯ [лат. cassatio отмена, уничтожение] юр. пересмотр … Словарь иностранных слов русского языка

Кассация — (от средневекового лат. cassatio отмена, уничтожение) обжалование или опротестование в вышестоящий суд приговора (решения), не вступившего в законную силу. Кассационная инстанция не связана пределами жалобы или протеста и обязана проверить дело в … Политология. Словарь.

КАССАЦИЯ — (от средневекового лат. cassatio отмена уничтожение), обжалование или опротестование в вышестоящий суд приговора (решения), не вступившего в законную силу. Кассационная инстанция не связана пределами жалобы или протеста и обязана проверить дело в … Большой Энциклопедический словарь

КАССАЦИЯ — КАССАЦИЯ, кассации, жен. (лат. cassatio) (юр.). Отмена судебного приговора в высшей судебной инстанции. Кассация приговора. Подать (приговор) на кассацию (подать кассационную жалобу). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

КАССАЦИЯ — КАССАЦИЯ, и, жен. (спец.). Пересмотр или отмена не вступившего в законную силу судебного решения вышестоящей судебной инстанции по жалобе сторон или протесту прокурора. К. приговора. Подать на кассацию. • Кассация выборов отмена выборов в случае… … Толковый словарь Ожегова

КАССАЦИЯ — обжалование и опротестование в вышестоящий суд судебных решений, приговоров, не вступивших в законную силу. проверка вышестоящим судом законности и обоснованности решений и приговоров суда, не вступивших в законную силу, по имеющимся в деле и… … Финансовый словарь

кассация — опротестование, аннулирование, отмена, пересмотр Словарь русских синонимов. кассация сущ., кол во синонимов: 7 • аннулирование (8) • … Словарь синонимов

кассация — и, ж. cassation f. <ср. лат. cassatio отмена, уничтожение. 1. Обжалование и пересмотр судебного приговора в вышестоящей судебной инстанции. БАС 1. Большею частью <суд> постановлял такие решения, которые приводили за собой сначала… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

КАССАЦИЯ — (от лат. quasso разрушаю, разбиваю) 1) обжалование и опротестование в вышестоящий суд судебных решений, приговоров, не вступивших в законную силу; 2) проверка вышестоящим судом законности и обоснованности решений и приговоров суда, не вступивших… … Юридический словарь

Кассация — А. Прошение о пересмотре, обжаловании, опротестовании или отмене судебного решения. Б. Пересмотр, отмена судебного решения низшей инстанции вышестоящей инстанцией из за нарушения законов или несоблюдения правил судопроизводства. Словарь бизнес… … Словарь бизнес-терминов

КАССАЦИЯ — (немецкое Kassation), во 2 й половине 18 в. музыкальное произведение типа сюиты, исполняемое на открытом воздухе. Близка дивертисменту, серенаде (Й. Гайдн, В.А. Моцарт) … Современная энциклопедия

Советская кассация

1. Институт кассации, как одна из гарантий закон­ности в советском уголовном процессе, имеет особое зна­чение. Оно определяется тем, что предметом проверки в кассационном порядке является приговор.

Приговор представляет собой итог не только судебно­го разбирательства, но всего производства по делу. Поэтому законность и обоснованность приговора при правильном расследовании и рассмотрении дела постепен­но формируется в каждой стадии процесса. И, наоборот, нарушения, допущенные в предшествующих стадиях про­цесса, не всегда могут быть устранены в судебном разбирательстве, что может повлечь постановление неправо­судного приговора.

Поскольку правосудность приговора находится в зависимости от правильности действий, совершаемых органами расследования и судом, кассационная проверка не может быть ограничена лишь материалами судебного разбирательства; она должна охватывать все производство по делу, включая материалы предварительного расследования. Тем самым кассация становится одной из важных гарантий законности в уголовном процессе. Ибо она служит гарантией законности как деятельности суда, так и органов расследования [1] .

Важно отметить, что кассация гарантирует наиболее быстрое устранение нарушений закона, допущенных по данному делу, поскольку предметом проверки является приговор, не вступивший в законную силу.

Но не вступивший в законную силу приговор может быть проверен только по инициативе сторон, только при наличии кассационного протеста или кассационной жалобы. Однако это не умаляет значения рассматриваемого института. Вмешательство суда второй инстанции необ­ходимо, если есть основания сомневаться в правосудности постановленного приговора. Но если такие основания есть, стороны, как правило, приносят кассационный про­тест или кассационную жалобу, и суд второй инстанции приобретает право проверить постановленный приговор и принять необходимые меры, обеспечивающие соблюде­ние законности при расследовании и разрешении данного дела.

Важно отметить и другое.

Наличие у сторон права на обжалование (опротесто­вание) приговоров, несомненно, побуждает органы рас­следования и суд первой инстанции последовательно и тщательно исполнять требования закона. Поэтому и по тем делам, где стороны не требуют проверки приговора, институт кассации служит одной из гарантий законности.

Для того чтобы более полно раскрыть значение ин­ститута кассации как гарантии законности в советском уголовном процессе, необходимо рассмотреть конкретные задачи, которым служит этот институт. Каждая из этих задач — руководство судебной практикой, в процессе которой обеспечивается единое применение законов судами первой инстанции и органами расследования, гарантия прав и законных интересов личности в процессе, обеспечение правосудности приговоров — направлена на обеспечение строжайшей законности при расследовании и разрешении уголовных дел. Успешное разрешение всех этих задач делает советскую кассацию одной из существенных гарантий законности в советском уголовном про­цессе. Характер этих задач дает основание для вывода о том, что цель советской кассации — служить гарантией законности.

В числе задач советской кассации важное значение имеет руководство судебной деятельно­стью (судебной практикой), в значительной мере обеспечиваемое проверкой приговоров по кассационным про­тестам и жалобам. Рассмотрим эту задачу.

Для достижения цели деятельности каждого звена государственного управления должна быть не только да-

на правильная линия, но и обеспечена систематическая проверка исполнения. Поэтому судебная деятельность как одна из форм государственного управления невоз­можна без контроля и руководства. Учитывая, что на­правление судебной деятельности дано в законах, кото­рыми руководствуется суд при разрешении каждого де­ла, основным содержанием контроля и руководства в судебной области является обеспечение точного испол­нения норм права при разрешении конкретных дел, из которых и складывается судебная практика.

Для обеспечения правильного применения законов при разрешении конкретных уголовных дел, для осуще­ствления руководства судебной практикой, орган, осуществляющий руководство, должен иметь возможность изу­чить материалы данного уголовного дела, сопоставить с ними выводы приговора и дать указания, обеспечивающие правосудность приговора путем точного исполнения требований соответствующего закона. При этом должна быть гарантирована независимость судей.

Очевидно, что достижение этих целей административ­ными формами руководства обеспечено быть не может.

Руководство судебной практикой требует процессуальных форм. Одной из них является опреде­ление вышестоящего суда.

Кассационное определение суда второй инстанции является важной формой руководства судебной практи­кой, так как оно принимается на основе изучения материалов конкретного уголовного дела; в нем содержатся указания, связанные с расследованием и разрешением данного уголовного дела; эти указания суды второй инстанции вправе давать лишь в пределах, гарантирующих независимость судей; с помощью кассационных определе­ний меры, содействующие правильному разрешению данного судебного дела и, вместе с тем, обеспечивающие руководство деятельностью судов первой инстанции в це­лом, принимаются еще до вступления приговора в законную силу. Эти меры могут быть приняты практически по всем тем делам, по которым допущены существенные нарушения закона или правильность применения его по­рождает сомнения. Ибо при нарушении закона участни­ки процесса, интересы которых связаны с приговором, вправе требовать его проверки.

Все это дает основание утверждать, что кассацион­ное определение — важная форма руководства судебной деятельностью, важная форма обеспечения законности в уголовном процессе.

Суд второй инстанции при рассмотрении каждой жа­лобы и протеста преследует цель обеспечить законность и обоснованность приговора по данному делу. Однако было бы ошибочным значение кассационных определе­ний как формы руководства, как средства обеспечения законности в уголовном процессе ограничивать рамками того дела, в связи с которым оно постановлено. Если бы это было так, кассационные определения не имели бы такого большого значения в качестве формы руководства правосудием, которое им принадлежит в действительно­сти, задача руководства судебной практикой не была бы одной из основных задач института кассации.

Следователь и судьи, участвующие в расследовании или разрешении дела, по которому вынесено кассацион­ное определение, учитывают содержащиеся в нем указания и в своей последующей практике. Значение уже постановленного определения сохраняется тем самым и на будущее.

Читайте так же:  Доплата за вес багажа

Определения вышестоящих судов изучаются не толь­ко теми судебно-следственными работниками, к кому непосредственно относятся указания суда второй инстан­ции. Поэтому влияние кассационных определений выходит за пределы как того отдельного дела, в связи с кото­рым постановлено кассационное определение, так и того круга работников органов расследования и суда, в производстве которых было или будет данное дело. Именно поэтому кассационные определения являются важным средством руководства судебной и следственной практикой, а советская кассация — важной гарантией закон­ности в уголовном процессе.

Используя кассационные определения как форму ру­ководства, суды второй инстанции направляют деятель­ность судов первой инстанции, а также и соответствующих органов расследования по пути точного и единообразно­го применения норм права, гарантируют законность в со­ветском уголовном процессе.

Следует отметить, что руководство, осуществляемое судами второй инстанции, имеет важную особенность. Условием и обязательной предпосылкой его осуществле-

Руководство в любой области государственного управления возможно при определенных условиях. Преж­де всего, оно может обеспечить достижение поставленной цели, если осуществляется со знанием дела. Применитель­но к советской кассации это положение не только предъявляет высокие требования к кадрам вышестоящих судов. Оно требует, чтобы объем проверки , осуществляемой по кассационным жалобам и протестам, обеспечивал выявление всех допущенных по делу нарушений. Только при этом условии суд второй инстанции может дать разъяснения и принять решение, которое обеспечит правильное и единообразное применение закона при расследовании и разрешении уголовных дел.

Советская кассация полностью отвечает указанному требованию. Ее важнейшей чертой является всесторон-

ния является инициатива с т о р о н. Приговор мо­жет быть проверен судом второй инстанции, если прине­сена кассационная жалоба или протест. Принесение жа­лобы или протеста всегда влечет за собой проверку при­говора вышестоящим судом. Это обстоятельство имеет большое значение для обеспечения контроля и ру­ководства судебной практикой [2] .

Осуществление руководства судебной практикой су­дами второй инстанции на основе проверки приговоров но отдельным делам дает возможность в наибольшей ме­ре конкретизировать его [3] . Принимая кассаци­онные определения по каждому изученному делу, суд второй инстанции может раскрыть значение данной правовой нормы на материале конкретного дела;

ность и полнота проверки приговоров по жалобам и протестам сторон [4] .

Для осуществления руководства государственный ор­ган должен обладать правом принимать практические меры, обеспечивающие устранение выявленных недостатков. Вместе с тем он должен иметь возможность выразить свое отношение к решениям, которые он признает правиль­ными. Применительно к советской кассации это означа­ет, что суды второй инстанции должны иметь право при­нять такое решение, которое в каждом конкретном слу­чае поможет устранению выявленного недостатка, предотвратит нарушение закона в будущей деятельности данного суда или следователя и обеспечит единообразное применение закона при расследовании и разрешении уголовных дел.

Советская кассация отвечает и этому требованию. Ибо одной из ее характерных черт является широта полномо­чий суда второй инстанции, который вправе приговор ос­тавить в силе, отменить его и передать дело на новое рас­смотрение, отменить приговор и дело прекратить, а также изменить приговор. При этом каждое решение суда второй инстанции должно быть мотивировано [5] .

Условием осуществления руководства в любой обла­сти государственного управления является также предо­ставление всем заинтересованным организациям и лицам возможности обжаловать любое незаконное действие.

И этому требованию советская кассация полностью отвечает. Все субъекты процесса, интересы которых непосредственно связаны с приговором, имеют право его обжаловать по мотивам его незаконности и необосно­ванности. Принесение жалобы, независимо от ее формы и изложенных в ней доводов, обязывает суд второй ин­станции проверить обжалованный или опротестованный приговор [6] .

Сказанное приводит к выводу, что советская кассация практически может служить средством руководства судебной практикой и служит им. Поэтому вполне обо­снованно судам второй инстанции предъявляется требова-

ние отвечать за качество всей судебной работы в районе деятельности данного вышестоящего суда [7] .

Именно потому, что суды второй инстанции руководят судебной практикой, «. проверка законности и обосно­ванности приговора имеет важнейшее политическое значе­ние в деле обеспечения надлежащего осуществления советского правосудия судами первой инстанции. » [8] .

Важное значение суда второй инстанции как органа контроля и руководства судебной практикой было при­знано в первые же годы существования Советской власти.

Так, в 1919 году в связи с принятием Положения о на­родном суде от 30 июня 1918 г., которым были укрупне­ны кассационные центры, в качестве положительной сто­роны этого решения Нарком юстиции РСФСР т. Кур­ский отметил, что, создав «. незначительное количество кассационных судов, мы можем объединить контроль и практику судопроизводства» [9] .

В 1935 году председатель ЦИК СССР М.И.Калинин указал на необходимость обратить «. особое внимание на качество работы кассационно-надзорных инстанций как основного органа по руководству, проверке и испра­влению ошибок низовых судебных органов» [10] .

Осуществляя руководство судебной практикой, суды второй инстанции обеспечивают единое понима­ние и применение норм права при разрешении уголовных дел.

В своей повседневной деятельности суд применяет нормы права к отдельным событиям, составляющим пред­мет судебного разбирательства. Но закон выражает общее, присущее ряду явлений. Жизнь всегда многогран­нее этого общего; конкретные события являются бо­лее сложными, чем общее, объединяющее их и выражен­ное в законе. Это порождает опасность разноречивого применения единой правовой нормы. Единство судебной практики немыслимо, если единые требования закона по-разному применяются при разрешении конкретных

судебных дел. А без единства судебной практики невозможен твердый правопорядок в государстве, недостижим режим законности.

Для обеспечения единства судебной практики необходи­мо, чтобы нормы права правильно, в соответствии с их подлинным содержанием, применялись при рассле­довании и разрешении каждого уголовного дела. В раз­решении этой задачи важная роль принадлежит судам второй инстанции, которые в своих определениях дают указания о правильной квалификации, о применении наказания в соответствии с требованиями закона о долж­ном понимании и применении норм процессуального права.

Каждое отдельное кассационное определение, содей­ствуя правильному применению норм права по конкрет­ному делу, тем самым способствует единству судебной практики. Ибо е д и н с т в о судебной практики выра­жается именно в правильном применении требова­ний закона по каждому конкретному делу.

Но этим не исчерпывается значение института касса­ции в обеспечении единства судебной практики.

Применение права — процесс творческий. Основа его — социалистическое правосознание — гарантирует от формализма при исполнении требований закона и вместе с тем обеспечивает применение правовых норм в соответствии с их подлинным содержанием, обе­спечивает единое исполнение велений закона [11] .

Несомненно, что уровень правосознания работников следствия и суда имеет решающее значение для единого применения законов при расследовании и разрешении

Значение института кассации в обеспечении законно­сти тем и определяется, что суды второй инстанции не только помогают должному исполнению требований закона по тому или иному отдельному делу, но они активно содействуют росту правосознания судебно-следственных работников, раскрывая в своих опреде­лениях на примере конкретного материала судебных дел подлинный смысл и значение правовых норм.

Способствуя повышению уровня правосознания, суды второй инстанции тем самым содействуют единому приме­нению норм права органами суда и расследования, га­рантируют режим законности в советском уголовном про­цессе.

Но обеспечить единство следственной и судебной практики суды второй инстанции могут при условии едино­образия кассационной практики. Это возлагает на суды второй инстанции обязанность образцово соблюдать зако­ны, поскольку единообразие кассационной практики мо­жет быть достигнуто только на основе тщательного ис­полнения закона судами второй инстанции. В своем по­становлении от 1 декабря 1950 г. Пленум Верховного Суда СССР указал, что задача «. обеспечения надлежащего осуществления советского правосудия судами первой ин­станции. возлагает на вышестоящие суды большую от­ветственность, требуя от них вынесения правильного, ос­нованного на законе и мотивированного определения по каждому делу».

Какими путями и средствами координации деятельности кассационных инстанций располагает советский уго­ловный процесс и действующая судебная система? Достаточны ли они?

Среди существующих средств координации кассацион­ной практики прежде всего следует отметить деятельность Пленума Верховного Суда СССР, которому принадлежит право давать руководящие разъяснения по вопросам судебной практики. Используя это право, Пленум имеет возможность реагировать на встречающиеся в решениях судов второй инстанции разноречия и устранять их. Так, кассационной практикой долгое время по-разному решался вопрос о праве гражданского истца на обжалование оправдательного приговора. 22 мая 1941 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление «Об отсутствии у гражданского истца права на обжалование оправдательного приговора» и тем самым придал кассационной практике единое направление в решении данного вопроса. Постановлением Пленума от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке» был решен спорный вопрос о праве суда второй инстанции на оценку доказательств.

Значение руководящих указаний Пленума для обеспе­чения единства кассационной практики не ограничивает­ся теми из них, которые прямо обращены к судам вто­рой инстанции. Все руководящие указания Пленума обя­зательны как для судов первой, так и для судов второй инстанции. Решая в своих определениях вопросы, связан­ные с квалификацией действий подсудимого, с примене­нием наказания и т.п., суды второй инстанции учиты­ваются соответствующими указаниями Пленума. Посколь­ку эти указания даются на основе обобщения судебной практики [12] , применение их судами второй инстанции яв­ляется действенным средством обеспечения единства кассационной практики.

Несомненно, что проверка определений судов второй инстанции по протестам в порядке надзора также являет­ся одним из важных средств координации деятельности этих судов.

Успешному разрешению задачи по обеспечению един­ства кассационной практики содействует систематическое обобщение судебной практики Верховным Судом СССР и министерствами юстиции союзных республик.

Существующие пути и методы координации кассаци­онной практики могут обеспечить ее единство. А это имеет важное значение для единства судебной и следственной практики в целом.

Подчеркивая всю важность задачи советской касса­ции по руководству судебной деятельностью, которая со­действует единому применению закона судами первой инстанции и органами расследования, мы ни в коей мере не умаляем значения данного института как существенной гарантии прав личности в процессе .

Наоборот, руководство судебной практикой, осущест­вляемое судами второй инстанции, обеспечивает реаль­ность прав личности в уголовном процессе, поскольку важнейшим требованием социалистической законности является неуклонное соблюдение прав граждан.

Осуществляя руководство в целях обеспечения закон­ности при расследовании и разрешении уголовных дел, суды второй инстанции в центре внимания ставят соблю-

дение прав и законных интересов граждан, участвующих а процессе. С этой точки зрения советская кассация является гарантией не только прав подсудимого и дру­гих сторон, но гарантией именно прав личности, незави­симо от того, в каком процессуальном качестве данное лицо выступает. Особое значение кассация имеет как гарантия прав подсудимого и других сторон, поскольку подсудимому и другим сторонам предостав­лено право требовать проверки не вступившего в закон­ную силу приговора судом второй инстанции. Это требо­вание обязательно для вышестоящего суда. По каждому кассационному протесту и жалобе, поданной надлежа­щим лицом в установленный срок, приговор должен быть проверен. Важно отметить, что кассационная жалоба мо­жет быть подана как на нарушение закона, так и на неправильность приговора по существу. При этом не уста­новлена обязательная форма жалобы. Все это делает советскую кассацию одной из существенных гарантий законных интересов и прав подсудимого и других сторон.

Таким образом, значение советской кассации как га­рантии законности в процессе определяется также и тем, что одной из ее непосредственных задач является обеспечение прав личности в процессе, обеспечение неуклонного соблюдения права обвиняемого на защиту.

Рассмотренные выше задачи кассации разрешаются су­дом второй инстанции на основе проверки правосудности обжалованных (и опротестованных) приговоров. Гарантия законности и обоснованности не вступивших в законную силу приговоров — непосредственная задача института кассации.

Характер задач, разрешаемых советской кассацией, свидетельствует о том, что данный институт служит це­лям обеспечения законности в процессе расследования и разрешения уголовных дел.

2. Для правильного понимания места и значения кас­сации в советском уголовном процессе должно быть от­мечено, что право на обжалование присуще отнюдь не только процессу. Советскому государственному управле­нию в целом присуща подлинная свобода обжалования незаконных действий и актов как метод контроля масс за деятельностью аппарата управления. Право сторон на об­жалование приговоров есть проявление общего в частном, «ибо судебная деятельность есть одна из функций

государственного управления» [13] . Право критики гражданами незаконных действий органов управления в области уголовного процесса находит, в частности, выражение в праве сторон на обжалование приговоров.

Вместе с тем в советском уголовном процессе не толь­ко приговор может быть обжалован. Незаконное действие любого органа дознания, следствия, прокуратуры и суда может быть обжаловано каждым из заинтересованных лиц.

Право на жалобу неразрывно связано с принципом законности. Эта связь была подчеркнута еще VI Всероссийским Чрезвычайным Съездом Советов в постановле­нии «О точном соблюдении законов», в котором сказано: «Вменить в обязанность всем должностным лицам и со­ветским учреждениям по требованию любого гражданина. Республики, желающего обжаловать их действия, воло­киту или чинимые ему в его законных притязаниях за­труднения, составление соответствующего краткого протокола» [14] и немедленную передачу копии его соответст­вующему вышестоящему учреждению.

Придавая исключительное значение укреплению со­циалистической законности, В. И. Ленин указывал на необходимость «обязательно приучить население к тому, что дельные жалобы имеют серьезное значение и приводят к серьезным результатам» [15] .

Дельные жалобы, сигнализируя о нарушениях за­кона, являются важным средством укрепления законно­сти. Это обязывает членов судов второй инстанции к са­мому внимательному изучению доводов кассационных жа­лоб и протестов. Изучение кассационных жалоб и про­верка не вступивших в законную силу приговоров слу­жит средством обнаружения и устранения недостатков в деятельности суда и органов расследования, средством укрепления законности в деятельности этих органов.

Будучи связано с общим правом граждан на жалобу, право на обжалование приговоров имеет ряд особенно­стей. Эти особенности заложены в специфике обществен­ных отношений, регулируемых нормами уголовно-процессуального права. К их числу относятся: особый предмет кассационной жалобы (или протеста) — приговор, осо-

Читайте так же:  Взыскание долга по договору подряда иск

бые процессуальные формы, в которых реализуется это право и проводится проверка, тщательность правовой регламентации последствий, которые может повлечь за собой обжалование и опротестование, точное указание в законе круга лиц, пользующихся правом на обжалование приговоров.

3. Проверка приговоров по жалобам сторон — одна из стадий советского уголовного процесса. Как часть це­лого она основана на принципах советского уголов­ного процесса.

В полной мере реализуется в стадии кассационной проверки приговоров принцип независимости судей и под­чинения; их только закону. Суть этого принципа ясно вы­ражена в самой формулировке ст. 112 Конституции СССР. Судьи при разрешении вопросов, связанных с кон­кретным уголовным делом, подчиняются только закону.

В силу различия задач, стоящих перед судом первой и второй инстанций, различны и их полномочия. Но при­нимая решения в пределах прав, предоставленных им за­коном, суды второй инстанции независимы. В связи с этим вызывает сомнение правильность указания Пленума Верховного Суда СССР о том, что при наличии протеста прокурора приговор может быть отменен за мягкостью наказания при условии принесения протеста именно по этому основанию [16] . Принять эти положения —значит до­пустить возможность стеснения внутреннего убеждения судей мнением прокурора, изложенным в протесте. Ибо в связи с указанием Пленума суд второй инстанции, убедившись, что опротестованный приговор чрезмерно мягок, не может его исправить, если только и прокурор, принесший протест, не разделяет этого убеждения.

Принцип ведения судопроизводства на языке союзной или автономной республики, или автономной области с обеспечением для лиц, не владеющих этим языком, пол­ного ознакомления с материалами дела через перевод­чика, а также права выступать на суде на родном языке,

гласность судебных заседаний, обеспечение обвиняемому права на защиту — находят свою реализацию в стадии кассационного разбирательства.

В соответствии с задачами рассматриваемой стадии процесса в суде второй инстанции право обвиняемого на защиту находит выражение в ряде конкретных прав: под­судимый имеет право присутствовать в суде второй ин­станции как в случае рассмотрения поданной им касса­ционной жалобы, так и при проверке приговора по про­тесту прокурора или по жалобам других сторон; он впра­ве давать объяснения суду, заявлять отвод судьям, проку­рору и переводчику, вправе представлять новые материалы, вправе представить дополнительную жалобу и объ­яснения на кассационные жалобы других сторон, а так­же на протест прокурора.

Дополнительные жалобы и письменные объяснения стороны на кассационные жалобы (и протест) других сторон должны помочь углубленной и всесторонней про­верке приговора. Поэтому суд, проверяющий приговор, должен иметь возможность ознакомиться с этими мате­риалами до начала судебного заседания. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР такую возможность не гаран­тирует, допуская реализацию указанного права в ходе заседания суда второй инстанции, до заключения прокуро­ра (примечание к ст. 410 УПК РСФСР [17] ). В связи с этим мы разделяем мнение проф. М.М.Гродзинского о необ­ходимости установить, что подача дополнительного про­теста и жалобы допустима во всяком случае до дня, на­значенного для рассмотрения дела в суде второй инстанции. [18]

Права, предоставленные подсудимому в суде второй инстанции, обеспечивают защиту его интересов. Однако мы полагаем, что институт обязательной защиты должен быть введен в суде второй инстанции [19] .

Основания, в силу которых признается необходимым участие защитника в суде первой инстанции, можно раз-

бить на две группы. К первой из них относятся случаи, когда особые качества подсудимого (физические недо­статки или несовершеннолетие) порождают сомнение в его способности должным образом организовать свою защиту.

Но если признано, что особые качества субъекта могут помешать ему самому защищать свои интересы в суде первой инстанции, нет никаких оснований пола­гать, что эти качества (например, несовершенноле­тие) не будут препятствовать подсудимому защищать свои интересы в суде второй инстанции. Поэтому в силу этих же причин должно быть признано обязатель­ным участие защитника в суде второй инстанции по де­лам о несовершеннолетних и лицах, лишенных в силу фи­зических недостатков способности правильно восприни­мать те или другие явления.

Вместе с тем в целях гарантии законных интересов подсудимого следует признать обязательным участие за­щитника в суде второй инстанции, если об этом ходатай­ствует подсудимый [20] . Возможность и своевременность воз­буждения подсудимым такого ходатайства могут быть обеспечены обязательным разъяснением подсудимому данного права одновременно с разъяснением ему в суде первой инстанции права на обжалование приговора.

В целях более полной реализации принципа обеспече­ния обвиняемому права на защиту следует улучшить си­стему извещения сторон о дне рассмотрения кассацион­ной жалобы или протеста [21] . Только оповещение повестками

с указанием дня и часа рассмотрения жалобы или про­теста может действительно обеспечить своевременное извещение сторон.

Участие в заседании суда второй инстанции является важной гарантией не только права обвиняемого на за­щиту, но и гарантией законных интересов каждого из участников процесса, пользующихся правом на обжалова­ние приговоров. Поэтому о дне заседания должны опове­щаться все стороны, обжаловавшие и необжаловавшие приговор. Указание Пленума Верховного Суда СССР о том, что «При подаче кассационного протеста суд обязан поставить об этом в известность подсудимого. » вызывает возражение именно потому, что эту обязанность вышестоящего суда Пленум ограничивает только подсудимым [22] .

Неявка сторон [23] , своевременно извещенных, а также неразысканных, не препятствует рассмотрению дела су­дом второй инстанции. Однако в законе нельзя ограничиться закреплением только этого положения.

В числе лиц, пользующихся правом принимать уча­стие, в заседании суда второй инстанции, особое поло­жение занимает подсудимый. Приговор, проверка кото­рого составляет предмет деятельности суда второй ин­станции, постановлен в связи с действиями подсудимого и весь в целом относится к нему. Поэтому, в какой бы части и по каким бы мотивам ни был обжалован при­говор [24] , кассационная жалоба или протест всегда затра­гивают интересы подсудимого.

Кроме того, подсудимый знает об обстоятельствах данного дела и лично присутствует в большинстве случа­ев в суде при решении дела по существу. Его участие в заседании суда второй инстанции может в связи с этим помочь проверке законности и обоснованности поста­новленного приговора.

В силу изложенного представляется, что нельзя при­знать правильным единое решение о последствиях неявки в суд второй инстанции любой из сторон. Было

бы правильным признать, что неявка подсудимого, явка которого была признана необходимой судом второй инстанции, должна обязательно влечь за собой отложе­ние судебного заседания.

В полной мере в стадии проверки приговоров по жалобам и протестам сторон реализуется принцип выбор­ности судей и принцип единого и равного суда для всех граждан.

Статья 103 Конституции СССР закрепляет принцип осуществления правосудия с участием народных заседа­телей, кроме случаев, специально предусмотренных законом. К числу этих случаев Закон о судоустройстве СССР , союзных и автономных республик относит дея­тельность судов второй инстанции (ст. 35). Такое реше­ние определяется самим характером деятельности этих судов, которые проверяют правосудность обжалованного приговора, но не решают дела по существу.

Следует вместе с тем отметить, что деятельность судов второй инстанции является серьезной гарантией Принципа участия народных заседателей в осуществле­нии правосудия. Нарушение этого принципа, в какой бы форме оно ни выразилось, влечет отмену обжалованного приговора судом второй инстанции.

Одним из основных начал советского уголовного про­веса является состязательность.

Состязательность есть такое построение процесса, кото poe гарантирует участникам процесса, чьи законные интересы связаны с его определенным исходом, возможность отстаивать свою точку зрения; с этой целью им предоставлены необходимые права, используя которые, они могут влиять на ход и исход процесса; эти права названных участников процесса равны, и они несут, равную обязанность подчиняться распоряжениям суда; суду в ходе всего судебного заседания принадлежит руководящая роль и на него возложена обязанность направ­лять судебное заседание в сторону установления истины [25] .

Для состязательности характерно участие в процессе Объектов, каждый из которых защищает определенный,

и в этом смысле свой интерес; для защиты этого инте­реса каждый из них пользуется необходимыми правами ; права названных участников процесса равны, и они несут равную обязанность подчиняться суду, занимающему руководящее, решающее положение.

Эти элементы находят реализацию и в стадии касса­ционного разбирательства.

В стадии кассационного разбирательства прокурор, обвинитель по делам так называемого «частного» обви­нения, подсудимый и его защитник, гражданский истец, гражданский ответчик и представители их интересов пре­следуют определенную цель, которая выражает интересы данного участника процесса. Само обжалование, при­говора есть не что иное, как продолжение защиты в новых процессуальных формах тех интересов, для защиты кото­рых данный субъект вступил в процесс [26] и совершил необ­ходимые действия в суде первой инстанции. Подсудимый, принося кассационную жалобу, добивается смягчения наказания, оправдания — всегда в своих интересах.

Гражданский истец обжалованием приговора стремится, например, добиться удовлетворения иска в определенных размерах. Независимо от конкретных мотивов граждан­ский истец обжалованием приговора стремится защищать свои законные интересы.

Прокурор, участвуя в процессе, осуществляет надзор за законностью. Эта цель стоит только перед прокурором. В этом смысле и прокурор принесением, протеста незави­симо от его мотивов защищает свой интерес, так как протест есть форма разрешения той задачи, которая воз­ложена на прокурора.

Для отстаивания интересов, защищаемых субъектами кассационного обжалования, каждый из них в суде вто­рой инстанции пользуется необходимыми пра­вами . Они вправе присутствовать в судебном заседа­нии при проверке обжалованного (или опротестован­ного) приговора, давать объяснения, представлять новые материалы и т.д.

Интересы субъектов права на обжалование и опро­тестование приговоров, как правило, различны. Но для отстаивания этих интересов каждый из них пользуется в суде второй инстанции равными процессуальными правами.

Вместе с тем они несут равную обязанность подчиняться суду и установленной процедуре. В стадии кассационного разбирательства суду принадлежит р е ш а ю щ а я, руководящая роль.

Все это дает основание сделать вывод о состязатель­ном характере разбирательства в суде второй инстанции. Проф. М.А.Чельцов полагает, что состязательность в суде второй инстанции существенно подрывается реви­зионным началом — обязанностью суда каждый раз про­таять приговор в полном объеме, не ограничиваясь доводами и требованиями кассационной жалобы или протеста [27] . Против этого утверждения выступил проф.Н.Н.Полянский, который вполне обоснованно подчерк­нул, что связанность суда требованиями сторон характерна для состязательности в буржуазном уголовном процес-

се [28] . В советском же уголовном процессе важнейшим элементом состязательности является активная деятель­ность суда, которого закон обязывает направлять дело в сторону, наиболее способствующую установлению исти­ны. Одним из конкретных выражений этой обязанности является обязанность суда второй инстанции проверить приговор в полном объеме, не ограничиваясь требова­ниями сторон (ревизионное начало).

К сказанному о состязательности кассационного раз­бирательства необходимо добавить и следующее.

В суде первой инстанции прокурор имеет право отка­заться от обвинения. Это не порождает сомнений в том, что отказ от обвинения не лишает стадию судебного раз­бирательства состязательного характера. Точно так же заключение прокурора, данное в пользу подсудимого, не лишает состязательности разбирательство в суде второй инстанции. Ибо состязательность определяется не той по­зицией, которую займет сторона в данном, конкретном случае; состязательным является процесс не только тогда, когда позиции сторон фактически противоположны. Со­стязательность есть категория правовая; она существует там, где закрепленный юридически , нормами права порядок отношений суда и сторон дает каждой из них достаточные и равные права на отстаивание своей точки зрения, и при этом возможность использования этих прав реальна, гарантирована. Состязательность заложена в самом построении процесса. Поэтому та позиция, которую займет сторона в данном, конкретном процессе, не может лишить его состязательного характера.

Продолжая рассмотрение вопроса о реализации основ­ных начал советского уголовного процесса в стадии кас­сационного разбирательства, необходимо остановиться на непосредственности.

Проверка законности и обоснованности приговора при условии, что одновременно с проверкой суд не решает де­ла по существу не требует того, чтобы суд сам допрашивал свидетелей, экспертов и т. д. Поэтому непосредствен­ность не является условием деятельности суда второй инстанции. Вместе с тем деятельность суда второй инстан­ции не лишена вообще непосредственности, ибо суд впра-

ве, например, лично осмотреть приобщенные веществен­ные доказательства.

В тесной связи с непосредственностью находится устность процесса.

При проверке законности и обоснованности обжало­ванного приговора явка сторон не обязательна. От ус­мотрения стороны зависит ограничиться в защите своих интересов принесением жалобы, а также письменными объяснениями на жалобу или протест другой стороны. В соответствии с задачами суда второй инстанции, кото­рый не решает дел, при рассмотрении кассационных жа­лоб и, протестов свидетели и эксперты не вызываются. Вопрос о законности и обоснованности приговора реша­ется на основе изучения составом суда материалов дела, заслушивания в судебном заседании доклада одного из членов суда, заключения прокурора и объяснений явив­шихся сторон. Все это свидетельствует о том, что в ста­дии проверки приговоров, не вступивших в законную силу, начало устности не находит последовательной реализации.

4. Задачи, которым служит правовой институт, и принципы, на которых он основан, определяются его классовой природой .

Задачи советской кассации и принципы, на которых она основана, определяют ее как институт нового типа, принципиально отличный от внешне сходных институтов пересмотра приговоров буржуазного уголовного процес­са, поскольку задачи советской кассации направлены на укрепление социалистической законности в советском уголовном процессе. Гарантируя правосудность пригово­ров, обеспечивая строжайшую законность при расследовании и разрешении уголовных дел, советская кассация тем самым содействует успешному разрешению задач социалистического правосудия — охране общественного и государственного устройства СССР, социалистической собственности, охране прав и законных интересов совет­ских граждан, а также государственных учреждений и общественных организаций. В противоположность этому кассация, апелляция и ревизия как институты уголовного процесса буржуазных государств содействуют охране капиталистической системы хозяйства и частной собственности.

Задачи советской кассации определяют ее характер-

ные черты: проверка приговоров по кассационным жало­бам и протестам осуществляется всесторонне и в полном объеме на основе имеющихся в деле и новых, представ­ленных сторонами материалов: суд второй инстанции об­ладает широкими полномочиями; законные интересы подсудимого охраняются недопущением отягчения его положения в результате принесения им жалобы на приговор.

Читайте так же:  Трудовой договор по совместительству образец 2019 год

В работе проф. М.М.Гродзинского «Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе» делается вывод о том, что «черты советской кассации определяют ее как совершенно новый, специфичный для советского уголовного процесса пересмотр приговоров, принципиально отличный от пересмотра приговоров в буржуазном уголовном процессе» (стр. 17).

Вывод о принципиальной противоположности совет­ской кассации институтам проверки приговоров буржу­азного уголовного процесса бесспорен. Действительно, различие названных институтов проявляется в характерных, существенных чертах советского процессуального института. Но существенные черты — лишь проявле­ние принципиальной противоположности. Характерные черты советской кассации предопределены задачами данного института и советского уголовного процесса в це­лом. Поэтому, на наш взгляд, делая вывод о принципиаль­ной противоположности рассматриваемых институтов, нельзя ограничиться указанием наиболее существенных черт советской кассации. Прежде всего необходимо под­черкнуть классовую противоположность задач обжалования (опротестования) и проверки не вступивших в законную силу приговоров в советском уго­ловном процессе и апелляции, кассации, ревизии в бур­жуазном уголовном процессе.

В советской процессуальной литературе были попыт­ки рассматривать созданный в советском уголовном про­цессе порядок обжалования не вступивших в законную си­лу приговоров как институт, аналогичный буржуазной кассации. Так, один из докладчиков при обсуждении про­екта Гражданского процессуального кодекса утверждал, что «Вышестоящая инстанция существа дела не касается. Она может только решать, нарушен закон или нет» [29] .

Ошибочное понимание природы советской кассации нашло отражение и в процессуальном законодательстве. В ст. 349 УПК РСФСР сказано, что жалобы на приговоры могут быть принесены «исключительно по поводу фор­мального нарушения прав и интересов данной стороны. и не могут касаться существа приговора» [30] .

Поводом для приведенных утверждений послужило указание декрета СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. о не­допущении апелляционного обжалования (ст. 6) и вместе с тем о возможности принесения на приговоры кассацион­ных жалоб. Однако декрет о суде № 1 отнюдь не шел по пути упразднения одного из порядков проверки пригово­ров буржуазного уголовного процесса (апелляции) и со­хранения другого (кассации). Суть приведенных указа­ний декрета № 1 в том, что создавалась простая и доступ­ная населению судебная система. Это требовало сосредо­точения решения дел по существу только в одной инстан­ции.

Развитие советского уголовного процесса — законода­тельства и практики — со всей очевидностью показало полнейшую несостоятельность отождествления обжалова­ния не вступивших в законную силу приговоров в совет­ском уголовном процессе с буржуазной кассацией. Так, первый же декрет о суде (24 ноября 1917 г.), не обрисовывая конкретного содержания института кассации, до­статочно ясно показал, что допущение кассационного об­жалования не является восстановлением старой, буржу­азной кассации, так как была предусмотрена децентрали­зация кассационных инстанций. Для буржуазного же процесса характерно сосредоточение кассационных функций п одном судебном органе.

По главное не в этом. Главное — в закрепленном де­кретом положении о том, что суды руководствуются своей революционной совестью и революционным правосоз-

нанием. Это в полной мере относилось и к деятельности судов второй инстанции. Судьи руководствовались рево­люционным правосознанием, потому что перед ними стоя­ли совершенно новые задачи , направленные на уничтожение капиталистического базиса и надстройки и на укрепление нового, социалистического базиса и над­стройки. Это определяло новое содержание судебной деятельности.

Новое содержание судебной деятельности сломало старые процессуальные формы, которые служили интере­сам свергнутых эксплуататорских классов, и вызвало к жизни совершенно новые процессуальные формы и инсти­туты, в их числе советскую кассацию.

Созданный в советском уголовном процессе порядок обжалования и проверки приговоров, не вступивших в за­конную силу, по своим задачам и определяемым ими чер­там, качественно отличен от проверки приговоров буржу­азного уголовного процесса. Уместно ли в связи с этим именовать этот советский процессуальный институт кас­сацией? Поставленный вопрос спорен [31] .

Основным аргументом противников сохранения в со­ветском уголовном процессе термина «кассация» является наличие в буржуазном уголовном процессе одноименного института, который неприемлем для нашего процесса. Как довод против сохранения термина «кассация» указывает­ся, что это понятие заимствовано из буржуазного процесса.

Почти сорокалетнее развитие теории и практики со­ветского уголовного процесса со всей очевидностью доказало, что в советском процессе создан совершенно новый порядок проверки не вступивших в законную силу при-

говоров. Именуя этот институт кассацией, мы имеем в ви­ду н о в ы й порядок проверки не вступивших в законную силу приговоров по жалобам и протестам сторон, который качественно отличен от кассации капиталистических госу­дарств. Именно поэтому нам представляется неправиль­ным, когда в качестве довода неприемлемости термина «кассация» в советском уголовном процессе анализирует­ся советский институт обжалования приговоров, а затем легко и убедительно показывается его отличие от кассации буржуазного уголовного процесса.

То, что наш институт обжалования приговоров не укладывается в рамки буржуазной кассации, не доказа­тельство неприемлемости этого термина. Ибо различие нашего порядка обжалования и проверки не вступивших в законную силу приговоров и буржуазной кассации столь велико и очевидно, что само это наименование в наших условиях приобрело иной смысл. Говоря «кассация», мы имеем в виду именно наш, новый, подлинно демократиче­ский институт проверки приговоров по жалобам и проте­стам сторон.

Если и был смысл отказаться от слова «кассация» в первые годы формирования и развития советского уго­ловного-процесса, когда еще слишком свежи были воспо­минания о буржуазном уголовном процессе, то сейчас та­кой необходимости нет.

5. Советская кассация является частью единого цело­го, одним из институтов советского уголовного процесса. Это делает необходимым рассмотреть процессуальную природу данного института, которая определяется его предметом и задачами.

Советская кассация представляет собой вид судебной деятельности, предметом которой является приговор, не вступивший в законную силу, его проверка. Это отличает стадию кассационного производства от пересмотра при­говоров в порядке надзора, предметом которого является приговор, вступивший в законную силу.

Предмет проверки определяет и все иные различия кассации и надзора, которые относятся к кругу лиц, име­ющих право требовать проверки приговора, и к кругу судебных органов, полномочных проверить приговор и при­нять необходимое решение.

Вместе с тем именно потому, что предметом проверки н кассационном порядке и в порядке надзора является

один и тот же процессуальный акт — приговор — цели и задачи этих стадий едины. Это определяет и единство оснований, наличие которых дает право отменить при­говор или изменить его как в кассационном, так и в над­зорном порядке.

Предмет кассационной проверки приговоров отграни­чивает ее и от так называемого частного обжалования.

В порядке частного обжалования (опротестования) мо­жет быть проверено не вступившее в законную силу определение суда первой инстанции, которое принимается по вопросам, связанным с рассматриваемым уго­ловным делом. Поэтому частное обжалование может обес­печить проверку правильности решения лишь отдельного вопроса. Кассационное же обжалование приговоров дает возможность контролировать законность всего производ­ства по делу, ибо решение о виновности, принимаемое в приговоре, всегда подводит итог всему производству по делу.

С предметом советской кассации связаны ее зада­чи . Советская кассация призвана обеспечить законность и обоснованность обжалованных и опротестованных при­говоров.

Задачи кассации отграничивают ее от стадии судеб­ного разбирательства. В судебном разбирательстве ре­шается вопрос о виновности преданных суду лиц и мерах наказания, если виновность признается доказанной. Ре­шение по этим вопросам излагается судом в приговоре. Правильность же приговора при наличии кассационной жалобы или протеста проверяется судом второй инстан­ции.

Различие задач судебного разбирательства и касса­ционного производства определяет различие процессуаль­ных условий деятельности суда первой и второй инстан­ций и различие полномочий этих судов. Так, по касса­ционной жалобе или протесту не могут быть установлены новые факты по делу, не может быть решен вопрос о ви­новности преданных суду лиц.

Задачи советской кассации определяют полномочия суда второй инстанции и все характерные черты этого процессуального института.

Именно поэтому каждая из черт советской кассации не представляет собой чего-либо случайного. Все они пред-

определены задачами кассации, и каждая из них необхо­дима для того, чтобы они могли быть разрешены.

Следовательно, для того, чтобы показать, что совет­ская кассация обеспечивает достижение стоящих перед ней задач, служит гарантией правосудности приговоров и тем самым является гарантией законности в уголовном процессе, необходимо рассмотреть ее основные, характер­ные черты. Этому и посвящены последующие главы работы [32] .

[1] Эта особенность присуща и проверке приговоров в порядке надзора.

[2] О деволютивном обжаловании см. М.А.Чельцов, Советский уголовный процесс, Госюриздат, 1951.

[3] Это отличает руководство, осуществляемое с помощью касса­ционных (и надзорных) определений, от руководства, осуществля­емого с помощью постановлений Пленума Верховного Суда СССР, в которых содержатся руководящие указания, данные на основе обобщения судебной практики и поэтому всегда имеющие общий характер.

[4] Подробнее об этот см. в гл. III.

[5] Подробнее об этом см. в гл. IV.

[6] О свободе обжалования и праве сторон обжаловать незакон­ность приговора и его необоснованность см. гл. II и IV .

[7] См. об этом М.Хмелинин, Вышестоящий суд отвечает за качество работы народных судов, «Социалистическая законность» 1951 г. № 3.

[8] Пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1950 г.

[9] «Пролетарская революция и право» 1919 г., стр. 18.

[10] «Советская юстиция» ,1936 г. № 1, стр. 7—8.

[11] О роли правосознания см. А.Я.Вышинский, Теория су­дебных доказательств в советском праве, Госюриздат, 1950; А.Н.Трайнин, Социалистическая законность и социалистиче­ское правосознание, «Социалистическая законность» 1954 г. № 7.

[12] В положении о Верховном Суде СССР сказано, что Пленум Верховного Суда СССР «. дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства при рассмотрении судебных дел» (п. «в» ст. 9).

[13] В.И.Ленин. Соч., т. 27, стр. 237.

[14] СУ РСФСР 1918 г. № 90, ст. 908.

[15] Ленинский сборник, XXI, стр. 227.

[16] См., например, постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 мая 1941 г. и от 10 февраля 1940 г. В последнем из них прямо сказано, что «если вышестоящий суд придет к выводу о мягкости наказания, назначенного приговором, не опротестован­ным по этому основанию прокурором, этот суд не может отменить приговор по мотивам мягкости наказания». «Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924—1951 гг.», Госюриздат, 1952, стр. 110.

[17] При ссылках на статьи УПК РСФСР следует иметь в виду и соответствующие статьи УПК других союзных республик.

[18] М.М.Гродзинский, Вопросы кассационного пересмот­ра приговоров в связи с проектом УПК СССР, «Социалистическая законность» 1954 г. № 10, стр. 8.

[19] Следует отметить, что фактически по большинству дел в суде второй инстанции участвует защитник.

[20] В работе «Право обвиняемого на защиту» (Ученые записки Харьковского юридического института 1939 г. № 1) проф. М.М.Гродзинский пишет, что участие защитника в суде второй инстанции должно быть обязательным, если об этом ходатайствует подсудимый или если судом по обстоятельствам дела это будет признано обязательным (стр. 24).

[21] Уголовно-процессуальные кодексы РСФСР (ст. 409) и Белорусской ССР (ст. 409) требуют вызова сторон лишь при рассмотре­нии кассационных жалоб и протестов областными (краевыми) су­дами; уголовно-процессуальные кодексы Украинской ССР (ст. 342), Грузинской ССР (ст. 408′), Азербайджанской ССР (ст. 398) предусматривают извещение сторон о дне рассмотрения жа­лобы или протеста путем вывешивания списков в суде второй инстанции; уголовно-процессуальные кодексы Узбекской ССР (ст. 153) и Таджикской ССР (ст. 113) предусматривают лишь обязанность оповещения сторон, не указывая, в какой форме это должно быть сделано; Уголовно-процессуальный кодекс Туркменской ССР (ст. 162) вообще не содержит указаний об оповещении сторон о дне рассмотрения жалобы или протеста.

[22] См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке».

[23] Без уважительных причин.

[24] В части гражданского иска, квалификации действий подсуди­мого или меры наказания.

[25] Состязательность связана с правом обвиняемого на защиту и она является одной из гарантий реальности этого права. О связи состязательности и права обвиняемого на защиту см. А.Я.Вышинский, К положению на фронте правовой теории, Юриздат, 1937, стр. 20—40; М.С.Строгович. Материальная истина и

[26] Или был привлечен к участию в процесса решением соответ­ствующего государственного органа.

[27] М.А.Чельцов, Система основных принципов советского уголовного процесса, Ученые записки ВИЮН, вып. VI, Юриздат, 1947, стр. 143.

[28] Н.Н.Полянский, Основные формы построения уголов­ного процесса, Ученые записки МГУ, Юридический факультет, 1949, кн. 4, стр. 83.

[29] «Сборник статей и материалов по гражданскому процессу за 1921-1924 гг.», М., 1925, стр. 47.

[30] Аналогичные положения содержатся в уголовно-процессуальных кодексах УССР (ст. 345), БССР (ст. 349), Азербайджанской ССР (ст. 346), Грузинской ССР (ст. 349), Армянской ССР (ст. 327).

Судьба советской кассации, которую пытались отождествить буржуазной кассацией, не представляет исключения. Как отмечает К.Маркс, «Обычной судьбой нового исторического творчества является то, что его принимают за подобие старых и даже отживших форм общественной жизни, на которые новые учреждения сколько-нибудь похожи». К.Маркс и Ф.Энгельс, Избранные произведения, т. I, Госполитиздат, 1952, стр. 479.

[31] См. М.М.Гродзинский, Кассационное и надзорное про­изводство в советском уголовном процессе, Госюриздат, 1953, и его статью «Вопросы кассационного пересмотра в связи с проектом УПК СССР», «Социалистическая законность» 1954 г. № 10; Н.Н.Полянский, Вопросы уголовного процесса в связи с проектом УПК СССР, «Социалистическая законность» 1954 г. № 6; П.И.Люблинский, Процессуальные вопросы в новом законе о судоустройстве, «Советская юстиция» 1938 г. № 20; М.А.Чельцов, Развитие института обжалования и пересмотра приговоров в советском уголовном процессе. Ученые записки ВЮЗИ, 1948; М.С.Строгович, Уголовный процесс, Юриздат, 1946, стр. 456; его же, Проверка законности и обоснованности судебных при­говоров, Издательство Академии наук СССР, 1956, стр. 53—54.

[32] О характерных чертах советской кассации см. М.А.Чельцов, Уголовный процесс, Юриздат, 1948; его же. Советский уго­ловный процесс; М.М.Гродзинский, Кассационное и надзор­ное производство в советском уголовном процессе; М.С.Строгович, Уголовный процесс; его же, Проверка законности и обоснованности судебных приговоров.