Ниокр это интеллектуальная собственность

Права на результаты НИОКР

Российской Федерацией в лице бюджетного учреждения (лицензиар) и обществом (лицензиат) был заключен лицензионный договор о предоставлении лицензиату права на использование результатов интеллектуальной деятельности, права на которые принадлежат Российской Федерации. Предметом лицензионного договора являлись результаты интеллектуальной деятельности ‒ технические решения, технологические приемы и способы, полученные в ходе проведения ОКР по созданию———-, ОКР по созданию ———————-, содержащиеся в конструкторской, технологической и другой нормативно-технической документации. За предоставленное по договору право лицензиат производит платеж в размере, эквивалентном ———— долл. США.

Ссылаясь на то, что платеж перечислен обществом не в полном размере, бюджетное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском о его взыскании.

Общество обратилось к бюджетному учреждению со встречным иском о признании недействительным условия договора в части установления размера лицензионного платежа.

Общество обосновывало свои требования тем, что лицензионный договор был заключен им под влиянием обмана, поскольку еще до его заключения бюджетное учреждение знало об отсутствии 100 процентов доли Российской Федерации в правах на результаты интеллектуальной деятельности, тогда как размер лицензионного платежа рассчитан исходя из 100 процентов доли государства.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и Суда по интеллектуальным правам, первоначальные исковые требования удовлетворены частично, в удовлетворении остальной части иска отказано и удовлетворен встречный иск.

Суды согласились с доводами общества о неверном определении доли Российской Федерации в правах на результаты интеллектуальной деятельности и произвели соответствующий пересчет размера лицензионного платежа. Ссылаясь на положения ст. 1353, 1354, 1373, 1471 ГК РФ, суды установили, что часть прав на результаты интеллектуальной деятельности принадлежит их исполнителям.

Суды также указали, что согласно имеющейся в материалах дела выписке из единого реестра результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, сведения о принадлежности Российской Федерации прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности были внесены в единый реестр только 5 ноября 2014 г., то есть непосредственно перед обращением общества со встречным иском.

Применяя к спорным отношениям положения ст. 1353, 1354, 1373, 1471 ГК РФ, суд не учел, что часть четвертая ГК РФ введена в действие с 1 января 2008 г. и в силу ст. 5 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие, в связи с чем при рассмотрении вопроса о наличии права на результаты интеллектуальной деятельности, возникшего до 1 января 2008 г., суду следовало руководствоваться законодательством, действовавшим до введения в действие части четвертой ГК РФ.

В соответствии с п. 1 постановления Правительства Российской Федерации от 29 сентября 1998 г. № 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» (далее – постановление № 1132) права на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, полученные за счет средств республиканского бюджета РСФСР, той части государственного бюджета СССР, которая составляла союзный бюджет, и средств федерального бюджета, принадлежат Российской Федерации, если до вступления в силу настоящего Постановления они не являлись 87 объектами исключительного права физических или юридических лиц, а также если информация об указанных результатах не являлась общедоступной.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2002 г. № 131 «О государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» (далее – постановление № 131) утверждено Положение о государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения (далее – Положение).

В соответствии с п. 2 постановления № 131 на Федеральную службу по интеллектуальной собственности возложены функции по координации деятельности заинтересованных федеральных органов исполнительной власти по государственному учету результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, а также общее методическое и организационное обеспечение работ по ведению единого реестра результатов научно- исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения.

Согласно п. 3 Положения объектами учета являются результаты интеллектуальной деятельности, а также единые технологии военного, специального и двойного назначения, созданные организациями независимо от их организационно-правовой формы в ходе выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения для федеральных органов исполнительной власти и организаций, являющихся государственными заказчиками, в целях обеспечения государственных нужд или в ходе выполнения заказа Фонда перспективных исследований, а также результаты интеллектуальной деятельности, права на которые приобретены (на возмездной или безвозмездной основе) государственными заказчиками и Фондом перспективных исследований.

К объектам учета также относятся результаты интеллектуальной деятельности, созданные или права на которые приобретены за счет средств республиканского бюджета РСФСР и части государственного бюджета СССР, которая составляла союзный бюджет.

В соответствии с лицензионным договором обществу было предоставлено неисключительное право на использование результатов интеллектуальной деятельности ‒ технических решений, технологических приемов и способов, полученных в ходе выполнения ряда ОКР по заказу Министерства обороны СССР и Министерства обороны Российской Федерации с 1980 по 2001 годы за счет средств государственного бюджета, что не оспаривается сторонами.

Согласно регистрационным свидетельствам права на указанные результаты интеллектуальной деятельности принадлежат в полном объеме Российской Федерации.

При этом внесение в единый реестр сведений о принадлежности Российской Федерации прав на указанные результаты интеллектуальной деятельности только с 5 ноября 2014 г. не означает отсутствие указанных прав у Российской Федерации в предшествующий период времени, поскольку права Российской Федерации возникли с момента принятия постановления № 1132. Из материалов дела следует, что права Российской Федерации на указанные результаты интеллектуальной деятельности не были оспорены заинтересованными лицами.

Следовательно, права на результаты научно-исследовательских, опытно- конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, полученные за счет средств республиканского бюджета РСФСР, той части государственного бюджета СССР, которая составляла союзный бюджет, и средств федерального бюджета, принадлежат Российской Федерации, если до вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 29 сентября 1998 г. № 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско- правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно- конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» они не являлись объектами исключительного права физических или юридических лиц, а также если информация об указанных результатах не являлась общедоступной.

НИОКР, приправленный интеллектуальным правом

Часто сталкиваясь с договором НИОКР, мы длительное время ищем ответ на один волнующий нас вопрос: является ли договор НИОКР, содержащий в себе условия о распределении интеллектуальных прав, смешанным договором, включающим в себя элементы договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора?

Ни в законодательстве, ни в судебной практике, ни даже в доктрине прямой ответ мы не нашли. В то же время разрешение данного вопроса определяет множество очень важных правовых и налоговых последствий.

Так, например, если рассматривать договор НИОКР, содержащий в себе условия о распределении интеллектуальных прав, как смешанный договор, то согласно пункту 3 статьи 421 ГК РФ в нем необходимо отразить все существенные условия и самого договора НИОКР и договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора (смотря что передается: исключительное право или право использования). В двух последних указанных договорах, в соответствии с пунктом 3 статьи 1234 и пунктом 5 статьи 1235 ГК РФ, существенным условием является цена передаваемого права. Таким образом, рассматривая договор НИОКР в качестве смешанного договора, мы, как лица, страхующие от правовых рисков свою «кормящую мать», должны выделить в нем отдельно от цены работ цену интеллектуальных прав. И все бы ничего, выделяй и властвуй, да контрагенты неохотно идут на это. А если НИОКР есть госкотракт… часто ли вы видели в нем цену интеллектуальных прав отдельной строкой? Сможете ли вы убедить госзаказчика изменить условия контракта в этой части? Или если в договоре НИОКР обоснование цены состоит из 20 пунктов… Объясните-ка контрагенту, мол, давай выделяй нам цену интеллектуальных прав отдельно из чего хочешь и как хочешь! Иначе мы договор не подпишем. 90 %, что он плюнет нам на ботинки и уйдет к другому контрагенту.

Или вот еще один важный момент. Рассматривая договор НИОКР в качестве смешанного договора, мы уже не можем довольствоваться пунктом 16 или 16.1 пункта 3 статьи 149 НК РФ, освобождающих нас от исчисления и уплаты НДС. В части договора об отчуждении интеллектуальных прав или лицензионного договора нам теперь подавай еще и подпункт 26 пункта 2 статьи 149, через который мы также «уходим» от НДС. Но с одной оговоркой! Не освобождается от уплаты этого налога реализация произведений науки, литературы и искусства. Точнее, они не названы в числе объектов, реализация которых не подлежит обложению НДС. И вот что выходит: создавая по договору НИОКР научный отчет или иную документацию, являющуюся произведением науки, необходимо выделить цену интеллектуальных прав на этот отчет или эту документацию и уплатить НДС с их реализации. Снова очередь вопросов: какова тогда должна быть цена таких прав? Что нам скажет рынок научных отчетов и технических документаций о среднерыночных ценах? Не зададут ли налоговики вопросы, почему она такая, а не иная?

В общем, вопросов много, вопросы сложные. И все их опосредует квалификация договора НИОКР, содержащего в себе условия о распределении интеллектуальных прав.

Так почему же договор НИОКР вообще может быть смешанным? Разве он не самодостаточен? Увы, однозначно это ниоткуда не следует. Нормы пункта 4 статьи 769 и пункта 3 статьи 772 ГК РФ подрывают его самобытность, отсылая нас к разделу VII ГК РФ. А пункт 1 статьи 1233 ГК РФ хоть и говорит о том, что «правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом…», однако, суды очень непоследовательны в этом вопросе и то подтверждают, что помимо лицензий и отчуждений возможны иные способы распоряжения, то, наоборот, говорят что «только лицензионный договор или договор об отчуждении исключительного права!». В любом случае, мы не нашли ни одного прецедента, в котором бы НИОКР исследовался судом в интересующем нас аспекте. В то же время, по поводу цены интеллектуальных прав в договоре авторского заказа мы обнаружили достаточно свежее Определение ВАС РФ от 09.09.2013 по делу N А40-93928/12, где сказано: «…отсутствие выделения в составе вознаграждения платы за передачу исключительных прав не свидетельствует об отсутствии условия о размере вознаграждения или порядке его определения, которое могло бы привести к признанию договора незаключенным». И хотя в данном судебном акте на место НИОКР встал авторский заказ, за неимением ничего лучшего мы склонны распространять по аналогии отмеченную позицию Высшего Арбитражного Суда РФ и на договор НИОКР, и на договор подряда. Однако указанное не снимает вопрос о смешанности.

А как Вы думаете, является ли договор НИОКР, содержащий в себе, например, такое условие: «Исполнитель по заданию заказчику обязуется подготовить научный отчет, наименование и требование к которому определены в Приложении № 1 к настоящему договору, и передать исключительное право на него Заказчику в полном объеме» смешанным?

Читайте так же:  Договор дарения доли в доме несовершеннолетним детям образец 2019

Результат НИОКР как результат интеллектуальной деятельности

Результат НИОКР как результат интеллектуальной деятельности

В результате выполнения НИОКР могут появляться охраняемые результаты интеллектуальной деятельности. Что в данном случае будет являться объектом исключительных прав, читайте далее.

Фабула дела.

Между компаниями был заключен лицензионный договор, по которому предоставлялось право на использование технической документации (в составе НТП) для производства по лицензии газотурбинной установки, газотурбинных двигателей и т.д. В дальнейшем, лицензиат разместилна своем сайте информацию о том, что газотурбинный двигатель является его разработкой.

Это естественно не понравилось лицензиарам и они обратились в суд с рядом требований, в частности, о признании за истцами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности – техническую документацию в составе НТП, об обязании ответчиков удалить ссайта недостоверную информацию.

Суд первой инстанции удовлетворил иск в части обязания удалить соответствующую информацию с сайта, но требование о признании за истцами исключительного права оставил без рассмотрения. Апелляция отменила ранее вынесенное решение полностью, мотивировав тем, что необходимым условием для предъявления требования о признании права является отсутствие между сторонами обязательственных правоотношений. Кассация поддержала доводы апелляции.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.10.2013 г. по делу № А40-58375/2012.

Выводы суда.

1. В п. 1 ст. 1225 ГК РФ «техническая документация» не указана в качестве разновидности результата интеллектуальной деятельности, поскольку она представляет собой материальный носитель (вещь).

2. Согласно п. 1 ст. 1227 ГК РФ интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности.

3. Заключенный лицензионный договор не содержит сведений о передаче лицензиату каких-либо результатов интеллектуальной деятельности.

4. В настоящее время техническая документация в составе НТП, как документированная информация, является объектом прав, предусмотренных Главой 38 ГК РФ (права на результаты НИОКР), а также Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ (праваобладателя документированной информации). Правовые же основания для квалификации документированной информации, как объекта интеллектуальной собственности, в связи с её исключением из числа объектов вещных прав, отсутствуют.

Комментарии.

1. Действительно, результаты НИОКР могут представлять собой охраняемые результаты интеллектуальной деятельности (п. 4 ст. 769, п. 3 ст. 772 ГК РФ и др.), но только при условии соответствия их требованиям части 4 ГК РФ.

2. Результаты НИОКР могут охраняться авторским правом в качестве «произведений науки»,если носят ОРИГИНАЛЬНЫЙ характер и имеют объективную форму выражения (техническая, конструкторская, проектная документация).

3. В таком случае объектом исключительных прав будет непосредственно само научно-техническое решение («произведение науки»), а не техническая документация на него!

4. В рассмотренном деле истцам фактически принадлежало лишь право собственности на техническую документацию (овеществленный результат), разработанную ответчиком по договору на выполнение НИОКР, а не исключительное право на «произведение науки».

5. Зачастую договоры на выполнение НИОКР не содержат условий о распределении интеллектуальных прав на созданный по договору результат. Такая ситуация чревата тем,что заказчику перейдет лишь ограниченное право пользования проектом и право собственности на материальный носитель (техническую документацию), а у исполнителя останутся все интеллектуальные права (если конечно при выполнении НИОКР имела местотворческая составляющая).

Ниокр это интеллектуальная собственность

В статье рассматривается проблема распределения прав сторон договора о выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ на достигнутый результат. Отмечается, что права заказчика в отношениях с исполнителем зависят от правоотношений между исполнителем и его работником, трудом которого создан патентоспособный результат.

Договор, научный, исследовательский, результат, права, патент.

Права сторон на результат в договорах о выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ

В. В. Голофаев, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА

В качестве результатов работ принято рассматривать как материальные результаты – экземпляры отчета, образчик изделия, конструкторскую документацию, так и связанные с ними нематериальные результаты – патентоспособные изобретения, полезные модели, промышленные образцы, авторские произведения и другие объекты интеллектуальной собственности 1 .В статье пойдет речь именно о нематериальных результатах, способных к охране в качестве объекта патентного права.

Права субъектов, вовлеченных в инновационный процесс, на достигнутый результат определены в различных нормах, одни из которых относятся к договору между исполнителем и заказчиком, а другие – к отношениям между работодателем и работником-автором.

Обычно о правах, возникающих в результате исполнения договора о НИОКР, говорят в рамках анализа одного лишь этого договора. Вместе с тем права автора, возникающие у него в результате создания разработки, нельзя игнорировать. Эти права имеют эффект не только в его отношениях с работодателем, но и в отношениях между исполнителем и заказчиком.

Обратимся к нормам, регламентирующим отношения между исполнителем и заказчиком.

Гражданским кодексом устанавливается право обеих сторон использовать результаты работ, но в пределах и на условиях, предусмотренных договором (п. 1 ст. 772 ГК РФ).

Очевидно, что одновременное использование полученных результатов как заказчиком, так и исполнителем в неограниченном объеме не выгодно сторонам, ведет к неизбежному столкновению их интересов. В этой связи в договоре следует четко разграничить права сторон на результаты, как материальные, так и нематериальные.

Нематериальные творческие результаты, созданные самим исполнителем, должны принадлежать заказчику, поскольку он был инициатором их создания и оплатил их создание. Исходя из этого, в договоре может быть указано, что исключительные права на использование таких творческих результатов на весь срок действия этих исключительных прав и без какого-либо территориального ограничения закрепляются за заказчиком. При этом последний может не только сам использовать такие результаты, но и передавать их любым третьим лицам 2 .

При отсутствии в договоре условия о правах сторон на результаты работ будет применяться правило п. 2 ст. 772 ГК РФ, согласно которому заказчик имеет право использовать переданные ему исполнителем результаты работ, в том числе способные к правовой охране, а исполнитель вправе использовать полученные им результаты работ для собственных нужд. Право исполнителя использовать полученные результаты «для собственных нужд» означает возможность использования результатов в собственной деятельности без права распоряжения данными результатами. По сути, это личное неотчуждаемое право исполнителя.

Приведенная норма части второй ГК РФ уточняется положениями части четвертой Кодекса. Согласно п. 2 ст. 1371 ГК РФ в случае, когда в соответствии с договором между исполнителем и заказчиком право на получение патента или исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец передано заказчику, исполнитель вправе использовать созданные патентные объекты для собственных нужд на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии в течение всего срока действия патента, если договором не предусмотрено иное. Полагаем, эта норма применяется и к ситуациям, когда судьба результата в договоре не определена, поскольку в этом случае будет применяться общий порядок распределения прав на результат, установленный п. 2 ст. 1371 ГК РФ.

При выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ для федеральных нужд подзаконными актами 3 предусматривается, что государственные заказчики, заключающие государственные контракты, обязаны обеспечивать в определенных случаях (например, когда результаты непосредственно связаны с обеспечением обороны и безопасности) закрепление за Российской Федерацией прав на результаты научно-технической деятельности, полученные при реализации государственных контрактов. Государственные контракты должны предусматривать положения о том, что право на подачу заявок на создаваемые при реализации государственного контракта результаты творческой деятельности принадлежит Российской Федерации, от имени которой выступают государственные заказчики.

Важно отметить, как именно определяется результат работ в договоре.

Характерным для рассматриваемой группы договоров является определение предмета договора через техническое задание, которое определяет технические, экономические, эргономические, другие параметры и нормативы, в соответствии с которыми выполняются договорные работы и оцениваются полученные результаты. Техническое задание является неотъемлемой частью договора. Оно может также содержать технико-экономическое обоснование предусмотренных договором разработок (преимущества перед известными аналогами, предполагаемую экономическую эффективность их применения и др.), требования к документации и образцам изделий, условия проведения испытаний, порядок сдачи-приемки работ, другие условия проведения работ 4 .

В то же время буквальное толкование нормы п. 1 ст. 769 ГК РФ, содержащей определение рассматриваемых работ, позволяет сделать вывод, что техническое задание составляется при выполнении лишь научно-исследовательских работ. Представляется, что данная норма в этой части отличается неточностью. Техническое задание должно составляться также и при выполнении опытно-конструкторских и технологических работ, поскольку через него индивидуализируется предмет договора, определяются требования к деятельности исполнителя.

Техническое задание должно описывать планируемый (желаемый) результат с максимально возможной точностью, чтобы договор гарантированно охватывал те результаты, которые в итоге будут достигнуты. Ограничение содержания технического задания формулировками общего характера – например, указывающими на сферу применения результата, род конечного продукта, без указания требуемых характеристик, – может привести к тому, что исполнитель пожелает вывести достигнутый результат за пределы договора и признать все права на него за собой, воспользовавшись положением п. 1 ст. 1371 ГК РФ. В соответствии с этой нормой в случае, когда патентный объект создан при выполнении договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ, который прямо не предусматривал его создание, право на получение патента и исключительное право на патентный объект принадлежит, по общему правилу, исполнителю.

Размытость договорных положений о результате работ является для спора о праве на результат. Более того, в таких условиях заказчик вообще может столкнуться с проблемой установления и доказывания факта создания объекта «при выполнении договора». Если этот факт не удастся установить, заказчик, за счет которого фактически был создан результат, окажется абсолютно «чужим» по отношению к инновационному результату.

В связи с изложенным, в рассматриваемых договорах техническое задание является важным элементом предмета договора.

Выше было отмечено, что вопрос о распределении прав на результаты работ между заказчиком и исполнителем зависит не только от договора между ними, а определяется также соотношением прав исполнителя и его работника, непосредственно ведущего разработки. В том случае, если содержание выданного работнику задания точно отражает содержание технического задания в договоре между заказчиком и исполнителем, проблем не возникает. Гораздо хуже, когда отношения с работником по выполнению работ специально не оформлялись (между прочим, нередкая ситуация на практике) – не издан приказ о поручении соответствующей работы, нет должностной инструкции или она не содержит положений о выполнении подобных работ, отсутствует письменный трудовой договор. Здесь есть риск возникновения спора между работодателем, являющимся исполнителем, и работником по поводу прав на достигнутый результат. Работник, отношения с которым определены работодателем нечетко, может впоследствии присвоить себе разработку, указав на то, что она была выполнена за пределами заданий работодателя «в свободное от работы время» и якобы не касается непосредственно той научной технической задачи, которую решал работник, хотя и находится в близлежащей научной плоскости.

Для такой позиции работника имеется нормативная основа. Согласно п. 5 ст. 1370 ГК РФ изобретение не признается служебным, если было создано работником не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или задания работодателя, но с использованием его денежных, технических или иных материальных средств. В таком случае право на получение патента принадлежит работнику, а работодатель будет довольствоваться безвозмездной неисключительной лицензией. Причем, если будет установлено, что работник (по его версии) создал результат в другом месте (например, дома), то есть без использования ресурсов работодателя, то последний вообще лишается права даже на эту лицензию или возмещение ему расходов по созданию решения. Работник, забрав такое решение, может, например, уйти к конкурентам для дальнейшего продвижения результата.

С учетом этого, задание работнику должно быть составлено таким образом, чтобы оно в максимальной мере охватывало круг и характер осуществляемых разработок, а значит, с высокой степенью гарантированности распространялось на тот результат, который будет в итоге создан.

Читайте так же:  Заявление на лишение родительских прав и взыскании алиментов

Важно отметить, что права работника в отношениях с работодателем не зависят от того подрядного договора, который заключен между работодателем и заказчиком. Не исключена ситуация, когда созданный трудом работника результат будет охватываться действием данного договора, но будет при этом выходить за рамки трудовых обязанностей или конкретного задания. В таком случае возникающие у работника права в отношении созданного патентного объекта в совокупности с ограниченными возможностями исполнителя использовать его на основании лицензионного договора не позволят заказчику приобрести какое-либо право в отношении этого объекта.

В этой связи напрашивается вывод о том, что следует четко определять содержание работ и, главным образом, требуемый конечный результат в отношениях между работодателем-исполнителем и работником. В то же время заказчику целесообразно осуществлять контроль за ходом работ и совместно с исполнителем фиксировать промежуточные результаты. Последнее особенно важно для исключения в последующем споров между указанными субъектами о природе созданного результата и возникших на него прав.

_____________________________

6 мифов об интеллектуальной собственности и как они могут навредить

Советы юриста адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Максима Али

Юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Максим Али перечислил частые заблуждения о праве интеллектуальной собственности, привел примеры, как эти заблуждения могут навредить компании, и дал рекомендации, как этого можно избежать.

Право интеллектуальной собственности — одна из наиболее стремительно развивающихся областей законодательства в России и в мире, и в то же время эта область плотно окутана мифами и заблуждениями. Эти заблуждения нередко публикуют в блогах и социальных сетях, из-за чего они расползаются по интернету и прочно закрепляются в сознании пользователей. Поэтому очень важно понимать, что правда, а что нет.

Миф 1. Об интеллектуальной собственности стоит задумываться только инновационным компаниям.

На самом деле перечень объектов интеллектуальной собственности крайне обширен и в отдельных случаях даже может толковаться расширительно. Интеллектуальная собственность охраняет и продукты творчества, и технические разработки, и обозначения — средства индивидуализации.

Вовсе не обязательно быть ИТ-стартапом или крупной авиастроительной компанией, чтобы думать о защите своих нематериальных активов. Даже если речь идет о бизнесе по изготовлению пирожков, то наверняка его владельцу захочется защитить собственный бренд и рецептуру продукции, что относится не иначе как к области интеллектуальных прав. Не всем целесообразно создавать целый отдел по управлению интеллектуальной собственностью, но о ключевых моментах стоит задумываться каждому.

Нарушить чужие права на интеллектуальную собственность в условиях современного регулирования крайне просто. Достаточно неосторожно использовать чужое техническое решение, ошибиться в условиях трудового договора с работником или, например, неверно выбрать доменное имя. Каждый из этих случаев может привести к неприятным последствиям вроде выплаты компенсации, запрета использования доменного имени или блокировки сайта.

В помещении кафе исполнялись песни, сбор вознаграждения за которые находится в компетенции Российского авторского общества (РАО). Представитель РАО, используя видеокамеру, провел так называемое контрольное прослушивание и сделал соответствующую запись. Это доказательство в дальнейшем было положено в обоснование иска о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальные произведения.

В результате суд удовлетворил исковые требования и взыскал с кафе 80 тысяч рублей компенсации за незаконное исполнение четырех песен, а также обязал кафе возместить в пользу РАО его судебные расходы.

Рекомендация. Лучший вариант действий — подумать над тем, какие нематериальные объекты создает и использует компания. Будет полезно провести хотя бы непрофессиональный аудит интеллектуальной собственности в организации. Например, компания использует логотип для идентификации, на компьютерах стоит программное обеспечение, в интернете представлен сайт компании, для проведения презентаций в специальном банке были куплены изображения.

С одной стороны, объекты интеллектуальной собственности могут выступать в качестве активов. Важно понимать, какие права у вас есть на эти активы, чем это подтверждается, чем активы обременены, как долго они просуществуют (срок действия исключительных прав в большинстве случаев ограничен), как их можно реализовать.

С другой стороны, интеллектуальная собственность, которую использует компания, несет в себе риски предъявления претензий от третьих лиц. Если проанализировать, как возникли права на объекты интеллектуальной собственности, какие применимы потенциальные санкции за их использование, какова вероятность предъявления претензий, — можно дать прогноз по возникновению соответствующих споров и расходам на их урегулирование. Такие расходы как минимум не станут для вас неожиданностью.

Миф 2. Если вы получили исключительные права на объект интеллектуальной собственности, беспокоиться больше не о чем.

Допустим, вы заказываете у фотостудии снимки для сайта. Правильно оговариваете переход к вам исключительных прав на фотографии. Заказ выполнен и оплачен, по договору вы уже вправе использовать снимки. Казалось бы, вы уже полноценный их владелец, о чем еще беспокоиться?

Однако мы забыли, что фотографии делает не компания, а конкретные авторы, которые за ней стоят. У этих авторов есть личные неимущественные права, которые принадлежат только им самим и не могут перейти ни к вам, ни к фотостудии, что бы вы ни прописали в договоре.

Тот, кто использует созданное автором произведение, обязан сохранить его имя на произведении (в нашем примере — на фотографиях), а также обеспечить неприкосновенность произведения, то есть не вносить в него изменения. В результате нарушения таких прав вас могут обязать устранить нарушения, выплатить компенсацию морального вреда, опубликовать решение суда, вынесенное против вас.

Издатель и автор заключили договор о переводе на русский язык иностранного произведения. По договору издатель получил лицензию на использование готового перевода. Автор выполнил условия договора, перевел произведение и предоставил издателю права на перевод.

Однако в изданной книге неверно было указано имя автора. Автор обратился с иском, мотивировав его тем, что издатель нарушил личное неимущественное право на имя. Суд удовлетворил требование автора и взыскал с издателя в пользу автора компенсацию морального вреда.

Рекомендация. Проблема решается достаточно очевидным способом. От авторов необходимо получить письменное согласие на использование объектов теми способами, которые могут расцениваться как нарушение личных неимущественных прав: например, удаление имени или внесение определенных изменений.

Здесь важно не упустить момент: получить согласие автора не очень затруднительно, если оно содержится в договоре, который он подписывает, или если автор — ваш сотрудник. Однако ситуация серьезно осложняется, если с автором вас уже не связывают ни рабочие, ни какие-то деловые отношения — тем более, если у вас не осталось способов выйти с автором на связь.

Миф 3: Вас освободят от ответственности за нарушение интеллектуальных прав, если вы действовали разумно и осмотрительно.

В большинстве случаев это неверно: отсутствие вины не освобождает от ответственности, если нарушение допущено в ходе осуществления предпринимательской деятельности. Проще говоря, если вы работаете в качестве коммерческой организации (ООО, АО) или индивидуального предпринимателя — рассчитывать на снисхождение суда не стоит.

Даже если окажется, что вы нарушили чьи-то интеллектуальные права случайно и предприняли все доступные меры, чтобы предотвратить нарушение, вам это не поможет. Простой пример: вы покупаете сублицензию на движок, чтобы создать собственную программу. Проверяете контрагента, изучаете лицензионный договор, по которому он получил права на движок.

Через какое-то время к вам приходит другая компания и сообщает, что она правообладатель, а вы попросту связались с мошенниками, подделавшими документы. Вы все равно будете считаться нарушителем исключительного права со всеми вытекающими последствиями: выплата компенсации правообладателю и запрет использования движка.

Да, вы можете требовать с мошенников компенсации убытков. Но, во-первых, вы уже потеряли время и другие ресурсы из-за того, что вынуждены перейти на разработку программы на другом движке. Во-вторых, лжеправообладатель может оказаться недостаточно платежеспособным, чтобы покрыть ваши убытки.

Полиграфическая организация выпустила фотоальбом с фотографиями разных авторов. Один из авторов в суде потребовал с организации компенсацию за нарушение исключительного права на фотографии и компенсацию морального вреда. Суд апелляционной инстанции отказал в иске, сославшись на отсутствие вины ответчика: полиграфическая организация не знала об авторстве истца на спорные фотографии.

Верховный суд РФ отменил судебные постановления по делу, указав, что отсутствие вины не освобождает полиграфическую организацию от ответственности. Также Верховный суд обратил внимание на то, что между истцом и ответчиком не было договора, который позволил бы последнему использовать фотографии на законных основаниях.

Рекомендация. Это тот случай, когда нужно надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. С одной стороны, нужно провести тщательную проверку: законно ли ваша компания использует интеллектуальную собственность. С другой стороны — рассчитывать риски на случай ошибок, от которых, как известно, никто не застрахован.

Миф 4. Основной способ защиты ваших интеллектуальных прав — патентование.

Безусловно, патентование — очень важный инструмент для защиты нематериальных активов, но он не единственный и далеко не всем и не всегда подходит.

У патентов ограниченная сфера применения: они защищают технические решения, отвечающие определенным требованиям, либо внешний вид производимых изделий. Нельзя, к примеру, запатентовать в России программное обеспечение или бизнес-модель. Это не значит, что каждый из этих объектов в принципе нельзя защитить — можно, но не с помощью патентования.

Кроме того, у патентов есть минусы. Получение патента — это долгое и достаточно дорогое удовольствие. К тому же срок его действия ограничен и через какое-то время вашим изобретением сможет воспользоваться любой желающий: патентование подразумевает публикацию информации о разработке.

В определенных ситуациях можно выбрать альтернативный способ защиты — ноу-хау или секрет производства. Такой способ охраны не требует разглашать информацию о разработке — более того, пока вы храните ее в тайне, исключительное право на ноу-хау действует фактически бессрочно.

В Роспатент поступила заявка на изобретение «Способ развития предпринимательской интуиции и стратегического мышления на примере сетевого бизнеса прямых продаж заказов». Рассмотрев заявку, Роспатент принял решение об отказе в выдаче патента, в связи с чем заявитель подал возражение в Палату по патентным спорам.

Палата подтвердила отказ в выдаче патента: заявленное изобретение — это метод осуществления умственной деятельности, а достигаемые с его помощью результаты не носят технического характера.

Рекомендация. Выбор способа защиты ваших нематериальных активов всегда индивидуален и зависит от ряда факторов:

  • что вы собираетесь защитить;
  • как работает ваш бизнес;
  • какие расходы на содержание интеллектуальной собственности вы можете нести;
  • кто будет потенциальным нарушителем ваших прав.

Не стоит рассчитывать, что есть некоторая панацея в области охраны интеллектуальной собственности, которая всегда будет оптимальным для вас вариантом.

Миф 5. Все, что находится в открытом доступе, можно свободно использовать.

К счастью, это заблуждение уже не так распространено, как раньше, но не будет лишним напомнить еще раз: если использование какого-то объекта (картинки, текста, программы, музыки) прямо не запрещено правообладателем — это еще не значит, что его можно свободно использовать.

Размещая чужую фотографию на своем сайте или используя шрифт в новом приложении, следует убедиться, что вы нашли настоящего правообладателя и получили от него согласие или имеете какие-то другие законные основания для использования интеллектуальной собственности.

Некоторые также ошибочно полагают, что объект, опубликованный правообладателем в интернете, размещен в «месте, открытом для свободного посещения» — и это дает основания свободно его использовать. Как бы странно это ни звучало, в контексте законодательства об интеллектуальной собственности интернет не является таким местом, что даже подтвердил Верховный суд РФ. Иными словами, применительно к случаям свободного использования речь идет о «физических», а не виртуальных местах.

Информационное агентство разместило на своем сайте фотографии, загруженные с сайта популярного блогера. Последний обратился в суд с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на фотографии.

Читайте так же:  Договор найма и аренды отличия

Информационное агентство ссылалось на то, что блогер на своей странице не требовал уведомлять его об использовании фотографии или получать его предварительное согласие. В качестве еще одного контрдовода ответчик указал, что в блоге не было технической защиты от свободного копирования изображений.

Суд установил, что фотографии использовались без разрешения, и встал на сторону истца. Кроме того, суд отклонил довод о том, что агентство вправе было разместить фотографии на основании нормы о свободном использовании произведений в информационных целях. Публикации на сайте не были признаны статьями по текущим политическим, экономическим, социальным и религиозным вопросам.

Рекомендация. Очевидно, что искать правообладателя, договариваться с ним о вознаграждении и тем более выплачивать его может быть достаточно накладно. Это вовсе не значит, что проблему нельзя решить по-другому.

Во-первых, следует проверить, есть ли основания для свободного использования интересующего вас объекта. Такое использование возможно, например, в учебных целях (если соблюсти некоторые ограничения: указать правообладателя и источник заимствования).

Во-вторых, в интернете есть целый массив материалов, которые можно использовать по так называемым свободным лицензиям, дающим право бесплатно использовать лицензированный объект: Creative Commons, GNU GPL и так далее. Следует все же изучить их содержание, чтобы ваш способ использования соответствовал тому, который разрешен правообладателем. Он может наложить запрет на переработку произведения или, например, на использование в коммерческих целях.

Миф 6. Право на свободное цитирование относится к широкому кругу произведений и способов их использования.

Как уже было сказано, в некоторых случаях закон допускает использование чужих произведений без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения. В частности, можно свободно использовать произведение при цитировании в научных, информационных или критических целях. При этом должны быть указаны имя автора и источник заимствования.

Неправильная интерпретация этой нормы может привести к тому, что вы окажетесь нарушителем исключительного права, даже если соблюдали такие формальности, как ссылка на автора и первоисточник. В частности, суды не признают право на свободное цитирование фото- и видеоизображений. Это хорошо проявилась в деле, приведенном ниже.

Обладатель прав на фотографии обратился с иском к компании, которая разместила его фотографии как иллюстрации к новостным статьям. Суды первых двух инстанций отказали в иске, сославшись на то, что ответчик имеет право свободно цитировать произведения в информационных целях.

С этой позицией не согласился Суд по интеллектуальным правам, рассмотревший жалобу правообладателя: если произведения усиливают художественное (эстетическое) воздействие, а не просто служат информационным целям, то их нельзя цитировать свободно и без согласия правообладателя.

В данном случае отсутствие иллюстраций не сказалось бы на содержании статей и не исказило бы их смысл. Кроме того, суд обратил внимание, что цитирование — это дословное воспроизведение текста, а не иной графической формы (фото- или видеоизображений). При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции, следуя логике Суда по интеллектуальным правам, взыскал в пользу правообладателя 330 тысяч рублей компенсации за нарушение его исключительных прав.

Рекомендация. Цитирование — не единственный случай свободного использования, есть и другие. Однако, чем бы вы ни руководствовались, к свободному использованию чужих произведений следует подходить максимально осторожно.

Если вы ошибочно считали, что у вас есть право на свободное использование, или нарушили какие-то из условий свободного использования — вы будете таким же нарушителем интеллектуальных прав, как и тот, кто просто украл чужую интеллектуальную собственность. И то, что вы добросовестно заблуждались, скорее всего, не поможет вам уйти от ответственности перед правообладателем.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

2 комментария 2 комм.

Техническим комитетом по стандартизации «Интеллектуальная собственность и инновации» введен в действие стандарт профессионального менеджмента интеллектуальной собственности СТО АСМК.021МУ-2015 «Система менеджмента качества. Создание интеллектуальной собственности и вознаграждения работников согласно правовым нормам статьи 1295 и 1370 Гражданского кодекса РФ», устанавливающий требования и порядок организации интеллектуальной деятельности работников с целью закрепления имущественных интеллектуальных прав за работодателем или за работником; требования и порядок экономии ресурсов, оптимизации накладных расходов и учета нематериальных активов; требования и порядок повышения эффективности лицензионной политики, управления рисками и минимизации судебных издержек правообладателя; минимальный пакет документации хозяйствующего субъекта по менеджменту интеллектуальной собственности.

Приложения СТО АСМК.021МУ-2015 в составе:
— приложение к трудовому договору работника, устанавливающее порядок перехода исключительного права на произведение, программу для ЭВМ, базу данных, топологию интегральных микросхем и права на получение патента к работодателю;
— служебное задание работнику на осуществление интеллектуальной деятельности с целью создания интеллектуальной собственности;
— отчет работника о завершении и результатах интеллектуальной деятельности, охраняемых авторским и/или патентным правом;
— спецификация результатов интеллектуальной деятельности на объекты авторского права;
— спецификация технического решения на объекты патентного права;
— спецификация ноу-хау (секретов производства) в режиме коммерческой тайны;
— спецификация технологии как сложного объекта гражданского оборота интеллектуальной собственности;
— отчет специалиста об оценке соответствия результатов интеллектуальной деятельности условиям охраны авторским и/или патентным правом;
— уведомление о наличии первичной документации для учета нематериальных активов и выплате авторского, лицензионного вознаграждения;
— подтверждение использования объекта нематериальных активов (РИД и прав на него) для производственных и управленческих целей;
— паспорт объекта интеллектуальной собственности и карточка инвентарного учета объекта нематериальных активов;
— лицензионная политика и лицензионное соглашение правообладателя интеллектуальной собственности;

могут быть использованы для оформления интеллектуальной собственности и закрепления имущественных интеллектуальных прав; для формирования, реализации лицензионной политики и управления рисками правообладателя; для оформления авторского свидетельства, сертификата признания интеллектуальной собственности, правообладателя и ноу-хау, сертификата соответствия объектов и подтверждений интеллектуальной собственности, сертификата менеджмента интеллектуальной собственности в формате менеджмента качества по стандартам ИСО серии 9000 (аналог сертификата соответствия стандартам ИСО серии 9000 без затрат подготовки к сертификации и сертификационного аудита).

СТО АСМК.021МУ-2015 разработан по регламенту стандарта СТО.9004-11-2014 «Интеллектуальная собственность и инновации. Профессиональный менеджмент интеллектуальной собственности. Стандартизация требований к качеству интеллектуальных активов и профессиональному менеджменту интеллектуальной собственности. Отраслевая система стандартизации»; участвует в гражданском обороте интеллектуальной собственности как произведение науки. Интеллектуальная собственность в объективной форме СТО АСМК.021МУ-2015 и интеллектуальные права (авторы, правообладатель) признаны по правилам системы сертификации СДС ОИС (государственный регистрационный № РОСС RU.Ж157.04АД00) с оформлением авторских свидетельств по стандарту СТО.9003-10-2011 «Интеллектуальная собственность и инновации. Система сертификации результатов интеллектуальной и научно-технической деятельности, признания и паспортизации интеллектуальной собственности, ноу-хау, единых технологий и инноваций СДС ОИС (государственный регистрационный № РОСС RU.Ж157.04АД00)». Порядок использования СТО АСМК.021МУ-2015 заинтересованными лицами определяет лицензионная политика и лицензионные соглашения (договоры) правообладателя.

Адаптация СТО АСМК.021МУ-2015 для производства и бизнеса — осуществляется в индивидуальном порядке, в формате дискуссионного клуба «Обсуждение и решение проблем интеллектуальной собственности» и курсов повышения квалификации специалистов «Менеджмент интеллектуальной собственности». Обсуждаемые вопросы, рассматриваемые документы и рекомендации практиков:

— Интеллектуальная деятельность, интеллектуальная собственность, интеллектуальные права: основы гражданского оборота интеллектуальной собственности, типичные заблуждения и негативные последствия. Принадлежность интеллектуальной собственности в составе РНТД, созданной за счет средств заказчика, бюджета РФ. Статистическая отчетность и представление данных в государственный реестр интеллектуальной собственности РФ. Обязанности лицензиара, лицензионные платежи за использование интеллектуальной собственности РФ и экономия ресурсов исполнителя, соисполнителя государственных контрактов.

— Правовые нормы статьи 1295 и 1370 ГК РФ о принадлежности произведений, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и закреплении имущественных интеллектуальных прав за работодателем и/или за работником. Договорной и бездоговорной переход (отчуждение) исключительного права и права на получение патента к работодателю. Трудовой договор и задание на осуществление интеллектуальной деятельности. Использование ресурсов работодателя для интеллектуальной деятельности. Творческая составляющая РНТД, технический персонал проекта и НИОКР; кто может быть, кто является автором и как это обосновать, доказать, экономить ресурсы, закрепить права.

— Отчет о завершении, результатах и спецификация результатов интеллектуальной деятельности, технического решения, ноу-хау. Передача работодателю РИД и ее спецификации. Признание интеллектуальной собственности (предоставления результатам интеллектуальной деятельности правовой охраны) и оформление: отчета об оценке соответствия РИД условиям охраны авторским и/или патентным правом; отчета о патентных исследованиях по ГОСТ Р 15.011-96; патентного формуляра; авторского свидетельства; патента; паспорта интеллектуальной собственности. Поддержание патентов в силе и оптимизация материальных издержек.

— Отчуждение исключительного права на произведения, программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем и специфика их регистрации в условиях, когда свидетельства о регистрации не являются правоустанавливающими и право-подтверждающими документами. Отчуждение права на получение патента для оформления изобретений, полезных моделей, промышленных образцов. Договор авторский заказа, об отчуждении исключительного права, об отчуждении права на получение патента. Правоустанавливающие и право-подтверждающие документы. Авторское, лицензионное, поощрительное вознаграждение и выгоды автора, правообладателя.

— Учетная политика хозяйствующего субъекта и учет нематериальных активов правообладателя. Первичные документы для учета нематериальных активов; производственного и управленческого использования РИД; карточка учета объекта НМА с описанием модификаций интеллектуальной собственности без создания производной. Реструктуризация имущественных интеллектуальных прав; учет фактических затрат; оптимизация состава, учетной стоимости нематериальных активов и амортизация, переоценка стоимости объектов НМА.

— Лицензионный договор и лицензионное вознаграждение, паспорт интеллектуальной собственности и лицензионная политика правообладателя. Использование интеллектуальной собственности без нарушения интеллектуальных прав; ограничения использования интеллектуальной собственности; адаптация, модификация и создание производных, составных произведений, ноу-хау и технологий. Льготы по НДС. Авторский надзор использования интеллектуальной собственности и обеспечительные меры соблюдения интеллектуальных прав.

— Договор подряда на выполнение НИОКР с созданием интеллектуальной собственности в составе РНТД. Составляющие стоимости работ и вознаграждения за отчуждение исключительных прав на интеллектуальную собственность или за ее использование в цене договора. Добавленная стоимость НИОКР, РНТД в виде имущественных интеллектуальных прав и паспорт, формуляр продукции, содержащей интеллектуальную собственность. Уведомления заказчика (статья 1371, 1372, 1373 ГК РФ) и компенсация затрат подрядчика в порядке реализации правовых норм статьи 1295 и 1370 ГК РФ.

— Менеджмент интеллектуальной собственности: расширение продуктового ассортимента; конкурентные преимущества и монополия правообладателя; коммерциализация интеллектуальной собственности; увеличение имущественного комплекса и страхование рисков правообладателя. Менеджмент интеллектуальной собственности в системе менеджмента качества и стандарты СМК по вопросам гражданского оборота интеллектуальной собственности, соблюдения интеллектуальных прав и реализации лицензионной политики правообладателя. Профилактика рисков административных, налоговых, уголовных правонарушений.

— Использование СТО АСМК.021МУ-2015 «Система менеджмента качества. Создание интеллектуальной собственности и вознаграждения работников согласно правовым нормам статьи 1295 и 1370 Гражданского кодекса РФ» и перспективные разработки стандартов профессионального менеджмента интеллектуальной собственности с участием заинтересованных лиц: методика анализа и прогноза экономической эффективности интеллектуальной собственности; методика организации учета, оптимизации состава и учетной стоимости нематериальных активов; методика маркетинга рынка и анализа данных для введения коммерческой тайны, обеспечивающей конкурентные преимущества правообладателя; методика создания и использования ноу-хау (сведений о результатах интеллектуальной деятельности или секретов производства в режиме коммерческой тайны).

Дополнительная информация — загрузить презентацию «Обсуждение и решение проблем интеллектуальной собственности», познакомиться с публикацией «Стандарты менеджмента интеллектуальной собственности. Задачи и практика стандартизации», «О безвредности патентования или как переставить локомотив на новые рельсы», «Креативная экономика и менеджмент интеллектуальных активов».

Правовой нигилизм и пренебрежение правовыми нормами гражданского оборота интеллектуальной собственности, искажение учета нематериальных активов (несоответствие первичной документации требованиям пункта 3 ПБУ 14/2007) и отсутствие эффективной системы документооборота менеджмента интеллектуальной собственности — грозят упущенной выгодой и административными, налоговыми, уголовными правонарушениями.

Как поправить положение? О Вас подумали…

Дискуссионный клуб «Обсуждение и решение проблем интеллектуальной собственности»
Курсы повышения квалификации специалистов «Менеджмент интеллектуальной собственности»