Конституционный суд имеет право официально устанавливать

Datalife Engine Demo

Законспектировать параграф 9, выполнить тестовые задания

Тесты по праву 10 А класс

A 1. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о воз­ник­но­ве­нии граж­дан­ских пра­во­от­но­ше­ний?

А. Граж­дан­ские пра­во­от­но­ше­ния – это ис­клю­чи­тель­но иму­ще­ствен­ные пра­во­от­но­ше­ния.

Б. Закон до­пус­ка­ет сво­бо­ду вы­бо­ра при опре­де­ле­нии соб­ствен­но­го по­ве­де­ния участ­ни­ка­ми граж­дан­ских пра­во­от­но­ше­ний.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 2. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния об от­рас­лях права?

А. К от­рас­лям част­но­го права от­но­сит­ся пред­при­ни­ма­тель­ское, граж­дан­ское, се­мей­ное право.

Б. К от­рас­лям пуб­лич­но­го права от­но­сит­ся кон­сти­ту­ци­он­ное, ад­ми­ни­стра­тив­ное, уго­лов­ное право.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 3. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о пра­во­на­ру­ше­ни­ях?

А. Пра­во­на­ру­ше­ния в за­ви­си­мо­сти от ко­ли­че­ства участ­ни­ков пра­во­на­ру­ше­ния при­ня­то раз­де­лять на про­ступ­ки и пре­ступ­ле­ния.

Б. Вид пра­во­на­ру­ше­ния опре­де­ля­ет­ся в за­ви­си­мо­сти от от­рас­ли права.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 4. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о субъ­ек­тах граж­дан­ско­го права?

А. В слу­чае эман­си­па­ции дее­спо­соб­ность фи­зи­че­ско­го лица в граж­дан­ском праве может на­сту­пить до 18 лет.

Б. Субъ­ек­та­ми граж­дан­ско­го права яв­ля­ют­ся фи­зи­че­ские лица, юри­ди­че­ские лица, го­су­дар­ство.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 5. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о юри­ди­че­ской от­вет­ствен­но­сти?

А. Юри­ди­че­ская от­вет­ствен­ность может на­сту­пить толь­ко за со­вер­шен­ное пра­во­на­ру­ше­ние.

Б. Ви­да­ми юри­ди­че­ской от­вет­ствен­но­сти яв­ля­ют­ся граж­дан­ско-пра­во­вая, уго­лов­ная, дис­ци­пли­нар­ная, ад­ми­ни­стра­тив­ная юри­ди­че­ская от­вет­ствен­ность.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 6. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о праве?

А. В за­ко­не право при­об­ре­та­ет свою опре­де­лен­ность, точ­ность, за­вер­шен­ность.

Б. Прак­ти­че­ское зна­че­ние права со­сто­ит в за­щи­те прав че­ло­ве­ка.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 7. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о дее­спо­соб­но­сти?

А. Ли­шить че­ло­ве­ка дее­спо­соб­но­сти можно как по суду, так и по ре­ше­нию ме­ди­цин­ской ко­мис­сии.

Б. В не­ко­то­рых опре­де­лен­ных за­ко­ном слу­ча­ях пол­ная дее­спо­соб­ность может на­сту­пить до до­сти­же­ния лицом со­вер­шен­но­ле­тия.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 8. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о граж­дан­ском праве?

А. Граж­дан­ское за­ко­но­да­тель­ство ос­но­вы­ва­ет­ся на при­зна­нии ра­вен­ства участ­ни­ков ре­гу­ли­ру­е­мых им от­но­ше­ний.

Б. Граж­дан­ское за­ко­но­да­тель­ство ос­но­вы­ва­ет­ся на при­зна­нии до­пу­сти­мо­сти про­из­воль­но­го вме­ша­тель­ства кого-либо в част­ные дела.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

A 9. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде?

А. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд про­ве­ря­ет кон­сти­ту­ци­он­ность толь­ко тех актов вла­стей, ко­то­рые имеют юри­ди­че­ские по­след­ствия.

Б. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд имеет право офи­ци­аль­но уста­нав­ли­вать со­дер­жа­ние и смысл кон­сти­ту­ци­он­ной нормы, ко­то­рая может быть ис­тол­ко­ва­на дво­я­ко.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б 3) верны оба суж­де­ния 4) оба суж­де­ния не­вер­ны

Конституционный суд имеет право официально устанавливать

27 декабря На нашем сайте размещен курс русского языка Людмилы Великовой.

20 декабря Бесплатный курс ЕГЭ по математике Д. Д. Гущина Описание Перейти

− Учитель Думбадзе В. А.
из школы 162 Кировского района Петербурга.

Наша группа ВКонтакте
Мобильные приложения:

Верны ли следующие суждения о Конституционном Суде?

А. Конституционный Суд проверяет конституционность только тех актов властей, которые имеют юридические последствия.

Б. Конституционный Суд имеет право официально устанавливать содержание и смысл конституционной нормы, которая может быть истолкована двояко.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Конституционный суд — относящийся к судебной ветви государственной власти орган конституционного контроля, в компетенцию которого входит оценка соответствия правовых норм Конституции. Конституционный суд (в отличие от всех прочих судов) вправе отменить закон или иной нормативный правовой акт, в случае признания его неконституционным.

Суждение А верно. Конституционный суд в соответствии со ст. 125 Конституции РФ

1. по запросу определенных органов решает вопрос о соответствии Конституции РФ нормативных документов,

2. решает споры о компетенции между федеральными органами государственной власти; между органами государственной власти РФ и органами госвласти субъектов РФ; между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

3. проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

Суждение Б неверно, т.к. Конституционный Суд только по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации в случае обнаружившейся неопределенности в понимании положений Конституции Российской Федерации.

Постановление Конституционного Суда от 16 июня 1998 года, № 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, «Российская газета», № 121, 30 июня 1998 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127

Конституции Российской Федерации

город Москва 16 июня 1998 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Э.М.Аметистова, Н.Т.Ведерникова, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, В.И.Олейника, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

с участием представителей сторон, направивших запросы в Конституционный Суд Российской Федерации: кандидата юридических наук Е.П.Пашкова _ представителя Законодательного Собрания Республики Карелия и кандидата юридических наук Н.Т.Арапова _ представителя Государственного Совета Республики Коми,

руководствуясь статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 части первой статьи 3, пунктом 2 части второй статьи 21, статьями 36, 74, 105 и 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Законодательного Собрания Республики Карелия о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации и запрос Государственного Совета Республики Коми о толковании пункта «б» части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации.

Поскольку оба запроса касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединил дела по этим запросам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Т.Г.Морщаковой, объяснения представителей сторон, заключения экспертов _ доктора юридических наук А.А.Белкина и кандидата юридических наук В.А.Четвернина, выступления приглашенных в заседание: от Верховного Суда Российской Федерации _ заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М.Жуйкова, от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации _ заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации О.В.Бойкова, исследовав представленные документы и иные материалы. Конституционный Суд Российской Федерации

1. В запросе Законодательного Собрания Республики Карелия указывается, что в результате неопределенности в понимании компетенции судов, установленной статьями 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, в правоприменительной практике имеют место случаи признания неконституционными нормативных актов, перечисленных в пунктах «а» и «б» части 2 и в части 4 статьи 125, иными помимо Конституционного Суда Российской Федерации судами. По мнению же заявителя , проверка конституционности этих актов относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. Аналогичная позиция изложена в запросе Государственного Совета Республики Коми.

Исходя из этого, предметом толкования в данном деле являются положения статьи 125 Конституции Российской Федерации, согласно которым Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность названных в пунктах «а» и «б» части 2 и в части 4 данной статьи нормативных актов, которые в случае признания их неконституционными утрачивают юридическую силу (часть 6 статьи 125), в соотношении с положениями статей 126 и 127 Конституции Российской Федерации, которые закрепляют полномочия Верховного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным и иным делам и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа по разрешению экономических споров и иных дел и тем самым определяют в общем виде компетенцию соответственно судов общей юрисдикции и арбитражных судов. В связи с этим надлежит выявить, вытекает ли из подлежащих толкованию положений полномочие судов общей юрисдикции и арбитражных судов проверять конституционность указанных нормативных актов и признавать их недействующими, т.е. утрачивающими юридическую силу. Таким образом, рамки настоящего толкования определяются целью разграничения компетенции в области нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами.

При этом, как следует из статьи 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации принимает решения, оценивая не только буквальный смысл подлежащих толкованию конституционных положений, но и смысл, придаваемый им сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе норм Конституции Российской Федерации.

2. Основополагающее значение для настоящего толкования имеют положения Конституции Российской Федерации, провозглашающие высшую юридическую силу конституционных норм, непосредственное действие Конституции Российской Федерации (статья 15), в том числе в области прав и свобод, обеспечиваемых правосудием (статья 18), в котором реализуется их судебная защита (статья 46). Из указанных конституционных норм вытекает, что требование о непосредственном применении Конституции Российской Федерации обращено ко всем судам, которые в соответствии с главой 7 Конституции Российской Федерации независимо осуществляют судебную власть в пределах своей компетенции и в формах судопроизводства, установленных данной главой.

Ее статья 125 содержит специальные предписания, которые возлагают на особый орган правосудия _ Конституционный Суд Российской Федерации полномочия по осуществлению проверки конституционности перечисленных в ней нормативных актов, которая может повлечь утрату ими юридической силы. Другие судебные органы Конституция Российской Федерации такими полномочиями не наделяет.

Определяя компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, Конституция Российской Федерации исходит из обязательности ее осуществления в специфической форме правосудия _ конституционном судопроизводстве и поэтому устанавливает основные признаки этой формы, а именно круг предметов проверки и инициаторов рассмотрения дел, связанные с этим виды процедур и юридические последствия принимаемых решений. В отношении других судов такая регламентация на конституционном уровне отсутствует. Следовательно, Конституция Российской Федерации не предполагает и проверку ими конституционности нормативных актов, которые перечислены в ее статье 125 в качестве предмета нормоконтроля со стороны Конституционного Суда Российской Федерации.

Таким образом, поскольку указанные полномочия Конституционного Суда Российской Федерации закреплены специально и поскольку для их осуществления именно этим органом судебной власти предусмотрена особая форма правосудия _ конституционное судопроизводство, то осуществление другими судами аналогичных полномочий без их конституционного закрепления и вне таких форм исключается.

Это вытекает также из общего принципа правосудия, согласно которому надлежащим судом для рассмотрения дела признается суд, созданный и действующий на основании закона (статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), что подразумевает закрепление в Конституции и принятом в соответствии с нею законе правомочий различных судов. Данный принцип находит свое выражение в статьях 47, 118, 120 и 128 Конституции Российской Федерации и лежит в основе определения предметной, территориальной и инстанционной подсудности дел, а также разграничения видов судебной юрисдикции. Применительно к осуществлению компетенции по судебной проверке конституционности актов надлежащий суд устанавливается только Конституцией и другим законом устанавливаться не может.

3. В статьях 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации последовательно развивается логика ее статьи 118, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Именно исходя из того, что конституционное судопроизводство в соответствии со статьей 125 возложено на Конституционный Суд Российской Федерации, в статьях 126 и 127 определено, что к полномочиям других судов отнесено судопроизводство по гражданским, уголовным, административным делам и по разрешению экономических споров.

Перечень полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов не является закрытым, поскольку статьи 126 и 127 допускают рассмотрение ими и иных, не названных в этих конституционных нормах категорий дел, что связано с возможностью введения (на основании статьи 128 Конституции Российской Федерации) новых судебных процедур, не нашедших закрепления в действующей Конституции Российской Федерации. Однако это ни в коей мере не предполагает осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами проверки конституционности нормативных актов, перечисленных в статье 125 Конституции Российской Федерации, поскольку она прямо возлагает данную функцию на Конституционный Суд Российской Федерации.

4. Правомочием по проверке конституционности указанных нормативных актов наделен только Конституционный Суд Российской Федерации, который осуществляет ее в особой судебной процедуре конституционного судопроизводства. Это обусловлено тем, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

В то же время Конституционный Суд Российской Федерации, принимая решение по делу, оценивает также смысл, придаваемый рассматриваемому нормативному акту сложившейся судебной практикой. Таким образом он выражает свое отношение как к позиции законодателя или иного нормотворческого органа, так и к ее пониманию правоприменителем, основываясь при этом на толковании положений Конституции Российской Федерации, в сфере которого, по смыслу ее статьи 125 (части 5 и 6), только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение. Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не обладают такой юридической силой. Они не обязательны для других судов по другим делам, так как суды самостоятельно толкуют подлежащие применению нормативные предписания, следуя при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации). Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов могут быть оспорены в установленных федеральным законом процессуальных формах. Кроме того, не предусмотрена обязательность официального опубликования этих решений, что в силу статьи 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой применению подлежат только официально опубликованные акты, также исключает для других правоприменителей и обязательность следования им при разрешении других дел. Возможность опубликования отдельных судебных решений или извлечений из них не является достаточной гарантией для реализации указанной конституционной нормы.

В силу изложенного согласно Конституции Российской Федерации решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не признаются адекватным средством для лишения нормативных актов, названных в ее статье 125 (пункты «а» и «б» части 2 и часть 4),-юридической силы в связи с их неконституционностью.

5. Отсутствие у судов общей юрисдикции и арбитражных судов правомочия признавать указанные нормативные акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому недействующими прямо вытекает и из части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, которая относит Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации к субъектам обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке (вне связи с рассмотрением конкретного дела, т.е. в порядке абстрактного нормоконтроля) конституционности нормативных актов, перечисленных в пунктах «а» и «б». Кроме того, согласно ее части 4 Конституционный Суд Российской Федерации по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Таким образом, на конституционном уровне закреплено, что выводы других судов о неконституционности закона не могут сами по себе послужить основанием для его официального признания не соответствующим Конституции Российской Федерации и утрачивающим юридическую силу. В аспекте взаимодействия судов различных видов юрисдикции и разграничения их компетенции по выявлению неконституционных законов исключение последних из числа действующих актов является совокупным результатом реализации, с одной стороны, обязанности общих судов поставить вопрос о конституционности закона перед Конституционным Судом Российской Федерации, а с другой _ обязанности последнего окончательно разрешить этот вопрос.

Читайте так же:  Втб банк оформить заявку на кредит

Предусмотренное статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации обращение иных судов в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона, если суд приходит к выводу о несоответствии закона Конституции Российской Федерации, не может рассматриваться только как его право, _ суд обязан обратиться с таким запросом, чтобы не соответствующий Конституции Российской Федерации акт был лишен юридической силы (часть 6 статьи 125) в конституционно установленном порядке, что исключило бы его дальнейшее применение. Данная обязанность судов вытекает из возложенного на них, как на независимые органы правосудия, конституционного полномочия обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека, включая равенство перед законом и судом (статьи 18, 19 и 46), подчиняясь при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120).

Отказ от применения в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без обращения в связи с этим в Конституционный Суд Российской Федерации противоречил бы и конституционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации (статьи 4, 15 и 76), и в то же время ставил бы под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации, так как оно не может быть реализовано, если допускается разноречивое толкование различными судами конституционных норм. Именно поэтому обращение в Конституционный Суд Российской Федерации обязательно и в тех случаях, когда суд при рассмотрении конкретного дела приходит к выводу о неконституционности закона, который принят до вступления в силу Конституции Российской Федерации и применение которого должно быть исключено в соответствии с пунктом 2 ее Заключительных и переходных положений.

Обязанность судов в случаях, если они приходят к выводу о неконституционности закона, для официального подтверждения его неконституционности обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации не ограничивает непосредственное применение ими Конституции Российской Федерации, которое призвано обеспечивать реализацию конституционных норм прежде всего при отсутствии их законодательной конкретизации. Если же закон, который должен был бы быть применен в конкретном деле, по мнению суда, не соответствует Конституции Российской Федерации и тем самым препятствует реализации ее положений, то для обеспечения непосредственного действия Конституции Российской Федерации во всех случаях, в том числе и когда дело разрешено судом на основании конкретной конституционной нормы, требуется лишение такого закона юридической силы в предусмотренном статьей 125 Конституции Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства.

Устранение неконституционного закона из системы правовых актов не может быть достигнуто ни путем разрешения дел в порядке гражданского, административного или уголовного судопроизводства, ни путем разъяснений по вопросам судебной практики, которые в соответствии со статьями 126 и 127 Конституции Российской Федерации дают Пленумы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Последние не вправе определять какой-либо иной порядок обеспечения непосредственного применения Конституции Российской Федерации при разрешении конкретных дел, чем предусмотренный ею, а также федеральным конституционным законом.

6. Статья 125 Конституции Российской Федерации, определяя полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, не ограничивает правомочий других судов самостоятельно решать, руководствуясь статьей 120 (часть 2) в ее взаимосвязи со статьей 76 (части 3, 5 и 6) Конституции Российской Федерации, какой закон подлежит применению в рассматриваемом деле в случаях противоречия между законами, обнаружения в правовом регулировании пробелов либо фактически утративших силу, но не отмененных в установленном порядке норм. При этом, однако, суд может не применить федеральный закон или закон субъекта Российской Федерации, но не вправе признавать их недействующими.

Из статьи 76 Конституции Российской Федерации, регулирующей принципы разрешения коллизий между нормативными актами различного уровня, не вытекает и правомочие федеральных судов признавать нормативные акты субъектов Российской Федерации не соответствующими их конституциям (уставам). Осуществление указанной функции, влекущее лишение нормативных актов субъектов Российской Федерации юридической силы, по смыслу статей 5 (часть 2), 73 и 118 Конституции Российской Федерации, возможно лишь органами конституционного судопроизводства, если такое их правомочие предусматривается — конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации.

7. Конституционное закрепление исключительного полномочия Конституционного Суда Российской Федерации по проверке конституционности нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2) Конституции Российской Федерации, не затрагивает положение ее статьи 120 (часть 2), согласно которому другие суды, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа закону, принимают решение в соответствии с законом.

Непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает также, что суды вправе вне связи с рассмотрением конкретного дела осуществлять нормоконтроль в отношении нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2), и признавать их недействующими в связи с несоответствием иному акту, имеющему большую юридическую силу. В то же время статьи 76, 118, 120, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации не исключают права законодателя специально предусматривать осуществление судами общей юрисдикции и арбитражными судами в порядке административного судопроизводства полномочий по проверке соответствия перечисленных в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2) нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации. Однако признание недействующими названных в статье 125 Конституции Российской Федерации актов ниже уровня федерального закона невозможно вне четкой регламентации принятия таких решений.

Осуществленная в статье 125 конституционная регламентация компетенции Конституционного Суда Российской Федерации указывает и на те общие требования, которым должно отвечать правовое регулирование принятия иными судами решений о признании перечисленных в ней актов недействующими. Им должны определяться предметная, территориальная и инстанционная подсудность дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с соответствующим требованием, основания обращения, виды актов, подлежащих проверке судами, правила, обеспечивающие юридическую силу судебных решений как обязательных для правоприменителей по всем другим делам, в том числе в соответствии с требованием статьи 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации, по смыслу которой прекращение действия любых нормативных положений, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, невозможно без официального опубликования для всеобщего сведения судебных решений, аннулирующих такие нормы.

Из статей 71 (пункт «о»), 118 (часть 3) и 128 Конституции Российской Федерации в их совокупности вытекает, что впредь соответствующие полномочия судов могут устанавливаться только федеральным конституционным законом. В отсутствие указанного регулирования суды общей юрисдикции и арбитражные суды не обладают полномочиями по прекращению юридической силы нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем и при наличии закрепленных таким образом полномочий других судов не исключается _ исходя из приоритета Конституции Российской Федерации _ проверка конституционности этих актов Конституционным Судом Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74 и 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Предусмотренное статьей 125 Конституции Российской Федерации полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов , нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, относится к компетенции только Конституционного Суда Российской Федерации. По смыслу статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные в ее статье 125 (пункты «а» и «б» части 2 и часть 4) акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому утрачивающими юридическую силу.

2. Суд общей юрисдикции или арбитражный суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации федерального закона или закона субъекта Российской Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. Обязанность обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с таким запросом, по смыслу частей 2 и 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 2, 15, 18, 19, 47, 118 и 120, существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона на основе непосредственно действующих норм Конституции Российской Федерации.

3. Статьи 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации не исключают возможности осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами вне связи с рассмотрением конкретного дела проверки соответствия перечисленных в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2) Конституции Российской Федерации нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации.

Такие полномочия судов могут быть установлены федеральным конституционным законом, с тем чтобы в нем были закреплены виды нормативных актов, подлежащих проверке судами, правила о предметной, территориальной и инстанционной подсудности таких дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с требованием о проверке законности актов, обязательность решений судов по результатам проверки акта для всех правоприменителей по другим делам. Иначе суды не вправе признавать незаконными и в связи с этим утрачивающими юридическую силу акты ниже уровня федерального закона, перечисленные в статье 125 (пункты «а» и «б» части 2) Конституции Российской Федерации.

4. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данное Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении толкование является официальным и общеобязательным.

5. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации
19-П

Статья 125 Конституции РФ

1. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей.

2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации*(26).

3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

4. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации.

6. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.

7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Комментарий к Статье 125 Конституции РФ

1. Судебный конституционный контроль, осуществляемый в России Конституционным Судом РФ, конституционными, уставными судами субъектов РФ, имеет сравнительно небольшую, 17-летнюю, историю. Другие государства мира (а органы конституционной юрисдикции учреждены в большинстве из них) обладают более значительным опытом такого контроля: например, свыше 200 лет в США, около 90 лет в Австрии, почти 60 лет в ФРГ, 50 лет во Франции.

Современная Россия не могла не испытать влияние мирового опыта и доктрины конституционного правосудия. В принципе, Россия восприняла европейскую модель, характеризующуюся созданием специального органа конституционного контроля (конституционного суда, совета) для разрешения в особой процедуре конституционно-правовых вопросов и споров, хотя были и сохраняются сторонники американской модели, отличающейся тем, что конституционный контроль является функцией судов общей юрисдикции (всех в стране или только Верховного Суда), реализуемой при осуществлении ими обычного судопроизводства по конкретным уголовным, гражданским и иным делам. Европейская модель судебного конституционного контроля была избрана и большинством постсоциалистических государств.

К моменту учреждения Конституционного Суда в России в 1991 г. не было сколько-нибудь развитой концептуальной модели конституционного правосудия. Основной научный багаж в этой сфере составляли критические исследования зарубежных моделей конституционного контроля, надзора, правосудия. Лишь в 70-80-е годы прошлого века наметился более взвешенный, позитивный подход к данным проблемам. В предшествующий исторический период идеи конституционного право судия не имели шансов не только на признание, но даже на публичное распространение в условиях господства официальной доктрины полновластия Советов, реальной монополии на власть партийно-государственной элиты, отрицания в идеологии принципа разделения властей.

Правда, определенные конституционно-контрольные функции закреплялись советскими конституциями за высшими органами власти, но они не получили и не могли получить на практике в силу указанных выше причин необходимого развития. Отсутствовал и судебный конституционный контроль, не считая своеобразной судебно-консультативной функции в данной сфере, осуществляемой Верховным Судом СССР в 20-30-е годы ХХ в.

Создание в перестроечный период Комитета конституционного надзора СССР на основе Закона СССР от 23 декабря 1989 г. «О конституционном надзоре в СССР» имело позитивное значение, однако не привело к кардинальному изменению в сфере конституционного контроля в стране. К тому же Комитет просуществовал недолго — с апреля 1990 г. по декабрь 1991 г. Реально и по характеру большинства предоставленных ему полномочий Комитет был вспомогательным инструментом высшего законодательного органа, в основном с совещательными функциями*(1164).

Россия еще в период существования СССР, осуществляя демократические преобразования, стала первой, принявшей принципиально новое, по сравнению с союзным, решение — об учреждении специального института судебного конституционного контроля — Конституционного Суда, неизвестного прежде нашей политико-правовой системе органа. Это предусматривалось Законом РСФСР от 15 декабря 1990 г., который заменил положение ст. 119 Конституции РСФСР о Комитете конституционного надзора РСФСР, скопированное с союзной Конституции, но так и не реализованное. 12 июля 1991 г. был принят Закон «О Конституционном Суде РСФСР». 29-30 октября 1991 г. избраны конституционные судьи. 14 января 1992 г. состоялось первое заседание Конституционного Суда. В октябре 1993 г. в условиях обострившейся политической борьбы, острой конфронтации между законодательной и исполнительной властями, в ходе которой Конституционный Суд безуспешно попытался стать конституционным арбитром, его деятельность была приостановлена до принятия новой Конституции*(1165).

Конституция 1993 г., несмотря на предлагавшиеся при подготовке ее проекта иные организационно-правовые формы осуществления конституционного правосудия, сохранила Суд как самостоятельный институт власти. Правда, изменилась его компетенция, численный состав, порядок формирования, организационная структура.

Прежняя Конституция определяла предназначение Конституционного Суда необычайно широко — «высший орган судебной власти по защите конституционного строя» (ст. 165). Конституция 1993 г. не содержит характеристики статуса Суда. Она дана в принятом на основе Конституции Законе о Конституционном Суде РФ: Конституционный Суд РФ — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства (ст. 1).

Читайте так же:  Заявление о выписке жильца из квартиры

В Конституции нормы о Суде включены в гл. 7 «Судебная власть» (ст. 125, ч. 2 ст. 118, ч. 1 и 3 ст. 128), что подчеркивает его принадлежность к судебной ветви власти. В то же время Конституционный Суд РФ по своей компетенции, организации, процедуре деятельности, характеру рассматриваемых дел и принимаемых решений, их юридической силе и механизму исполнения существенно отличается от других судебных органов. Он осуществляет особый вид правосудия — конституционное, применяя при этом особую процедуру — конституционное судопроизводство. Конституционный Суд не рассматривает конкретные уголовные, гражданские, арбитражные, административные дела. Он наделен функцией конституционного контроля в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории страны (ст. 3 Закона о Конституционном Суде РФ). Конституционный контроль выражается в проверке и оценке конституционности законов, иных нормативных актов, договоров, утрачивающих силу в случае признания их неконституционными, в разрешении споров о компетенции, толковании Конституции, что призвано обеспечить правовую защиту Конституции, баланс, уравновешивание властей в установленных Конституцией границах.

В силу особого статуса Конституционного Суда как главного звена в механизме конституционного контроля, высшего конституционного органа одного уровня с федеральными институтами президентской, законодательной и исполнительной властей из всех высших судебных органов только его компетенция, наряду с компетенцией Президента, Государственной Думы, Совета Федерации, Правительства, определена непосредственно и конкретно в Конституции. На основе Конституции полномочия, порядок образования и деятельности Суда устанавливаются Законом о нем.

2. Часть 1 ст. 125 Конституции определяет численный состав Конституционного Суда РФ — 19 судей. Прежняя законодательная регламентация предусматривала 15 судей (фактически были избраны и работали 13). Порядок назначения конституционных судей установлен в Основном Законе (п. «е» ст. 83, п. «ж» ч. 1 ст. 102, ч. 1 ст. 128), конкретизирован в Законе о Конституционном Суде РФ (ст. 4, 9 и 10) и Регламенте Совета Федерации (гл. 24).

Судьи КС РФ назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента. Предложения о кандидатах могут вноситься Президенту членами Совета Федерации, депутатами Государственной Думы, законодательными (представительными) органами субъектов РФ, высшими судебными органами и федеральными юридическими ведомствами, всероссийскими юридическими сообществами, юридическими научными и учебными заведениями. Законодательство предъявляет высокие требования к кандидатам на должность судьи Конституционного Суда. Им может быть назначен только гражданин РФ, достигший ко дню назначения возраста не менее 40 лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права.

Вопрос о назначении на должность судьи Конституционного Суда рассматривается Советом Федерации в срок не позднее 14 дней с момента получения представления Президента. Каждый судья назначается на должность в индивидуальном порядке тайным голосованием. Назначенным на должность судьи считается лицо, получившее при голосовании большинство от общего числа членов Совета Федерации. Назначение оформляется постановлением палаты. Судья на заседании палаты приводится к присяге, текст которой определен в ст. 10 Закона о Конституционном Суде РФ: «Клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности судьи Конституционного Суда Российской Федерации, подчиняясь при этом только Конституции Российской Федерации, ничему и никому более». В случае выбытия судьи из состава Суда представление о назначении другого лица на вакантное место вносится Президентом в Совет Федерации не позднее месяца со дня открытия вакансии. Так, в сентябре 2008 г. открылась вакансия после досрочного ухода в отставку судьи Б.С. Эбзеева в связи с его избранием Президентом Карачаево-Черкесской Республики.

Полномочия Конституционного Суда как органа, в отличие от других высших государственных институтов, не ограничены определенным сроком, что обеспечивает его самостоятельность и независимость. Этому же служит принцип несменяемости судей в течение срока, на который они назначены. Законодатель, правда, неоднократно изменял срок полномочий судей. Изменениями Закона о Конституционном Суде РФ в 2005 г. установлено, что полномочия судьи КС РФ не ограничены определенным сроком, но предельный возраст пребывания в этой должности — 70 лет (ст. 12). Его полномочия могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным Законом о Конституционном Суде РФ (ст. 12, 14, 17 и 18).

Обеспечению независимости, объективности, беспристрастности и деполитизации Суда и его судей служит законодательно установленный принцип несовместимости, т.е. запрет на занятия и действия, несовместимые с должностью конституционного судьи, особенно связанные с деятельностью политического характера (принадлежать к политическим партиям и движениям, участвовать в их съездах, конференциях, иных политических акциях, в избирательных кампаниях и т.п.). Судья не может заниматься какой-либо иной оплачиваемой деятельностью, кроме творческой (преподавательской, научной и др.), а также оказывать кому бы то ни было покровительство в правовой сфере; публично высказывать свое мнение по предмету рассмотрения в Суда до принятия по нему решения и т.д. (ст. 11 Закона о Конституционном Суде РФ).

Одной из важных гарантий независимости Суда, равенства прав судей являлись положения Закона о Конституционном Суде РФ об избрании самими судьями из своего состава тайным голосованием Председателя, его заместителя и судьи-секретаря КС РФ. В 2009 г. законодатель изменил этот порядок, внеся ряд поправок в Закон о Конституционном Суде РФ. Была упразднена должность судьи-секретаря, введена взамен еще одна должность заместителя Председателя, и установлено, что Председатель Конституционного Суда и его заместители назначаются на должности Советом Федерации по представлению Президента из числа судей Конституционного Суда. Увеличен и срок полномочий этих лиц до 6 лет вместо прежних 3. В обоснование таких изменений указывалось на необходимость унификации порядка формирования руководства всех высших федеральных судов, большей прозрачности данной процедуры, лучшей обеспеченности независимости руководства КС РФ, ссылались и на мировой опыт. Правда, новая процедура не предусматривает ни в какой форме учета мнения судей КС РФ о кандидатурах на должности Председателя и его заместителей, в отличие от других высших федеральных судов, руководители которых могут быть назначены Советом Федерации на должности по представлению Президента при наличии положительного заключения Высшей квалификационной коллегии судей РФ — органа судейского сообщества и, кроме того, кандидатуры заместителей председателей этих судов представляются Президенту председателями данных судов.

Повышению эффективности и оперативности деятельности Конституционного Суда служит предусмотренное Законом образование двух палат. Если на первом этапе Конституционный Суд работал в едином составе судей, то с 1994 г. он осуществляет конституционное судопроизводство тремя коллегиями — посредством пленарных заседаний и заседаний палат. При этом каждая палата выступает как Суд. Решения, принятые и на пленарных заседаниях, и на заседаниях палат, являются решениями КС РФ, они юридически равнозначны. Такая организационно-правовая структура Суда потребовала разграничить его компетенцию между пленумом и палатами. На пленарном заседании может быть рассмотрен любой вопрос, входящий в компетенцию Суда, но некоторые из них — исключительно на таких заседаниях (ст. 21, а также ст. 15, 17, 18, 23, 24, 26, 42, 47 и 111 Закона). В заседаниях палат разрешаются дела, отнесенные к ведению Суда и не подлежащие рассмотрению, согласно Закону о нем, исключительно в пленарных заседаниях (ст. 22). На практике основная масса дел рассматривается на заседаниях палат.

Основными принципами деятельности Конституционного Суда являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.

3. В ч. 2-7 ст. 125 Конституции устанавливается компетенция КС РФ. Она существенно изменена по сравнению с ее регламентацией на первом этапе при создании Конституционного Суда. С одной стороны, Конституция 1993 г. закрепила за Судом такие новые важные полномочия, как, например, толкование Конституции, проверка конституционности внутрифедеральных договоров, рассмотрение конституционных жалоб, запросов судов и т.д. С другой — были исключены некоторые из прежних полномочий, например разрешение дел о конституционности политических партий и иных общественных объединений, проверка конституционности правоприменительной практики, ненормативных актов и др.

Полномочия КС РФ устанавливаются как Конституцией (ст. 125, ч. 3 ст. 100, ч. 1 ст. 104), так и согласно ее ч. 3 ст. 128 федеральным конституционным законом, каковым является Закон о Конституционном Суде РФ. Его ст. 3 (п. 7) предусматривает, что Суд может осуществлять полномочия (права), предоставляемые ему другими федеральными законами, а также Федеративным и иными внутрифедеральными договорами, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля. Пока единственным примером установления дополнительного полномочия Конституционного Суда является Закон о референдуме (проверка конституционности инициативы проведения референдума по предложенному вопросу).

Таким образом, приведенный в Конституции перечень полномочий КС РФ не является закрытым, он может быть дополнен указанными выше видами законов и договоров, но не изменен или сокращен ими. В связи с этим следует критически оценить содержание нормы, включенной Федеральным конституционным законом от 15.12.2001 N 4-ФКЗ в ст. 3 Закона о Конституционном Суде РФ, согласно которой компетенция Суда, установленная этой статьей, может быть изменена не иначе как путем внесения изменений в Закон. Однако компетенция КС РФ, установленная в п. 1-6 ч. 1 ст. 3, — это дословно воспроизведенные его полномочия, закрепленные в ч. 2-5, 7 ст. 125 и ч. 1 ст. 104 Конституции. Следовательно, изменение этой компетенции, не считая ее дополнения, может быть осуществлено лишь посредством внесения поправок к Конституции, которые только и могут повлечь за собой последующее изменение норм Закона о компетенции Суда.

Компетенция Конституционного Суда определяется закреплением, во-первых, видов правовых актов, подлежащих проверке и официальному толкованию, а также перечня органов государственной власти, споры о компетенции между которыми он правомочен разрешать; во-вторых — круга правомочных субъектов обращения в Суд. В то же время сам Конституционный Суд не вправе рассматривать дела по собственной инициативе.

Одним из основных и чаще всего реализуемых на практике является полномочие Суда, установленное ч. 2 ст. 125 Конституции, разрешать дела о конституционности нормативных актов и договоров. Это так называемый абстрактный нормоконтроль, т.е. вне связи с применением акта в конкретном судебном или ином деле. Под юрисдикцию Суда подпадают четыре вида такого рода актов: нормативные акты федерального и регионального уровней, внутрифедеральные договоры и не вступившие в силу международные договоры РФ.

К подлежащим проверке актам федерального уровня п. «а» ч. 2 ст. 125 Конституции относит прежде всего федеральные законы. В ряде своих решений Конституционный Суд обосновал, что в данном случае Конституция имеет в виду не только федеральные законы в узком смысле, но и федеральные конституционные законы, которые также подлежат проверке в порядке конституционного судопроизводства (см. Постановления от 29.06.2004 N 13-П, от 21.03.2007 N 3-П *(1166)). Конституционный Суд в порядке абстрактного нормоконтроля правомочен также разрешать дела о конституционности любых нормативных актов Президента, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства независимо от их формы и наименования. Иные акты этих органов, норм права не устанавливающие, Суд проверять не правомочен. Не подпадают под юрисдикцию Суда как нормативные, так и ненормативные акты федеральных органов исполнительной власти — министерств, федеральных служб, агентств и др. Все эти акты могут быть обжалованы в другие суды.

К актам регионального уровня, подлежащим проверке Конституционным Судом, относятся прежде всего учредительные акты субъектов РФ — их конституции, уставы. Что касается законов и иных нормативных актов субъектов РФ, то имеются определенные ограничения. Под юрисдикцию Суда, согласно п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции, подпадают те из них, которые изданы по вопросам, относящимся к ведению федеральных органов государственной власти и совместному ведению федеральных и региональных органов государственной власти. Акты субъектов РФ, изданные по вопросам их исключительного ведения, не могут быть оспорены в Конституционный Суд на основании указанного пункта. Другое ограничение обусловлено самим понятием «нормативный акт субъекта Федерации». Оно в данном случае подразумевает нормативные акты высших органов государственной власти субъектов. Иные нормативные акты, издаваемые в субъектах РФ, например министерств, органов местного самоуправления, не подпадают под юрисдикцию Конституционного Суда. Они могут быть оспорены в других судах, в том числе в конституционных (уставных) судах субъектов РФ.

Юрисдикция Конституционного Суда распространяется на такую своеобразную категорию нормативных актов, как договоры (п. «в» ч. 2 ст. 125 Конституции). Речь идет о договорах, заключаемых на основании ч. 3 ст. 11 Конституции между органами государственной власти РФ и ее субъектов, а также о договорах между органами государственной власти двух или более субъектов РФ, т.е. о внутрифедеральных договорах. Под юрисдикцию КС РФ подпадают договоры в публично-правовой сфере, например о разграничении предметов ведения и полномочий.

Применительно к правовым актам, перечисленным в п. «а»-«в» ч. 2 ст. 125 Конституции, Конституционный Суд осуществляет последующий (репрессивный) контроль, т.е. контроль вступивших в силу, действующих нормативных актов и договоров. Пункт «г» ч. 2 ст. 125 предусматривает предварительный (превентивный) контроль не вступивших в силу международных договоров РФ, т.е. до их ратификации, утверждения или вступления в силу, любым иным способом выражения согласия РФ на их обязательность. Такой контроль позволяет избежать возникновения коллизии между законами страны и ее международными обязательствами. Это особенно важно в связи с тем, что Конституция 1993 г. в ч. 4 ст. 15 впервые признала общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ составной частью российской правовой системы, а также примат названных договоров (ратифицированных и вступивших в силу для России) над законами страны при их применении*(1167).

Что касается правомочных субъектов обращения в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности перечисленных в ч. 2 ст. 125 Конституции нормативных актов и договоров, то Конституция относит к ним Президента, Совет Федерации, Государственную Думу, 1/5 членов Совета Федерации (33 члена) или депутатов Государственной Думы (90 депутатов), Правительство, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ, органы законодательной и исполнительной власти субъектов РФ*(1168).

В Постановлении от 18.07.2003 N 13-П*(1169) Конституционный Суд РФ, опираясь на истолкование конституционно-правового смысла положений Закона о прокуратуре в их взаимосвязи с нормами ряда других законов, сделал вывод, что федеральное законодательство не исключает и для Генерального прокурора возможность обращаться в Суд с запросом о проверке соответствия Конституции конституций и уставов субъектов РФ. Представляется, что федеральное законодательство не исключает для Генерального прокурора, учитывая статус и функции возглавляемой им прокуратуры РФ, возможность обращаться с запросом о проверке конституционности законов и иных нормативных актов субъектов РФ, указанных в п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции. Однако это должно быть четко регламентировано законодательством.

4. Согласно ч. 3 ст. 125 Конституции Конституционный Суд РФ правомочен разрешать споры о компетенции. Это прежде всего споры между федеральными органами государственной власти (п. «а» ч. 3 ст. 125). Исходя из ст. 11 Конституции к ним относятся Президент, Федеральное Собрание, Правительство, федеральные суды. Что касается иных федеральных институтов — федеральных органов исполнительной власти (министерств, служб, агентств), Счетной палаты и др., то спор о компетенции с их участием может быть рассмотрен Судом только в том случае, если их компетенцию можно вывести из конституционных норм, поскольку согласно п. 1 ч. 1 ст. 93 Закона о Конституционном Суде РФ оспариваемая компетенция должна быть определена Конституцией, а в ней компетенция названных иных органов прямо не устанавливается. Не правомочен Суд рассматривать споры о подведомственности дела судам и о подсудности, т.е. споры между судебными органами; споры имущественного характера, например о принадлежности того или иного объекта конкретному собственнику.

К юрисдикции Конституционного Суда относится также разрешение споров о компетенции между органами государственной власти РФ и ее субъектов, между высшими органами государственной власти субъектов РФ (п. «б» и «в» ч. 3 ст. 125 Конституции). Исходя из ч. 3 ст. 11 Конституции компетенция органов государственной власти субъектов РФ выявляется на основе анализа положений Конституции о вопросах ведения РФ, совместного ведения Федерации и ее субъектов, исключительного ведения субъектов РФ (ст. 71-73, 76 и др.), а также договоров о разграничении предметов ведения и полномочий.

Читайте так же:  Налог на доходы на депозит

Правом на обращение в Суд с ходатайством о разрешении спора о компетенции обладает любой из участвующих в споре органов, указанных в ч. 3 ст. 125 Конституции, а Президент РФ также в случае, предусмотренном в ее ч. 1 ст. 85. До обращения с ходатайством заявитель должен попытаться использовать иные способы разрешения спора, в частности согласительные процедуры.

Среди немногочисленных примеров разрешения Конституционным Судом споров о компетенции — спор между Советом Федерации и Президентом относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела (см. Постановление от 01.12.1999 N 17-П*(1170)). В то же время спор о компетенции в определенном аспекте может возникать и при рассмотрении Судом дел в иных процедурах, например при проверке конституционности нормативных актов на основе ч. 2 ст. 125 Конституции, поскольку такая проверка согласно ст. 86 Закона о Конституционном Суде РФ осуществляется в том числе с точки зрения установленного Конституцией разделения властей, разграничения компетенции, предметов ведения и полномочий.

5. С принятием Конституции 1993 г. граждане впервые приобрели право вступать в спор с государством в лице законодателя. Новые возможности в обеспечении конституционной законности получили и суды. Это обусловлено установленным в ч. 4 ст. 125 Конституции полномочием Суда по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверять конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, т.е. осуществлять конкретный нормоконтроль*(1171).

Статья 96 указанного Закона, конкретизируя данную конституционную норму, устанавливает, что правом на обращение с индивидуальной или коллективной конституционной жалобой обладают граждане и их объединения, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. Суд широко толкует понятие «объединение граждан» как субъекта права на обращение с конституционной жалобой. Таковыми признаются религиозные объединения (см. Постановление КС РФ от 23.11.1999 N 16-П*(1172)); акционерные общества, товарищества и общества с ограниченной ответственностью как объединения — юридические лица, созданные гражданами для совместной реализации конституционных прав, гарантируемых ч. 1 ст. 34 и ч. 2 ст. 35 Конституции (см. Постановление КС РФ от 24.10.1996 N 17-П*(1173); государственные предприятия — юридические лица (см. Постановление КС РФ от 12.10.1998 N 24-П*(1174); муниципальные образования как территориальные объединения граждан, коллективно реализующие конституционное право на осуществление местного самоуправления (см. Постановление КС РФ от 02.04.2002 N 7-П*(1175).

Под гражданами в ч. 4 ст. 125 Конституции и ст. 96 Закона о Конституционном Суде РФ в их взаимосвязи со ст. 46 и ч. 3 ст. 62 Конституции понимаются не только граждане РФ, но и иностранные граждане и лица без гражданства, которые также вправе обращаться с конституционной жалобой при нарушении законом их прав и свобод, гарантируемых Конституцией, что подтверждается рядом решений КС РФ (см., например: Постановление от 17.02.1998 N 6-П; Определения от 02.03.2006 N 55-О, от 01.03.2007 N 333-О*(1176)). К «иным органам и лицам», упоминаемым в ст. 96 Закона о Конституционном Суде РФ, наделенным правом обращаться в Суд с жалобой на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан в связи с конкретным делом, законодатель пока отнес Генерального прокурора (ч. 6 ст. 35 Закона о прокуратуре) и Уполномоченного по правам человека (п. 5 ч. 1 ст. 29 Закона об Уполномоченном по правам человека).

По конституционным жалобам согласно ч. 4 ст. 125 Конституции, в отличие от рассмотрения запросов на основе п. «б» ч. 2 этой статьи, Суд правомочен проверять с точки зрения предмета регулирования конституционность всех законов, включая изданные по вопросам, отнесенным к исключительному ведению субъектов РФ. В то же время по конституционной жалобе он вправе проверять конституционность не любого закона, а только затрагивающего конституционные права и свободы. Для запроса суда такого ограничения нет, его предметом может быть любой закон (ср. п. 1 ст. 98 и ст. 101, 102 Закона о Конституционном Суде РФ). Под законом и в том, и в другом случае подразумеваются федеральные конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов РФ, а также — в случае их применения в конкретном деле — конституции, уставы субъектов РФ.

Конституционный Суд достаточно широко толкует понятие «закон» применительно к реализации права на конституционную жалобу и на запрос суда. Так, в Постановлении от 05.07.2001 N 11-П*(1177) на основе истолкования ст. 18, 46, 118, 120 и 125 Конституции Суд признал допустимой проверку конституционности актов об амнистии (постановления Государственной Думы), учитывая к тому же, что в судебной практике акты об амнистии признаются имеющими для судов такую же юридическую силу, которой обладают нормы закона. В Постановлении от 27.01.2004 N 1-П*(1178) Конституционный Суд обосновал вывод о том, что в силу ч. 4 ст. 125 Конституции и ст. 96, 97, 101 и 103 Закона о Конституционном Суде РФ могут быть признаны допустимыми запрос суда и жалоба гражданина на нарушение конституционных прав и свобод, в которых оспаривается конституционность как федерального закона, так и нормативного акта Правительства, если имеет место прямая нормативная связь постановления Правительства с данным федеральным законом и если эти акты применены или подлежат применению в конкретном деле в неразрывном единстве. Если же вопрос о конституционности оспариваемого нормативного акта Правительства не возникает, он подлежит проверке Верховным Судом. Данная правовая позиция КС РФ нашла отражение и в постановлении Пленума ВС РФ от 29.11.2007 N 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» (п. 1).

В целом ряде своих решений Конституционный Суд обосновал конституционные критерии разграничения компетенции между Конституционным и иными судами в области судебного нормоконтроля, учитывая к тому же несовершенство его законодательной основы (см. Постановления КС РФ от 16.06.1998 N 19-П, от 11.04.2000 N 6-П, от 04.04.2002 N 8-П, от 15.12.2003 N 19-П *(1179)). Из Конституции вытекает, что только к компетенции КС РФ относится проверка конституционности перечисленных в п. «а» и «б» ч. 2, ч. 4 ст. 125 Конституции нормативных актов, которая осуществляется в особой процедуре конституционного судопроизводства и может повлечь утрату ими юридической силы. Иные суды таким полномочием не обладают. Окончательное установление соответствия актов субъектов РФ Конституции и федеральным законам также осуществляется Судом, оно может быть востребовано для разрешения спора между Российской Федерацией и ее субъектом после принятия судом общей юрисдикции решения о признании нормативного акта субъекта РФ недействующим. Это обусловлено тем, что оценка соответствия акта субъекта РФ федеральному закону всегда конституционно обоснована закрепленным в Конституции разграничением предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами. Проверка же конституций, уставов субъектов РФ может быть осуществлена только в порядке конституционного, а не административного или гражданского судопроизводства.

Сказанное не отменяет права судов оценивать соответствие Конституции любых подлежащих применению ими актов, включая законы, выявлять их конституционный смысл и отказываться от применения в конкретном деле неконституционного, по мнению суда, закона, руководствуясь при разрешении дела непосредственно Конституцией, а в случае противоречия между федеральным законом и законом субъекта РФ решать, учитывая разграничение компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами, какой из них должен быть применен в рассматриваемом деле. Не ограничивается и право судов, руководствуясь в своем решении соответствующим постановлением КС РФ и ст. 87 Закона о Конституционном Суде РФ, подтверждать недействительность положений конституций, уставов, законов субъектов РФ, если они содержат такие же нормы, какие ранее были признаны Судом неконституционными. В то же время правом и одновременно обязанностью суда, как это вытекает из ст. 101 указанного Закона, является обращение в Конституционный Суд с запросом, если суд придет к выводу о несоответствии Конституции закона, примененного или подлежащего, по мнению суда, применению в рассматриваемом им конкретном деле.

6. Важное значение имеет полномочие Конституционного Суда, закрепленное в ч. 5 комментируемой статьи 125 Конституции Российской Федерации, давать толкование Конституции. На практике порой возникает неодинаковое понимание той или иной конституционной нормы из-за ее недостаточной определенности и полноты, внутренней противоречивости, неточности используемой в ней терминологии и т.п., что может привести и порой приводит к ее неадекватной реализации в процессе законотворчества, судебного и иного правоприменения. Толкование Судом Конституции и заключается в устранении неопределенности в понимании ее норм, в выявлении и разъяснении их подлинного смысла, содержания и целей.

Правом на обращение в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции наделены Президент, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство, органы законодательной власти субъектов РФ. Как видно, перечень органов и лиц, обладающих таким правом, более узок, чем обладающих, согласно ч. 2 ст. 125, правом запроса о проверке конституционности нормативных актов. Это обусловлено особой значимостью официального нормативного толкования Конституции для всех субъектов права. В отличие от иных решений Конституционного Суда, принимаемых большинством участвующих в голосовании судей, решение о толковании принимается большинством не менее 2/3 от общего числа судей (ст. 72) и только на пленарных заседаниях (ст. 21 Закона о Конституционном Суде РФ).

Толкование Конституции, данное Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 106 Закона о Конституционном Суде РФ). Толкование Конституции Судом становится, по сути, составной частью интерпретируемой конституционной нормы. К настоящему времени (2009 г.) Конституционный Суд в порядке официального нормативного толкования сформулировал в 13 постановлениях свои правовые позиции по 23 статьям Конституции.

Это конституционные нормы, касающиеся: процедуры принятия федеральных законов (ч. 4 ст. 105, ст. 106, 107); понятия «принятый федеральный закон», с которым связано уточнение полномочий каждого из субъектов законодательного процесса (ст. 107); формы правового акта о конституционных поправках (ст. 136); понятий «общее число депутатов Государственной Думы» и «общее число членов Совета Федерации», имеющих важное значение для определения результатов голосования при принятии законов и иных решений (ч. 3 ст. 103, ч. 2 и 5 ст. 105, ч. 2 ст. 135 и др.); правовых последствий роспуска Государственной Думы (п. «б» ст. 84, ч. 1, 2 и 4 ст. 99, ст. 109); ее роспуска после трехкратного отклонения представленных Президентом кандидатур Председателя Правительства (ч. 4 ст. 111); временного исполнения обязанностей Президента Председателем Правительства в случаях, когда Президент не в состоянии их выполнять (ч. 2 и 3 ст. 92); досрочного прекращения исполнения полномочий Президентом (ст. 91, ч. 2 ст. 92); понятий «система» и «структура» федеральных органов исполнительной власти, что связано с определением полномочий Государственной Думы и Президента в сфере формирования федеральной исполнительной власти (п. «г» ст. 71, ч. 1 ст. 76, ч. 1 ст. 112); статуса автономного округа, входящего в состав края, области (ч. 4 ст. 66); правовой процедуры включения нового наименования субъекта РФ в ст. 65 Конституции (ч. 2 ст. 137); разграничения компетенции между Конституционным Судом и другими судами (ст. 125-127).

В то же время Суд толкует Конституцию при принятии решений в других процедурах, проверяя конституционность оспоренных нормативных актов, выявляя их конституционно-правовой смысл, разрешая споры о компетенции, рассматривая конституционные жалобы и запросы судов. И хотя при этом толкование, именуемое официальным казуальным, подчинено задаче обосновать решение в его мотивировочной части, оно, исходя из юридической природы решений КС РФ, обязательно не только для сторон по конкретному делу, как казуальное толкование, осуществляемое другими судами, а для всех правоприменителей. Тем самым оно обладает нормативно-интерпретационными свойствами.

7. Часть 7 комментируемой статьи 125 Конституции России определяет полномочие Конституционного Суда в связи с его участием в процедуре отрешения Президента от должности, или, по терминологии зарубежных конституций, импичмента Президента. Данная процедура определена нормами ст. 93 Конституции, конкретизированными Регламентом Государственной Думы (гл. 22) и Регламентом Совета Федерации (гл. 23). Конституционный Суд правомочен по запросу Совета Федерации давать заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Рассмотрение Судом дела о даче заключения регламентируется гл. XV Закона о Конституционном Суде РФ. Согласно ст. 110 данного Закона в случае принятия Конституционным Судом решения о не соблюдении указанного порядка рассмотрение обвинения прекращается.

8. Свои полномочия Суд реализует, принимая различного вида решения, определенные ст. 71 Закона о Конституционном Суде РФ. Это итоговое решение, принимаемое по существу любого из вопросов, перечисленных в ч. 2-5 ст. 125 Конституции, именуемое постановлением, или принимаемое по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента (ч. 7 ст. 125), именуемое заключением. К иным, не итоговым решениям Конституционного Суда, принимаемым в ходе осуществления конституционного судопроизводства, относятся определения. Среди них выделяется сложившаяся на практике такая разновидность, как определения с позитивным содержанием. Этими определениями Суд подтверждает свои итоговые решения, распространение содержащихся в них материально-правовых и процессуально-правовых позиций и выводов на законоположения, аналогичные рассмотренным в этих решениях, осуществляет универсализацию правовых позиций, что в то же время является важным средством обеспечения исполнения постановлений Конституционного Суда*(1180).

По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд признает нормативный акт или договор либо отдельные их положения конституционными или неконституционными, а по спору о компетенции подтверждает или отрицает полномочие соответствующего органа издать акт или совершить действие правового характера, послужившие причиной спора о компетенции (ст. 87, 91, 95, 100, 104 Закона о Конституционном Суде РФ). Часть 6 ст. 125 Конституции определяет правовые последствия принятия решений КС РФ. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению.

Конкретизируя правовые последствия принятия решений КС РФ, Закон о Конституционном Суде РФ определяет, что решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов. Подлежат также отмене в установленном порядке положения других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте или договоре либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. В случае если признание нормативного акта неконституционным создало пробел в правовом регулировании, то до принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция (ст. 79, 87).

Правда, рассматривая то или иное оспариваемое законоположение, Суд нередко не признает его неконституционным, а указывает в решении на должное конституционное содержание этого положения посредством выявления его конституционно-правового смысла и только в этом смысле признавая данное положение конституционным, что также имеет нормативное значение.

Не менее важная проблема — реализация решений КС РФ. Немалая их часть, как показывает практика, своевременно, порой незамедлительно исполняется. Но есть и примеры явного игнорирования или неоправданного затягивания с реализацией решений, требующих законодательного или подзаконного регулирования, отмены положений актов, аналогичных признанным неконституционными; продолжения принятия правоприменительными органами решений на основе признанных неконституционными актов; отказа гражданину в пересмотре судебного или иного правоприменительного решения, основанного на акте, признанном неконституционным, и т.п. В целях повышения эффективности исполнения решений КС РФ в декабре 2001 г. по инициативе Президента был внесен ряд изменений и дополнений в Закон о Конституционном Суде РФ, суть которых в конкретизации обязанности федеральных и региональных государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией в связи с решением КС РФ, а как следствие несоблюдения этой обязанности — применение мер конституционно-правовой ответственности (ст. 79, 80 и 87). Вместе с тем, как подчеркивал Президент РФ Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г., «исполнение судебных решений — все еще огромная проблема. Причем проблема всех судов, включая Конституционный. Причины везде, конечно, разные. Однако отмечу одну общую: это отсутствие реальной ответственности должностных лиц, да и самих граждан, которые не исполняют решение суда. Такая ответственность должна быть введена».