Кондикционные требования это

Конспекты юриста

Обязательства вследствие неосновательного обогащения (кондикция)

Институт кондикционных обязательств призван воспрепятствовать получению субъектами гражданского оборота какого – либо обогащения без надлежащего к тому правового основания. Суть данного института можно свести к следующей формуле: «никто не вправе обогащаться за чужой счет без наличия к тому достаточных правовых оснований».

Согласно ст.1102 ГК лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица обязано возвратить данному лицу неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Таким образом, кондикционное обязательство – это охранительное гражданское правоотношение, в силу которого одна сторона приобретатель (должник) обязана возвратить другой стороне – потерпевшему (кредитору) все имущество, приобретенное или сбереженное за счет потерпевшего без достаточных к тому оснований.

Термин имущество в данном случае понимается в широком значении – это вещи, ценные бумаги, имущественные права и денежные средства.

Достаточным правовым основанием для приобретения или сбережения имущества являются те юридические факты, т.н. правовые титулы, которые поименованы в ст.8 ГК. Правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, имелось ли воля самого обогатившегося или нет. Причины и мотивы неосновательного обогащения, их наличие или отсутствие не имеет значения. Имеет значение только объективный результат – факт неосновательного обогащения. Субъективный момент может учитываться, и имеет значение в том случае, когда помимо возврата неосновательного обогащения на приобретателя возлагаются дополнительные имущественные санкции в виде возмещения убытков и уплаты процентов по ст.395 ГК.

Кондикционные обязательства возникают во всех случаях неосновательного обогащения. Классификация этих случаев может быть проведена по следующим основаниям.

По способу обогащения:

  • 1. Неосновательное обогащение – приобретатель (обогатившийся) неосновательно приобретает чужое имущество по средствам активных действий, которые могут выражаться, например, в присвоении недолжного (владелец счета через банковский терминал заказывает выдачу денежных средств в пределах остатка; в силу аппаратной ошибки терминал выдает сумму сверх запрошенной, сумма, присвоенная сверх остатка – неосновательное обогащение)
  • 2. Неосновательное сбережение – лицо обогащается за чужой счет путем сбережения собственных денежных средств или иного имущества (договор аренды является недействительным, либо признается незаключенным, но это не освобождает лицо, которое пользовалось чужим имуществом без достаточных к тому оснований, уплатить собственнику имущества, требуемые денежные средства, но уже в качестве неосновательного обогащения, а не арендной платы)

В силу ст.1103 ГК кондикционные обязательства могут выступать в качестве самостоятельной меры защиты нарушенных гражданский прав, а также могут применяться наряду с другими требованиями, направленными на защиту гражданских прав и поименованных в ст.1103 ГК – потерпевший вправе претендовать не только на возврат имущество и на восстановление первоначального имущественного положения, но и на возмещение неполученных доходов и уплату процентов за пользование чужими денежными средствами в силу ст.1107 ГК. Согласно п.1 ст.1103 – правила о неосновательном обогащении применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (реституция), но такой возврат возможен не во всех случаях. В частности, правила о неосновательном обогащении не применяются, если последствием недействительной сделки является недопущении реституции. В соответствии с п.2 ст.1103 ГК кондикционные обязательства применяются при предъявлении и удовлетворении виндикационного иска, а именно, случаи расчета между истцом и ответчиком по ст.303 ГК. Согласно п.2 ст.1103 ГК правила о неосновательном обогащении могут применяться при предъявлении требований, возникающих из договорных обязательств. Например, случаи «переплаты», передачи товаров в превышающем количестве, случаи признании договора незаключенным. В силу п.4 ст.1103 ГК нормы о кондикции могут применяться и к требованиям, возникающим из деликтных обязательств, когда потерпевший может требовать от причинителя вреда не только полного возмещения убытков, но и приобретенных им сумм неосновательного обогащения.

Согласно ст.1104 ГК неосновательное обогащение возвращается потерпевшему в натуре. Это означает также возврат письменной документации, принадлежностей неосновательно приобретенных обогатившимся. Приобретатель отвечает перед потерпевшим за любую недостачу или ухудшение возвращаемого имущества после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательном обогащении. До этого момента он отвечает только при наличии умысла или грубой неосторожности. В большинстве случаев возврат в натуре оказывается невозможным вследствие гибели имущества или его утраты и при этом замена не утраивает потерпевшего. В таких случаях по ст.1105 ГК подлежит возмещению стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества на момент его приобретения, а также возможные убытки потерпевшего. Если предметом неосновательного обогащения являлось имущественное право, то потерпевший вправе потребовать восстановление нарушенного права, а также взыскание всех сумм обогащения, которые нарушитель приобрел вследствие присвоения чужого имущественного права (в результате мошенничества была изменена запись в реестре акционеров, в результате чего имущественное право было присвоено другим лицом – потерпевший вправе требовать восстановление записи и получение доходов, которые приобрел нарушитель).

Согласно п.1 ст.1107 ГК потерпевший вправе претендовать также и на те доходы, которые нарушитель извлек или должен был извлечь, начиная с того момента, когда он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Согласно п.2 данной статьи на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются % за пользование чужими денежными средствами по правилам ст.395 ГК.

Если в суде будет установлено, что приобретатель или обогатившейся являлся добросовестным лицом (не знал и не мог знать о неосновательном обогащении), то согласно ст.1108 ГК такой приобретатель вправе требовать от потерпевшего всех понесенных им необходимых затрат на содержание и сохранность имущества с того времени, с которого он обязан был возвратить неосновательное обогащение с зачетом полученной им выгоды.

В ряде случаев неосновательное обогащение не подлежит возврату: нормы ст.1109 ГК закрепляют такие случаи (данные случаи внешне схожи с неосновательным обогащением, но не совпадают по содержанию):

  • 1. п.1,2 ст.1109 ГК – не могут быть возвращены суммы неосновательного обогащения или иное имущество, которое было передано во исполнение обязательства до наступления срока исполнения или по истечению срока исковой давности. В первом случае правовое основание для передачи имущества и обогащения имеется, поскольку по ст.315 досрочное исполнение обязательства возможно, а во втором случае – истечение срока ИД не прекращает самого субъективного права.
  • 2. п.4 ст.1109 – не подлежит возврату такое имущество, которое было получено от лица, которое знало об отсутствии обязательства, либо предоставило имущество для благотворительности. В первом случае закон встает на сторону добросовестного приобретателя, а во втором на сторону одаряемого, потому что в обоих случаях имеет место воля лица, которое передало имущество или денежные средства.
  • 3. Не подлежит возврату имущество или денежные суммы, которые были предоставлены гражданину сверх причитающихся ему в качестве средств к существованию при отсутствии с его стороны недобросовестности и при наличии счетной ошибки (начисление и выплата зп по более высокой ставке, как и более высокая стипендия, пенсия). Не считается счетной ошибкой аппаратная ошибка банкомата, ошибка сотрудника банка в неправильном зачислении средств.

7. 7. Кондикционное требование

Понятие кондикционного требования закреплено в ст. 1102 ГК РФ. Согласно нормам данной статьи лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Когда заявляется иск об истребовании неосновательного обогащения, истец признает, что право собственности на неосновательно переданное имущество все-таки перешло.

Гражданское законодательство не ограничивает лиц в избрании способов защиты своего права. Тем не менее, несмотря на то что в литературе оспаривается факт субсидиарности кондикции по отношению к другим способам защиты, этот факт закреплен в ст. 1103 ГК РФ[318]. Во многих случаях иск о неосновательном обогащении будет дополнительным подспорьем для лица, заявляющего виндикацию или реституцию.

Сама по себе кондикция является привлекательным институтом в силу нескольких причин. Во-первых, правила о неосновательном обогащении применяются вне зависимости от того, чьи действия привели к его возникновению: потерпевшего, приобретателя имущества или третьего лица. Во-вторых, неосновательное обогащение может быть возвращено как в натуре (ст. 1104 ГК РФ), так и в виде возмещения стоимости неосновательного обогащения (ст. 1105 ГК РФ). В-третьих, у лица, которое неосновательно сберегло имущество, есть обязанность возвратить все доходы, которое оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. Это положение роднит кондикцию с виндикацией. Естественно, что кондикция является обязательственно-правовым институтом, а виндикация – вещно-правовым.

Кондикция в гражданском праве (Кархалев Д.Н.)

Дата размещения статьи: 06.07.2016

К числу охранительных правоотношений относится обязательство вследствие неосновательного обогащения (кондикционное обязательство), урегулированное нормами главы 60 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ, ГК). В рамках данного обязательства реализуется мера принуждения — взыскание неосновательного обогащения, именуемое кондикцией. Применение указанной меры принуждения имеет своей целью защиту гражданского права.
Самостоятельный характер кондикционного обязательства связан с тем, что право на кондикцию и охранительная обязанность не могут существовать вне данного правоотношения и появляются в случае неосновательного обогащения (неправомерного действия).
В динамике исследуемого обязательства существует несколько спорных вопросов, одним из которых является основание возникновения правоотношения. Данный вопрос тесным образом связан с такой проблемой, как соотношение кондикции и виндикации, реституции и других способов защиты права.
В ст. 1102 ГК РФ сказано, что обязанность возвратить неосновательное обогащение возникает в случае, когда лицо без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица. При этом законодатель исходит из того, что указанные правила применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
По моему мнению, основанием возникновения кондикционной связи является сложный юридический факт, состоящий из следующих элементов: 1) приобретение или сбережение имущества одним лицом; 2) уменьшение имущества у другого лица; 3) отсутствие (или отпадение) правовых оснований для уменьшения и соответственного увеличения имущества у другого лица.
Обязательство может возникнуть в результате действий правонарушителя, потерпевшего, третьих лиц или в результате события. Данное правило дало возможность некоторым авторам сделать вывод, что основанием возникновения кондикционного обязательства являются данные действия.
Представляется, что указанные действия не должны включаться в сложный юридический факт, порождающий рассматриваемое обязательство. Необходимо различать основание обязательства и предпосылку (повод, причину), благодаря которым устанавливается (появляется) основание. Таковым, как отмечалось, является неосновательное обогащение. Действия же, приводящие к неосновательному обогащению, следует рассматривать как повод к появлению основания. К предпосылкам относятся не зависящие от воли лица события, действия субъектов гражданского права либо третьих лиц. Наличие предпосылки создает вероятность появления неосновательного обогащения, которое может и не возникнуть.
К таким действиям, способствующим неосновательному обогащению, можно отнести дефекты перемены лиц в обязательстве, действия в чужом интересе без поручения, причинение вреда, события, счетная ошибка и т.п.
На мой взгляд, кондикционное обязательство возникает во всех случаях незаконного владения чужой вещью (определенной как индивидуальными, так и родовыми признаками). В такой ситуации у потерпевшего есть право выбора, с каким иском о защите права собственности на вещь обратиться в суд — виндикационным или кондикционным. Если собственник обращается в суд с кондикционным иском о защите права на индивидуально-определенную вещь, то должны учитываться требования ст. 302 ГК РФ.
Можно сказать, что общей чертой случаев применения кондикции является отсутствие правового основания (causa) для удержания обогатившимся лицом полученного имущества . В цивилистической литературе распространенным является мнение, что виндикация и кондикция разграничиваются по предмету требования: предметом виндикации являются индивидуально-определенные вещи, а кондикции — вещи, определенные родовыми признаками .
———————————
См.: Новак Д.В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010. С. 53.
См.: Бевзенко Р.С. Правоотношения, возникающие вследствие неосновательного обогащения // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Изд-во Юрайт, 2009. С. 850; Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2004. С. 85, 93.

Читайте так же:  Приказ о проведении котировки

Подобный вывод основывается на том, что индивидуальные вещи при поступлении в фактическое владение третьего лица не приобретаются им в собственность, а родовые вещи, теряя свою индивидуальность, поступают в собственность того, кто ими владеет. Авторы, разделяющие такой подход, полагают, что говорить об обогащении в форме приобретения имущества можно лишь в случаях возникновения у обогатившегося права на это имущество .
———————————
См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М.: Госюриздат, 1951. С. 211; Гражданское право: В 4 т. Том 4: Обязательственное право: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 722.

Обозначенный подход не согласуется с содержанием п. 2 ст. 1104 ГК РФ, где указано, что приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного имущества, после того как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Подобная формулировка нормы дает повод для вывода о возможности обогащения индивидуально-определенным имуществом, а также одним лишь фактическим владением.
Возможность обогащения фактическим владением вещью является дискуссионной. Положительно отвечает на этот вопрос Д.В. Новак, а его оппонентом можно назвать В.С. Гербутова.
По мнению Д.В. Новака, фактическое обладание вещью дает объективную возможность в любой момент осуществлять пользование ею, что является самостоятельной имущественной выгодой. Однако в таких случаях кондикционный иск может применяться только субсидиарно, лишь при отсутствии оснований для предъявления виндикационного иска (например, потерпевший не является собственником или иным титульным владельцем вещи) .
———————————
См.: Гербутов В.С., Новак Д.В. Ключевые проблемы обязательств из неосновательного обогащения // Вестник ВАС РФ. 2014. N 1. С. 60, 61.

В.С. Гербутов полагает, что Д.В. Новак, подводя под единый правовой режим приобретения имущества получение двух различных ценностей — права собственности и владения, создает искусственную конструкцию для инкорпорирования кондикции владения в действующее законодательство. Серьезный недостаток такой конструкции кроется в том, что при невозможности возврата вещи потерпевшему — владельцу потребуется компенсация ее рыночной стоимости, хотя стоимость владения (определить которую практически невозможно) не может приравниваться к рыночной стоимости самой вещи . К тому же при исключении конкуренции исков кондикционная защита владения превращается в защиту исключительно неправомерного владения, полезность чего крайне сомнительна .
———————————
См.: Гербутов В.С., Новак Д.В. Указ. соч. С. 66.
Гербутов В.С. Кондикция владения. К учению об обогащении по российскому праву // Вестник гражданского права. 2009. N 4. С. 302.

В.С. Гербутов считает, что при смешении родовых вещей в качестве основания прекращения права собственности следует применять ст. 235 (гибель вещи) ГК РФ, так как утрата индивидуализирующих признаков влечет исчезновение объекта. В качестве основания возникновения права используется расширительное толкование п. 1 ст. 218 ГК РФ (создание новой вещи) либо применение п. 1 ст. 8 и ст. 6 ГК РФ .
———————————
См.: Гербутов В.С. Обзор диссертаций на тему неосновательного обогащения // Вестник гражданского права. 2008. N 2. С. 294.

По нашему мнению, нет необходимости в поиске нормативного обоснования возникновения права собственности из факта смешения родового имущества, иначе подобное приобретение будет признаваться основательным. Возникновение собственности происходит именно потому, что вещь как бы растворяется в однородной вещи (это ярко прослеживается, например, при смешении жидкостей), и следует ее судьбе. Право частной собственности владеющего лица, основанное на принципе неприкосновенности, подлежит защите наравне с правами лица, утратившего вместе с владением и право собственности. Наш вывод можно обосновать правовым регулированием ситуации с неотделимыми улучшениями имущества, всегда следующими судьбе основного имущества.
На наш взгляд, существенный недостаток в признании долевой собственности на результат смешения вещей выражается в последствиях несения потерпевшим риска случайного повреждения или гибели имущества. К тому же правовое положение приобретателя ухудшается, так как его основательная единоличная собственность обременяется равносильным правом другого лица. Процедура раздела общей собственности или выдела из него доли не менее трудоемка, чем процедура взыскания натурального или денежного возмещения неосновательно приобретенного имущества. Поэтому с точки зрения юридической экономии и практической целесообразности предлагаемый подход выглядит неубедительным.
В итоге можно сказать, что различие между виндикацией и кондикцией вещи заключается в том, что виндикация — это вещный иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику; кондикция же, наоборот, обязательственный иск лица, утратившего вместе с владением и право собственности на вещь, к новому собственнику вещи. В связи с этим кондикция и виндикация исключают друг друга и конкуренция между ними невозможна.
Соотношение кондикции и виндикации проявляется в том, что кондикция применяется в случаях потери возможности виндикации вещи по причине ее реализации или потребления. Индивидуально-определенная вещь может быть объектом права на кондикцию. Об этом, в сущности, речь идет в ст. 1103 ГК РФ, в которой допускается применение правил гл. 60 ГК к требованию о возврате индивидуально-определенной вещи из чужого незаконного владения.
Что касается соотношения кондикционного и реституционного правоотношения, то возврат имущества по недействительной сделке следует рассматривать как вид неосновательного обогащения. Представляется, что сторона недействительной сделки вправе воспользоваться с целью возврата своей вещи нормами как о реституционном, так и о кондикционном обязательстве. «Кондикционное требование относится к гражданско-правовым способам защиты отношений собственности и может быть заявлено между участниками виндикационного процесса» .
———————————
Перова М.В. Система способов защиты права собственности в современном гражданском праве. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. С. 24, 25.

Исключением из правила о возможности взыскания неосновательного обогащения, полученного при исполнении недействительной сделки, являются правила ст. 169 ГК. В этом случае субъективные права стороны сделки не нарушаются, страдают публичные интересы. Имущество взыскивается в доход государства, а не в пользу потерпевшего, поэтому к возникшему правоотношению ст. 1103 ГК неприменима.
При возникновении виндикационного и реституционного обязательств, по сути, имущество без правовых оснований приобретается одним лицом за счет другого, что, в свою очередь, является основанием возникновения кондикционного обязательства.
Частным случаем виндикации или кондикции, по мнению некоторых ученых , выступает реституция имущества. Д.О. Тузов предлагает различать реституцию вещей и реституцию их стоимостей. Первый случай он называет «реституцией владения», квалифицируя его как виндикацию, а второй — «компенсационной реституцией» как частный случай требования о неосновательном обогащении .
———————————
См.: Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: учебник. М.: Центр ЮрИнфоР, 2003. С. 911.
См.: Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 1. М.: Статут, 2004. С. 223.

Особенность виндикации в том, что сторона недействительной сделки, требующая реституции, не обязана доказывать свое право на переданную вещь, поскольку имущество возвращается стороне недействительной сделки, а не своему правообладателю. Кондикция выражается в том, что при взаимном исполнении недействительной сделки, стороны которой передали друг другу равноценное имущество, отсутствует существенный признак обогащения — увеличение имущества за счет другого лица. Особенность реституции заключается также в том, что она может применяться по инициативе суда, независимо от желания участников недействительной сделки (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
Реституция является самостоятельным правовым средством, и, исходя из содержания ст. 1103 ГК РФ, правила о неосновательном обогащении могут применяться к отношениям по возврату исполненного по недействительной сделке лишь субсидиарно, в частности для истребования доходов, извлеченных из неосновательно полученного имущества.
Кондикционный иск по своей родовой принадлежности является иском недоговорным, но, несмотря на это, ситуации применения такого иска сторонами договорного правоотношения вполне возможны. Кондикционный иск в таких случаях предъявляется как требование о возврате исполненного в связи с обязательством. Например, иск о возврате суммы повторной оплаты товара или об оплате не заказанного, но отгруженного товара (если нет оснований к применению ст. 466 (о поставке) ГК РФ).
Для того чтобы разграничить договорный иск и иск о взыскании обогащения, возникшего в связи с договором, необходимо, прежде всего, обратиться к основанию иска. Договорный иск основывается на соответствующем положении договора, то есть обязанность ответчика прямо вытекает из содержания договорного правоотношения. Кондикционный иск обосновывается несоответствием предоставлений сторон содержанию правоотношения.
Интересна позиция Президиума ВАС РФ о том, что начисление платы по договору энергоснабжения за электроэнергию, потребленную подвальным помещением, в котором расположены машино-места, без учета понижающего коэффициента является неосновательным обогащением ответчика .
———————————
См.: Постановление Президиума ВАС РФ N 6037/13 от 24.09.2013 // Вестник ВАС РФ. 2014. N 1. С. 229.

Читайте так же:  Независимая экспертиза благо в уфе

Нет однозначного ответа на вопрос о возможности применения кондикционного иска в ситуации имущественного неравенства сторон, возникающей в результате расторжения договора по причине его неисполнения одной из сторон.
Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора стороны не вправе требовать друг от друга возврата исполненного по сделке. Формально такое правило выступает препятствием для действий кредитора по расторжению договора, поскольку он теряет возможность взыскать с неисправного должника исполненное им по договору.
Встречаются мнения, что имущественное состояние сторон следует восстанавливать посредством предъявления иска о взыскании убытков , тем более что такой способ прямо установлен законодателем в п. 5 ст. 453 ГК РФ. Однако квалификация неисполнения встречной обязанности в качестве реального ущерба или упущенной выгоды весьма спорна.
———————————
См.: Фогельсон Ю., Найденова М. Последствия расторжения договора // Хозяйство и право. 2004. N 10.

Президиум ВАС РФ поддержал позицию, по которой неисполненное по расторгнутому договору является неосновательным обогащением (необоснованной выгодой) должника, и в этой ситуации подлежат применению нормы гл. 60 ГК . Но и такая позиция не безупречна. Имущество передавалось по договору, следовательно, приобретение имеет законное основание. Если целью расторжения договора выступает необходимость применения гл. 60 ГК РФ, то это может быть обосновано лишь недопущением обогащения в будущем, поскольку до момента прекращения правоотношения неисполнение обязанности не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения.
———————————
См.: п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3. С. 14; п. 3 проекта Постановления Пленума ВАС РФ от 28 ноября 2013 г. «О последствиях расторжения договора» / www.arbitr.ru.

Мы имеем дело с обогащением, неосновательность которого традиционно объясняется недостижением цели предоставления. Именно это имел в виду законодатель, раскрывая в п. 2 ст. 450 ГК РФ понятие существенности нарушения договора одной из сторон, когда другая сторона в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
Кондикция может применяться к случаям неэквивалентной передачи имущества по так называемым незаключенным договорам. Так, в одном из своих Постановлений Президиум ВАС РФ указал: «Поскольку действующее законодательство в случае признания договора незаключенным не предусматривает наступления иных последствий, кроме изложенных в главе 60 Кодекса, общество не имеет другого способа защиты своих нарушенных прав и законных интересов» . В связи с этим возникает вопрос: каким иском требовать возврата индивидуально-определенной вещи, переданной по незаключенному договору? Поскольку вещь отчуждается по воле собственника, должна применяться кондикция.
———————————
Постановление Президиума ВАС РФ N 9675/08 от 03.02.2009 // Вестник ВАС РФ. 2009. N 5.

Неосновательное обогащение, вызванное действиями приобретателя, порождает вопрос о разграничении деликтного и кондикционного исков.
Одними исследователями предлагался для целей разграничения указанных исков такой признак, как наличие или отсутствие противоправности в действиях обогатившегося . Другие предлагали в качестве отличительного признака кондикционного обязательства понимать отсутствие умысла в действиях обогатившегося лица, в противном случае такие действия должны квалифицироваться в качестве деликта .
———————————
См.: Рясенцев В.А. Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве // Ученые записки Московского государственного университета. 1949. Вып. 144. Кн. 3. С. 91.
См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 234.

В.А. Белов считает, что деликт отличается от ситуации неосновательного обогащения тем, что ему всегда присущ признак вредоносности .
———————————
См.: Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части. С. 904.

Однако если мы ведем речь не о деликтном правоотношении вообще, а конкретно о деликтном иске, то для его удовлетворения все же необходимо установить состав правонарушения, чего не требуется для обоснования кондикционного требования.
Относительно признака противоправности можно отметить, что лицо, за счет которого происходит обогащение, тоже претерпевает умаление своих прав, потому оно, как и в деликтных обязательствах, именуется потерпевшим, следовательно, неосновательное обогащение также объективно противоправно.
Критерий вины обогатившегося лица не подходит для разграничения обсуждаемых ситуаций, так как законодатель в п. 2 ст. 1102 ГК РФ прямо указывает, что нормы гл. 60 ГК РФ применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества или произошло помимо его воли.
Руководствуясь принципом полного возмещения имущественного вреда потерпевшему и обосновывая преимущества кондикционного иска перед деликтным, В.С. Ем указывает, что в обязательствах из неосновательного обогащения вина потерпевшего не может служить основанием для уменьшения размера его требований, как это имеет место в обязательствах из причинения вреда, где при наличии вины потерпевшего его требования могут быть уменьшены или даже вообще оставлены без удовлетворения .
———————————
См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. 3-е изд. Т. 4: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 728.

На наш взгляд, подобный обход законодательных ограничений недопустим, а этот пример демонстрирует негативность последствий допущения конкуренции исков. Кондикционный иск не может быть предъявлен вместо деликтного. Кондикция носит субсидиарный характер и применяется как общая мера защиты.
Применительно к соотношению деликтного и кондикционного исков можно заключить, что область самостоятельного юридического значения неосновательного обогащения ограничена случаями, когда имеет место обогащение правонарушителя за счет потерпевшего, но отсутствуют необходимые условия для привлечения лица к ответственности (отсутствует состав гражданского правонарушения). В таких случаях самостоятельно применяется кондикционный иск как мера восстановления права.
Второстепенное юридическое значение неосновательного обогащения в отношениях из причинения вреда может проявиться в определении порядка расчета стоимости неосновательно полученного имущества при невозможности его возврата в натуре.
Таким образом, установленная законодателем в ст. 1103 ГК РФ субсидиарность применения кондикции и является тем универсальным критерием, который позволяет отграничить ее от иных гражданско-правовых способов защиты. Условия для применения кондикционного иска, основанного на ст. 1102 ГК РФ, возникают лишь в тех случаях, когда необоснованное увеличение имущества одного лица за счет другого не может быть устранено с помощью иных охранительных мер специального характера. При этом недоступность специального способа защиты должна быть вызвана объективными причинами, а не ввиду законодательных ограничений.
В то же время кондикционные обязательства имеют самостоятельную правовую природу, проявляющуюся в том, что потерпевший вместе с владением теряет и право на имущество, переходящее к приобретателю, что отличает основание применения кондикции от основания виндикации. Для возврата неосновательно переданного имущества потерпевший должен доказать свое право на него, что отличает кондикцию от реституции. Отношения потерпевшего и приобретателя по поводу спорного имущества для их квалификации в качестве кондикционных не должны охватываться содержанием регулятивного обязательства, защищаемого договорным иском.
В отличие от деликтного иска, применяемого в качестве меры ответственности за ущерб, причиненные потерпевшему убытки, при наличии в действиях правонарушителя состава гражданского правонарушения кондикционный иск направлен на восстановление имущественного состояния потерпевшего и не преследует целей наложения санкций на правонарушителя. Поэтому условия применения кондикции не находятся в зависимости от виновности действий правонарушителя. Кондикционное обязательство (кондикция) является родовой категорией ко всем правоотношениям (способам защиты), в которых имущество неосновательно поступает во владение другого лица.

Литература

1. Бевзенко Р.С. Правоотношения, возникающие вследствие неосновательного обогащения // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Изд-во Юрайт, 2009.
2. Гербутов В.С. Кондикция владения. К учению об обогащении по российскому праву // Вестник гражданского права. 2009. N 4.
3. Гербутов В.С. Обзор диссертаций на тему неосновательного обогащения // Вестник гражданского права. 2008. N 2.
4. Гербутов В.С., Новак Д.В. Ключевые проблемы обязательств из неосновательного обогащения // Вестник ВАС РФ. 2014. N 1.
5. Гражданское право: Учебник: В 4 т. 3-е изд. Т. 4: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006.
6. Новак Д.В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010.
7. Перова М.В. Система способов защиты права собственности в современном гражданском праве. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2007.
8. Рясенцев В.А. Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве // Ученые записки Московского государственного университета. 1949. Вып. 144. Кн. 3.
9. Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 1. М.: Статут, 2004.
10. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М.: Госюриздат, 1951.
11. Фогельсон Ю., Найденова М. Последствия расторжения договора // Хозяйство и право. 2004. N 10.

Читайте так же:  Оформить омс в росгосстрах

КОНДИКЦИОННЫЙ ИСК

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «КОНДИКЦИОННЫЙ ИСК» в других словарях:

кондикционный иск — в науке гражданского права название иска из неосновательного обогащения … Большой юридический словарь

Иск — Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону. Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. Иск применительно к российскому законодательству это требование … Википедия

Виндикационный иск — Виндикационный иск, виндикация (от лат. vim dicere «объявляю о применении силы») иск собственника об истребовании вещи из чужого незаконного владения. Иными словами, виндикационный иск это иск не владеющего собственника к… … Википедия

Собственность — Экономическая категория исторически развивающиеся общественные отношения по поводу распределения (присвоения), описывающие принадлежность субъекту, у которого имеется исключительное право на распоряжение, владение и пользование объектом… … Википедия

§ 2. Понятие, содержание и виды кондикционных правоотношений (п. 2464-2472)

Содержание кондикционного требования может быть различным и зависит от конкретных фактических условий его возникновения. По общему правилу, содержанием требования, возникшего из неосновательного обогащения, является передача имущества, составляющего неосновательное обогащение, в натуре (п. 1 ст. 1104 ГК). Кондикционная обязанность—это, как правило, обязанность натурального возмещения неосновательно приобретенного или сбереженного. Это правоотношение можно было бы назвать основным, или кондикционным в узком смысле этого слова.

В случае невозможности возвратить в натуре неосновательное обогащение приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105). Лицо, которое неосновательно временно пользовалось чужим имуществом без намерения его приобрести, должно возместить собственнику имущества то, что оно сберегло вследствие такого пользования. Наконец, лицо, которое неосновательно воспользовалось чужими услугами, должно компенсировать лицу, оказавшему услуги, все то, что оно сберегло вследствие такого пользования. Размер возмещения и компенсации в случаях неосновательного сбережения определяется по цене, существовавшей во время, когда закончилось неосновательное пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105). Это — суррогатное кондикционное правоотношение, т. е., правоотношение, заменяющее кондикционное.

Лицо, передавшее путем уступки требования или ИНЫМ образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ст. 1106 ГК). Это тоже разновидность основного кондикционного правоотношения, специфика в содержании которого предопределяется спецификой юридического способа обогащения. Разумеется, если уступленное право уже было осуществлено его приобретателем (т.е., при невозможности возврата в первоначальное положение), цедент вправе потребовать выдачи всего, полученного цессионарием от реализации этого права как неосновательно полученного (п. 1 ст. 1104), а если и это оказывается невозможным — то возмещения стоимости полученного в деньгах (п. 1 ст. 1105).

2468. Объектом дополнительного кондикционного правоотношения являются доходы, которые обязанный субъект извлек или должен был извлечь из обогащения с того времени, когда узнал или должен был узнать о его неосновательности* (п. 1 ст. 1107 ГК). Обращает на себя внимание, что это правило привносит существенную коррективу в понятие неосновательного обогащения. Под ним подразумевается не только то, что обогатившийся реально получил, но и то, что он должен был бы получить. Пользуясь терминологией теории убытков можно было бы сказать, что законодательство предусматривает обязанность возмещения (компенсации) суммы не только конкретного, но и абстрактного обогащения. Можно заметить, что условием возникновения дополнительного кондикционного правоотношения является недобросовестное (виновное) поведение обогатившегося лица.

* Получается, что в случае, когда неосновательное обогащения стало следствием действий самого обогатившегося, должны быть возмещены доходы, извлеченные за весь период обогащения.

2469. Объектом дополнительного копдикционного правоотношения, возникшего из факта денежного обогащения*, являются не только суммы, полученные или сбереженные обогатившимся, но и доходы, которые обязанный субъект извлек или должен был извлечь из обогащения с того времени, когда узнал или должен был узнать о его неосновательности, исчисленные по правилам ст. 395 ГК на сумму обогащения (п. 2 ст. 1107 ГК). Профессором Санкт-Петербургского университета В. Т. Смирновым было высказано мнение, что доходы, превышающие указанный предел, которые обогатившийся извлек, умело и удачно пустив неосновательно полученные (сбереженные) деньги в оборот, должны оставаться ему**. Эту позицию, конечно же, никак нельзя признать правильной, ибо незаконное пользование не может доставить законных доходов (см. ст. 136). В более позднем издании учебника того же авторского коллектива данный вопрос освещен более правильно, а именно— в том смысле, что п. 2 ст. 395 делает возможным также взыскание убытков, превышающих сумму процентов*** (Ю. К. Толстой).

* А также кондикционного правоотношения денежного возмещения или денежной компенсации.

** Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под ред.

*** Там же. Ч. 3. Изд.-е 3-е. М., 2001. С. 72..

2470. Кондикционные правоотношения могут быть не просто сложными (включать в себя и основное и дополнительное правоотношения), но к тому же и сложными взаимными, т.е., включающими также встречные кондикциопные требования и обязанности. Законодательство (ст. 1108 ГК) учитывает, что неосновательно обогатившееся лицо несет расходы и затраты на содержание и сохранение неосновательно приобретенного или сбереженного им имущества. Обогатившийся вправе потребовать с потерпевшего возмещения необходимых расходов и затрат, понесенных им с того времени, когда он узнал (должен был узнать) о неосновательности своего обогащения, т.е., с того же момента, с которого начинает исчисляться срок для определения подлежащих возврату или возмещению доходов обогатившегося*. Данного права не имеет обогатившийся, который умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату**.

* В литературе уже неоднократно отмечалось, что ссылка ст. 1108 на ст. 1106 ГК («. приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы (ст. 1106) . » является опечаткой и в действительности имеется в виду п. 1 ст. 1107. Это совершенно справедливо. Но в ст. 1108 есть и другая опечатка: п. 1 ст. 1107 говорит вовсе не о моменте «с которого (обогатившийся) обязан возвратить доходы», а о начале исчисления срока, извлеченные в продолжение которого доходы, подлежат возврату или возмещению, т. е., о времени извлечения доходов, подлежащих возврату или возмещению.

** Непонятно, правда, должно ли здесь применяться общее правило ст. 1064 ГК о презумпции вины (умышленной вины). Мы полагаем, что текст ст. 1008 предполагает, что умысел подлежит доказыванию.

2471. Законодательство не решает вопроса о судьбе неотделимых улучшений предмета обогащения, осуществленных обогатившимся лицом664. В литературе высказывалось мнение о возможности применения для этого по аналогии норм п. 2 и 3 ст. 623 ГК, т.е., правил о судьбе неотделимых улучшений арендованного имущества (О. Н. Садиков). Но такое применение в действительности невозможно, ибо упомянутые нормы ставят судьбу неотделимых улучшений, произведенных арендатором, в зависимость от согласия арендодателя, в то время, как в отношениях из неосновательного приобретения или сбережения института, который можно было бы уподобить согласию арендодателя просто не существует. Нам видится возможным одно из двух следующих решений: (1) распространительное толкование п. 1, ст. 1107 (в том смысле, что она касается не только

доходов, но и неотделимых улучшений); (2) распространительное толкование ч. 3 ст. 303 (в том смысле, что она касается неотделимых улучшений любого неосновательно удерживаемого имущества, а не только того, которое истребовано успешным виндикационным иском). Оба варианта дают идентичный результат**: обогатившийся имеет право на возмещение стоимости только таких неотделимых улучшений, которые произведены им до того момента, как он узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения, т.е., в тот период, когда он был добросовестным владельцем предмета обогащения***.

* С отделимыми проблем не возникает: их обогатившийся вправе отделить и оставить в своей собственности.

** Если не считать, что ч. 3 ст. 303 ограничивает максимальную сумму возмещения неотделимых улучшений суммой, на которую повысилась стоимость предмета обогащения, в то время, как п. 1 ст. 1107 такого ограничения не содержит. Думается, было бы правильным указанное ограничение не применять, если обогащение стало следствием действий самого потерпевшего и применять в остальных случаях.

*** Получается, что в случае, когда неосновательное обогащения стало следствием действий самого обогатившегося, стоимость неотделимых улучшений возмещать не следует.

2472. В содержание кондикционных правоотношений не следует включать дополнительную обязанность, присовокупляемую к ним в случае, если приобретатель не возместил стоимость неосновательного обогащения немедленно после того, как узнал о неосновательности своего обогащения. На него ложится риск случайной гибели предмета обогащения (п. 2 ст. 1104 ГК), а также риск изменения его стоимости (п. 2 ст. 1105). Последнее обстоятельство объясняет тот факт, что нарушение кондикционной обязанности, приведшее к уменьшению стоимости ее объекта (неосновательно приобретенного или сбереженного имущества), порождает деликтное правоотношение, т.е., требование и обязанность возместить убытки, вызванные уменьшением стоимости предмета неосновательного обогащения. В свою очередь возрастание стоимости предмета обогащения не позволяет обогатившемуся удержать у себя образовавшуюся разницу.