Иск о признании обременения

Иск о признании обременения

Исковое заявление о признании обременения отсутствующим с обязанием погасить запись в ЕГРПН

В Задонский районный суд

399200, Липецкая область,

Ответчик: Федеральная служба

Кадастра и картографии

Цена иска: иск неимущественного

И С К О В О Е З А Я В Л Е Н И Е

О признании обременений отсутствующими с обязанием погасить в ЕГРПН записи об обременениях

Я, Б.И.В., являюсь дочерью С.О.С., умершей хх.хх.2014г. Факт наших родственных отношений подтверждается моим свидетельством о рождении, где моей матерью указана С.О.С., и свидетельством о заключении брака между мной и Б.С.И., где указано, что мне присвоена фамилия мужа «Б……». Факт смерти моей мамы подтверждается свидетельством о ее смерти.

При жизни 21.10.2000г моя мама заключила договор пожизненного содержания с иждивением с гражданкой А.А.Е..

Согласно данного договора А.А.Е. передала в собственность моей мамы следующее принадлежащее ей имущество:

  1. земельный участок площадью 3130 кв.м по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка.
  2. размещенный на нем жилой дом по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка.
  3. земельный участок площадью 1870 кв.м по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка.

На основании ч.1 ст.601 ГК РФ по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты — гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

В соответствии с ч.1 ст.586 ГК РФ рента обременяет земельный участок, предприятие, здание, сооружение или другое недвижимое имущество, переданное под ее выплату.

На основании о договора пожизненного содержания с иждивением 02.04.2003г С.О.С. были выданы свидетельства о государственной регистрации права. Вместе с правом собственности С.О.С. на вышеуказанное имущество были зарегистрированы и обременения:

  1. В отношении земельного участка площадью 3130 кв.м по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка запись о регистрации обременения в записи ЕГРПН от 28.02.2001г №48-01/17-01/2001-00128.
  2. В отношении размещенного на нем жилого дома по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка запись о регистрации обременения в записи ЕГРПН от 28.02.2001г №48-01/17-01/2001-00130.
  3. В отношении земельного участка площадью 1870 кв.м по адресу: Липецкая область,Хлевенский район, с.Фомино-Негачевка запись о регистрации обременения в записи ЕГРПН от 28.02.2001г №48-01/17-01/2001-00129.

17.07.2007г А.А.Е. умерла, что подтверждается свидетельством о ее смерти.

На основании ч.1 ст.605 ГК РФ обязательство пожизненного содержания с иждивением прекращается смертью получателя ренты.

Таким образом, основания для обременения права собственности моей мамы прекратили свое существование со дня смерти получателя ренты.

08.01.2014г умерла и моя мама, так и не обратившись при жизни с требованием о погашении в ЕГРПН записей об обременении в отношении имущества, переданного по договору пожизненного содержания с иждивением от 21.10.2001г.

После смерти мамы, я, как единственный наследник по закону, в установленном законом порядке приняла наследство в виде двух земельных участков и жилого дома, переданного в собственность мамы по договору пожизненного содержания с иждивением от 21.10.2001г.

19.05.20125г мною были получены свидетельства о праве на наследство, в которых так же были указаны обременения, зарегистрированные в ЕГРПН на основании договора ренты от 21.10.2001г.

В силу ст.1 Федерального закона от 21.07.2997г №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» ограничениями (обременениями) в отношении объекта недвижимосго имущества признаются ипотека, рента, доверительное управление и иные обстоятельства, ограничивающие правообладателя при осуществлении права собственности на конкретный объект недвижимости.

Поскольку погашение записи об обременении не является действием по государственной регистрации, при этом положения Закона о регистрации прав предусматривают погашение записи только об ипотеке, то единственным основанием погашения записи о любом другом обременении является решение суда.

На основании п.52,53,55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими. Необращение лица к государственному регистратору с заявлением о регистрации права или обременения до предъявления в суд иска, направленного на оспаривание зарегистрированного права, не может расцениваться как несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора, связанного с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним, поскольку законодательством не предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования таких споров.

В силу требования п.53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» установлено, что ответчиками по иску, направленному на оспаривание прав или обременений, вытекающих из зарегистрированной сделки, являются ее стороны, и государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, однако может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Несмотря на вышеуказанное, поскольку сторон договора пожизненного содержания с иждивением от 21.10.2001г нет в живых на момент подачи иска, и единственным нарушением права истца является наличие непогашенных записей об обременениях в ЕГРПН (право собственности истца никем не оспаривается), то конкретно в этом случае единственным ответчиком по иску может являться только Федеральная служба государственной регистрации, Кадастра и картографии Липецкой области.

Однако, если суд сочтет Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии Липецкой области ненадлежащим ответчиком и посчитает необходимым заменить его на надлежащего, то истец не возражает против совершения данного процессуального действия с выбором ответчика на усмотрение суда.

На основании ст.30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества. Поскольку иск о признании обременения отсутствующим по своей сути является иском о правах на недвижимость, то в данном случае имеет место исключительная подсудность. (Это подтверждается Апелляционным определением Свердловского областного суда от 22.01.2014 по делу N 33-793/2014 « Иск о снятии обременения (ипотеки в силу закона) относится к спорам о правах на недвижимое имущество, что в соответствии со ст. 30 ГПК РФ, разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации в обзоре судебной практики ВС РФ за IV квартал 2003 г., утв. Президиумом ВС РФ от 07.04.2004, свидетельствует об исключительной подсудности спора суду по месту нахождения спорного имущества»).

На основании ст.586,601,605 ГК РФ, ст.1 Федерального закона от 21.07.2997г №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»,

Признать отсутствующими обременения в отношении:

  • земельного участка под номером 68а из земель населенных пунктов площадью 1870 кв.м (кадастровый номер 48:17:0650215:17), расположенного по адресу: Липецкая область,Хлевенский район,сельское поселение Фомино-Негачевский сельсовет, с.Фомино-Негачевка, ул.Центральная;
  • жилого дома под номером 68а площадью 20,5 кв.м (кадастровый номер 48:17:0830109:1435), расположенного по адресу: Липецкая область,Хлевенский район,сельское поселение Фомино-Негачевский сельсовет,с.Фомино-Негачевка,ул.Центральная;
  • земельного участка из земель населенных пунктов площадью 3130 кв.м (кадастровый номер 48:17:0650208:3), расположенного по адресу: Липецкая область,Хлевенский район,сельское поселение Фомино-Негачевский сельсовет,с.Фомино-Негачевка,ул.Центральная,

обязав Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии Липецкой области погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в записях о регистрации от 28.02.2001г №48-01\17-01\2001-00128, №48-01\17-01\2001-00129, №48-01\17-01\2001-00130 записи о регистрации ограничений (обременений) права.

  1. Квитанция об уплате госпошлины.
  2. Копия искового заявления для ответчика.
  3. Копия свидетельства о рождении истца.
  4. Копия свидетельства о браке истца.
  5. Копия свидетельства о смерти С.О.С.
  6. Копия свидетельства о смерти А.А.Е.
  7. Копия договора пожизненного содержания с иждивением.
  8. Копия свидетельства о госрегистрации права собственности 48 АА №146244.
  9. Копия свидетельства о госрегистрации права собственности 48 АА №146245.
  10. Копия свидетельства о госрегистрации права собственности 48 АА №146246.
  11. Копия свидетельства о праве на наследство 36 АВ 1588645.
  12. Копия свидетельства о праве на наследство 36 АВ 1588647.
  13. Копия свидетельства о праве на наследство 36 АВ 1588646.

Иск о признании обременения

ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

т ел.: (4822) 39-08-74,

Прием заявлений и жалоб ведется по адресам:

ул. Горького, д. 37, Тверь, 170026

пр-т Победы, д. 53, Тверь, 170028

Возможность предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим закреплена в п. 52 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Тем не менее, до сих пор на практике сохраняется неопределенность относительно того, в каких именно случаях такой иск может считаться надлежащим способом правовой защиты.

Как разъяснил Верховный Суд РФ в названном Постановлении, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Читайте так же:  Регистрация кассы для ип

В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Из указанного следует, что предъявление иска о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и, несмотря на кажущуюся универсальность, подлежит использованию весьма ограниченно: такой иск может быть заявлен только в случае невозможности защиты права истца посредством использования таких способов защиты, как признание права или истребование имущества из чужого незаконного владения.

Рассматриваемый способ защиты права, как впрочем любой другой, в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению его нарушенных или оспариваемых прав.

Какие особенности нужно учесть при выборе этого способа защиты?

1. Признание права отсутствующим не применяется в случае, если права собственника могут защищаться иными способами посредством предъявления специальных исков.

Решением суда отказано в удовлетворении иска Администрации муниципального образования Потанинское сельское поселение Волховского муниципального района Ленинградской области к Г., Л., Т. о признании отсутствующим права собственности на часть общественно-торгового центра.

Судом установлено, что спорное имущество находится во владении истца, однако в ЕГРП его право собственности не зарегистрировано. Ответчики являются единственными лицами, за которыми зарегистрировано право собственности на спорное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам, оставляя решение без изменения, исходила из того, что в связи с отсутствием зарегистрированного права МО Потанинское сельское поселение на спорное имущество, истцом избран ненадлежащий способ защиты права в виде требования о признании зарегистрированного права собственности ответчиков на спорное имущество отсутствующим, поскольку истец в указанной ситуации не лишен возможности защитить свои права посредством предъявления иска о признании права.

Согласно п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Как пояснил представитель истца, с иском о признании права собственности на спорное имущество администрация не обращалась.

(Определение Ленинградского областного суда от 28.02.2013 № 33-795/2013)

2. Возможность обращения в суд с требованием о признании права отсутствующим предоставлена лицу, в чьем владении находится спорное имущество. Поскольку избираемый способ защиты должен приводить к восстановлению права собственника, иск о признании права собственности отсутствующим не может быть заявлен невладеющим собственником, так как удовлетворение такого иска не приведет к восстановлению владения. В данной ситуации надлежащим способом защиты является предъявление виндикационного иска.

Гражданин А. обратился в суд с иском к Департаменту имущественных и земельных отношений, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, сособственникам спорного земельного участка о признании отсутствующим права общей долевой собственности; возложении на Управление ФРС обязанности погасить в ЕГРП запись о праве собственности ответчиков на земельный участок, ссылаясь на незаконность постановки данного земельного участка на кадастровый учет, поскольку у ответчиков отсутствуют правоустанавливающие документы на земельный участок, т.к. Приказ Департамента имущественных и земельных отношений о предоставлении в общую долевую собственность земельного участка и договор купли-продажи указанного земельного участка признаны недействительными (ничтожными) решением суда. Росреестр отказал истцу в государственной регистрации прекращения права общей долевой собственности на спорный земельный участок, что послужило поводом для обращения в суд.

Отказывая в удовлетворении требований о признании права общей долевой собственности ответчиков на вышеуказанный земельный участок отсутствующим, суд первой инстанции исходил из того, что истцом избран ненадлежащий способ защиты.

Судебная коллегия согласилась с позицией нижестоящего суда, указав, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Установлено, что А. не является ни собственником спорного земельного участка, ни фактическим владельцем. Истец не представил доказательств, подтверждающих его право на земельный участок, а также доказательств нарушения его прав записями о правах ответчиков на спорный земельный участки в ЕГРП.

Доводы истца о том, что зарегистрированное право ответчиков нарушает его право на приватизацию собственного участка, поскольку имеет место наложение границ смежных земельных участков, признаны необоснованными, т.к. оба земельных участка постановлены на кадастровый учет без установления границ.

(Определение Воронежского областного суда от 22.04.2014 № 33-2157/2014)

В другом случае суд удовлетворил иск Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Брянску к Н.А., ГУП Брянской области «Брянсккоммунэнерго» о признании зарегистрированного права собственности отсутствующим.

Судом было установлено, что распоряжением областного Комитета по управлению государственным имуществом четырехэтажное здание было передано на баланс районного ОВД. В ЕГРП содержатся сведения о регистрации права оперативного управления за УМВД на нежилое помещение площадью 2794,9 кв.м. За Н.А. зарегистрировано право собственности на помещение котельной площадью 83,9 кв.м.

Суд, рассматривая заявленный спор, пришел к выводу о том, что спорный нежилой объект (помещение котельной) находится во владении УМВД г. Брянска. Данный вывод суда был основан на пояснениях представителя истца, данных в судебном заседании.

В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции установлено, что помещение котельной находится во владении Н.А., который принял меры к осуществлению реконструкции нежилого помещения, получил технические условия о возможности подключения к сетям водоснабжения и водоотведения, технические условия на теплоснабжение, на электроснабжение, заключил договор возмездного оказания услуг по техническому присоединению к электрической сети. По его заказу выполнен проект реконструкции подвала под офисное помещение. В указанном помещении была разобрана кирпичная кладка и выполнена стяжка полов. Областным Управлением имущественных отношений ответчику предоставлялся в аренду земельный участок площадью 3018 кв. м, сроком на 11 месяцев, для использования встроенной котельной, нежилых помещений.

Принимая во внимание, что иск о признании права отсутствующим может быть заявлен только владеющим собственником спорного имущества, судебная коллегия пришла к выводу о том, что УМВД России по г. Брянску, избрало ненадлежащий способ защиты своего права, так как не является владельцем спорного помещения.

В результате решение было отменено, в удовлетворении иска отказано.

(Определение Брянского областного суда от 25.02.2014 № 33-74/14)

3. Иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом.

Б. обратилась в суд с иском к В. о признании права В. на участок с кадастровым номером 69:33:092201:7 отсутствующим.

В обоснование иска ссылалась на наличие на ее земельном участке с кадастровым номером 69:33:0000009:175 земельного участка с кадастровым номером 69:33:0092201:7, площадью 356 кв.м., принадлежащего Воробьевой З.В.

Решением суда данное требование удовлетворено. Признано отсутствующим право собственности В. на земельный участок в части его наложения площадью 186,0 кв.м. на земельный участок Б.

В ходе рассмотрения дела проведена судебная землеустроительная экспертиза, которой установлено, что имеется наложение границ земельных участков, площадь наложения составляет 186 кв.м.

Суд пришел к выводу о том, что право собственности В. на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 отсутствует в той части контура пашни (северная сторона), которая расположена на земельном участке Б., а именно, на площади наложения, размером 186,0 кв.м.

Отменяя данное решение о отказывая в удовлетворении требований, суд апелляционной инстанции указал, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Из материалов дела усматривалось, что истец и ответчик являются собственниками двух земельных участков, имеющих разную категорию и разрешенное использование. Сведения о принадлежности сторонам одного и того же объекта недвижимости, отсутствуют. В связи с этим такой способ защиты как признание отсутствующим права собственности ответчика на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 не может быть использован истцом для защиты его прав, поскольку истцу и ответчику на праве собственности принадлежат разные объекты недвижимости; полное наложение границ указанных земельных участков отсутствует.

(Определение Тверского областного суда от 28.01.2014 № 33-334/2014)

4. Обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у ответчика основания возникновения права и наличие такового у истца. Иными словами, признание права отсутствующим безусловно связано с необходимостью выводов в отношении материально-правового основания его возникновения.

Р.В.П. обратился в суд с иском к Р.А.В., З.Р.К. о признании права общей долевой собственности ответчиков на земельный участок и расположенный на нем жилой дом отсутствующим, признании за ним права собственности на земельный участок и жилой дом.

В обоснование заявленных требований указал, что в 1987 г. ему был предоставлен земельный участок на праве постоянного (бессрочного) пользования для строительства жилого дома и ведения подсобного хозяйства. Истцом был возведен жилой дом. Ответчики зарегистрировались в жилом доме, впоследствии в спорный дом вселился истец, и проживает в нем по настоящее время.

В 2013 г. ответчики зарегистрировали право общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок.

Истец полагал, что поскольку земельный участок был предоставлен ему, он своими силами и за счет своих средств возвел жилой дом на участке, несмотря на отсутствие государственной регистрации, у него возникло право собственности на спорные объекты недвижимости.

Читайте так же:  Приказ о назначении уполномоченного лица осуществляющего строительство

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Суд установил, что право общей долевой собственности на земельный участок зарегистрировано за ответчиками на основании выписки из похозяйственной книги, из которой следует, что ответчикам на праве постоянного (бессрочного) пользования принадлежит земельный участок. Право собственности ответчиков на жилой дом зарегистрировано на основании декларации об объекте недвижимого имущества.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что основания возникновения права общей долевой собственности ответчиков на спорные жилой дом и земельный участок не оспорены, не признаны недействительными в порядке, установленном законом. Кроме того истцом не предоставлено суду допустимых и относимых доказательств возникновения у него именно права собственности на земельный участок и возведенный на участке жилой дом.

Оставляя решение без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у другого лица (ответчика) титула (основания) возникновения данного права на конкретный объект и наличие такового у истца.

(Определение Новосибирского областного суда от 25.12.2014 № 33-10596/2014)

5. Предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

Б. обратился в суд с иском к С. о выделе принадлежащей ему на праве собственности 1/10 доли нежилого помещения в натуре, прекращении права общей долевой собственности.

С. обратился в суд со встречным иском о признании отсутствующим право собственности Б. на 1/10 долю указанного имущества. Указал, что в результате пожара здание было уничтожено. С. за счет собственных средств, построил новый объект недвижимого имущества — нежилое трехэтажное здание, Б. не участвовал в финансировании строительства нового объекта, кроме того он отказывается от возмещения затрат, понесенных С., пропорционального его доли. В настоящее время указанное нежилое здание находится в фактическом владении и пользовании С.

В судебном порядке за Б. признано право общей долевой собственности на указанное здание в размере 1/10. Запись о праве общей долевой собственности на данный объект недвижимости, внесена в ЕГРП. Наличие зарегистрированного права Б. на указанное здание нарушает право собственности С., поскольку создает угрозу распоряжения частью этого здания, путем выдела в натуре принадлежащей Б. доли в праве общей долевой собственности.

Решением суда в удовлетворении искового требования Б. отказано. Встречные исковые требования С. удовлетворены.

Отменяя решение, суд апелляционной инстанции указал, что предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

В данном же случае зарегистрированы доли в праве общей долевой собственности; на 1/10 доли зарегистрировано право Б., и не зарегистрировано право собственности на эту же долю за С.

Таким образом, С. избран ненадлежащий способ защиты права.

(Определение Иркутского областного суда от 19.12.2014 № 33-10476/2014)

6. Результатом удовлетворения требований истца о признании права отсутствующим должно быть восстановление его нарушенных или оспариваемых прав.

Истцы обратились в суд с иском к Г. и просили признать отсутствующим право собственности Г. на земельный участок площадью 2080,0 кв.м в части превышающей площадь 1500,0 кв.м с внесением соответствующих изменений в сведения ЕГРП; обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области снять с кадастрового учета данный земельный участок; обязать Г. за счет собственных средств снести два забора между двумя земельными участками.

Требования мотивированы тем, что истцы являются жителями деревни Клещево, собственниками и пользователями жилых домов по улице 2-ая Гальяновка. Ответчиком в 1999 году приобретен земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:55. По договору аренды на противоположной стороне улицы ему был предоставлен в аренду земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:01. Ответчик объединил указанные участки, путем присоединения земельного участка общего пользования около 12,0 м шириной, равный ширине улицы 2-ая Гальяновка. В результате указанных действий улица превратилась в тупик, и истцы лишены возможности прохода и проезда через улицу. Незаконными действиями ответчика Г. увеличена площадь его земельного участка, и зарегистрировано право собственности на существующую дорогу.

Решением суда исковые требования оставлены без удовлетворения.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, исходил из того, что истцы не являются собственниками либо владельцами спорного земельного участка; отсутствуют доказательства нарушения ответчиком их прав как землепользователей.

Судебная коллегия оставила решение без изменения, указав, что истцами не представлено доказательств принадлежности им спорного земельного участка на каком-либо праве, в связи с чем их требование о признании отсутствующим на него права собственности ответчика и разрешение этого требования по существу не может повлиять на возникновение, изменение или прекращение их прав на указанный объект недвижимости.

(Определение Тверского областного суда от 09.04.2013 № 33-1224/2013)

1. Спор о признании права собственности отсутствующим не является публично-правовым и рассматривается в рамках искового производства.

Согласно п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество не подлежит оспариванию путем заявления требований, подлежащих рассмотрению по правилам главы 25 ГПК РФ или главы 24 АПК РФ, поскольку в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.

2. Стороны по иску о признании права собственности отсутствующим.

— Истец — лицо, в чьем владении находится спорный объект и за которым зарегистрировано соответствующее право собственности;

— Ответчик — лицо, за которым зарегистрировано спорное право.

Государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, поскольку не является субъектом материально-правовых отношений, связанных с правами на недвижимое имущество, не имеет притязаний на недвижимое имущество, а является органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Однако государственный регистратор может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (п. 53 Постановления № 10/22).

3. На иски о признании права отсутствующим не распространяется исковая давность, поскольку такие иски по своей природе являются негаторными.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Согласно абзацу третьему п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

В связи с тем, что предъявленный истцом иск о признании права отсутствующим был направлен на оспаривание зарегистрированного права ответчиков на спорное имущество, и, при этом, спорное имущество находится во владении истца, в силу ст. 208 ГК РФ на предъявленное исковое требование о признании права отсутствующим исковая давность не распространяется.

Правовые цели иска о признании права или обременения отсутствующим: опыт инструментального подхода (Файзрахманов К.Р.)

Дата размещения статьи: 20.06.2015

Введение

Современная наука частного права уже давно существует в полисмысловых теоретических границах. На различных этапах ее развития преобладали естественное (философское) правопонимание, представленное преимущественно в трудах первых отечественных цивилистов [3] и воссоздаваемое в некоторых современных работах [2], историческая школа права [4] и др. В данной связи не нуждается в дополнительной аргументации очевидный факт многогранности права и многоликость методов его познания.
Инструментальный подход, впервые представленный в сколько-нибудь оформленном виде в трудах Б.И. Пугинского [8], в настоящее время представляет собой динамично развивающееся теоретическое направление.
Одна из трудностей оперирования категориями инструменталистики связана с тем, что в современной науке сложились два относительно самостоятельных направления, по-своему интерпретирующих исходные положения данной методологии. В предельно обобщенном виде первое направление ассоциируется с работами представителей теории права, под инструментализмом понимающих специально-юридическую теорию, исследующую служебную роль права как систему правовых средств [11, с. 35], при этом правовые средства определяя как правовые установления или самостоятельные сущности, объединяющие все те правовые явления, призванные в своем функционировании обеспечивать реализацию указанных в законодательстве целей [14].
Качественно иным инструментализм разработан в исследованиях представителей науки частного права. Критикуя догматико-нормативный подход, присущий в том числе теории гражданского права, Б.И. Пугинский провозглашает деятельностное представление об объекте правовой науки, предложив отказаться от анализа и комментирования правовых норм в пользу практической деятельности людей, применяющих право [8, с. 16]. Правовые средства в его понимании приобретают характер сочетания (комбинации) юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их целей (интересов), не противоречащих законодательству и интересам общества [8, с. 17].
В наиболее завершенном виде деятельностный подход развит в трудах С.Ю. Филипповой. По мнению ученого, данный подход подразумевает исследование правовых явлений с позиции их целесообразности, функциональной пригодности для использования в процессе правовой деятельности людей для достижения ими собственных правовых целей [13, с. 32].
Таким образом, инструментальное исследование подразумевает изучение трех взаимосвязанных элементов: правовой цели — правового средства — правовой деятельности. Лишь с включением в предметную область человека с его целями, интересами и практической деятельностью теория правовых средств приобретает качественно новое значение. Рассмотрение же правовых средств в изолированном функциональном срезе, как представляется, не несет в себе значимый эвристический потенциал, оставаясь усовершенствованным вариантом догматики.

Читайте так же:  Материнский капитал в вологодской области

Идентификация правовой цели как научная задача

Как известно, появление иска о признании права или обременения отсутствующим в отечественной правовой действительности связано с принятием Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» [7] (далее — Постановление N 10/22).
При относительно большом количестве публикаций, специально посвященных определению правовой природы данного средства защита, в науке до настоящего времени отсутствуют исследования, связанные с проблемой правовой цели настоящего иска.
Игнорирование инструментальной природы рассматриваемого средства как феномена встречного нормотворчества заведомо обрекает попытки его исследования к выводам предельно поверхностного содержания. В отрыве от уяснения реальных причин, целей, детерминирующих данную форму правозащитной деятельности человека, установить сущность анализируемого явления можно лишь путем искусственного наложения известных законодательных трафаретов на совершенно новую динамично развивающуюся область правовой жизни, что в наименьшей мере отвечает критерию научной обоснованности.
В данной связи следует признать, что первоначальным этапом научного поиска должна служить задача идентификации правовой цели иска о признании права или обременения отсутствующим.

Содержание правовой цели

Постановлению N 10/22 известны три правовые ситуации, при которых применим иск о признании права или обременения отсутствующим: (i) право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами; (ii) право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество; (iii) ипотека или иное обременение прекратились.
Изложенное свидетельствует о том, что рассматриваемое средство тесно связано с межотраслевым институтом государственной регистрации прав на недвижимое имущество, являясь механизмом судебного опровержения зарегистрированного права.
Тем не менее спорным было бы именовать его в качестве иска об оспаривании зарегистрированного права. Представляется, что оспаривание зарегистрированного права равным образом не представляет собой ни способ защиты нарушенного гражданского права, ни цель, к которой в действительности стремятся субъекты гражданского оборота. Более точным следует признать, что оспаривание есть правовой эффект (результат) разрешения спора о праве.
Реалии повседневной юридической практики и здравый смысл убеждают нас в очевидности того факта, что цель, к которой стремится человек, предъявляя в суд иск о признании права или обременения отсутствующим, вовсе не сам факт оспаривания регистрационной записи, а устранение правовой неопределенности, нарушающей или создающей угрозу правореализационной деятельности титульного собственника или обладателя иного вещного права. В условиях формирующейся судебной практики применения анализируемого средства настоящий вывод не является столь очевидным фактом и во всяком случае нуждается в соответствующей аргументации.
Достаточно рельефно данная цель проявляется в ситуации, когда право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами. Верифицируемость данного утверждения иллюстрируется при ближайшем соприкосновении с правовой деятельностью. Так, в решении Арбитражного суда Самарской области от 28 апреля 2014 года по делу N А55-23311/2012 [9] суд рассмотрел встречные требования сторон о признании права отсутствующим на объект недвижимости — здание автобусной остановки (кассовый павильон). Спор возник между коммерческой организацией и муниципальным органом по поводу одного и того же объекта, право собственности на которое было одновременно зарегистрировано за сторонами. При этом в правоустанавливающих документах одной стороны объект был поименован в качестве здания автобусной остановки, переданного коммерческой организации в порядке приватизации, а в правоустанавливающих документах муниципального органа тот же объект был определен в качестве кассового павильона с аналогичными индивидуальными характеристиками, зарегистрированного на основании постановлении органа публичной власти. Применительно к рассматриваемой проблематике принципиально важным и верным следует признать вывод суда о том, что одной из целей обращения лица в суд с иском о признании права является подтверждение судом факта отсутствия или наличия права в отношении спорного имущества, в результате чего устраняется неопределенность в правоотношениях на данное имущество.
Представляется, что воспринимать позицию суда в приведенном деле не следует как некий искусственный акт творчества теоретической мысли правоприменителя, в данном случае суд лишь констатировал наблюдения реалий правовой жизни. Ситуация, когда право собственности расщеплено подобным образом, безусловно, является аномалией, сложившаяся правовая неопределенность фактически лишила обе стороны возможности каким-либо образом распоряжаться судьбой недвижимого имущества. Кроме того, коммерческая организация не могла реализовать предусмотренные законом преимущества, вытекающие из права собственности, в частности приобретение прав на земельный участок. Не нуждается в дополнительной аргументации и то обстоятельство, что традиционный арсенал вещно-правовых инструментов защиты не способен был разрешить спор о праве. В итоге недвижимое имущество выпадало из нормального гражданского оборота, обрекая потенциального приобретателя действовать в условиях существенного правового риска.
Сложнее ситуация обстоит в случаях, когда движимое имущество зарегистрировано в качестве недвижимого. Чаще всего с данным требованием обращаются собственники земельных участков, на которых возведен объект, не отвечающий признакам недвижимого имущества, но зарегистрированный в качестве такового. Конструкция приведенного требования может показаться схожей с целями негаторного иска, обеспечивающего, как отмечает Т.П. Подшивалов, восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения [6]. Данное обстоятельство, как представляется, вызвано смешением категорий иска о сносе самовольной постройки, негаторного требования и иска о признании права отсутствующим.
Несмотря на то что в судебной практике в основном сложилось представление о негаторных свойствах иска о сносе самовольной постройки, до настоящего времени в науке продолжаются дискуссии о его правовой природе. В отличие от признания права отсутствующим, данное средство защиты является прямо предусмотренным гражданским законодательством и применяется в ситуации, когда лицо возвело объект недвижимого имущества с нарушением императивных предписаний градостроительного и земельного законодательства либо на чужом земельном участке без разрешения правообладателя. Как отмечают А.Ф. Бакулин, А.В. Петухова, в основе гражданско-правовой природы такого требования лежит нарушение права собственности на земельный участок в результате неправомерного возведения на нем устранимого препятствия [1]. Предъявляя иск о сносе самовольной постройки, обладатель прав на земельный участок преследует правовую цель устранения препятствий фактического характера.
Иной характер приобретает спор, когда признается отсутствующим право собственности на имущество, не обладающее свойствами недвижимого. Так, в решении Арбитражного суда города Москвы от 25 января 2011 года по делу N А40-25521/09-113-213 [10] собственник земельного участка в лице органа местного самоуправления обратился с требованием к коммерческой организации о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на объект, поименованный в качестве сооружения: комплекс автомойки. Требование было мотивировано тем, что зарегистрированный объект по своим характеристикам не является недвижимым имуществом. Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд указал, что при заключении договора аренды земельного участка третьему лицу, осуществившему первоначальное возведение спорного объекта, было разрешено размещение на земельном участке временного моечного поста и это не давало право на проведение строительных работ. Имеющиеся в материалах дела доказательства не подтверждают создание спорного объекта в установленном законом порядке как объекта недвижимости, кроме того, имеется техническая документация МосгорБТИ, согласно которой данный объект является временным строением и по нему ведется документация по форме, соответствующей некапитальным объектам.
В данном контексте в наибольшей мере проявляется преюдициальная природа исков о признании права отсутствующим, наподобие actiones praeiudiciales, известных римскому правопорядку. Закрепление недвижимых вещей в качестве самостоятельного объекта гражданских прав связано, прежде всего, с объективно существующими различиями в сравнении с движимостью, а также повышенной ценностью для субъектов гражданского оборота. Практически во всех известных правовых системах данная идея воплощена в законодательстве путем закрепления специального правового режима, опосредующего оборот недвижимости. Ситуация, когда движимое имущество зарегистрировано в качестве недвижимого, создает правовую неопределенность в свойствах объекта, что создает значительные трудности для субъектов гражданского оборота. В рассматриваемом споре иск о сносе самовольной постройки являлся бы, во-первых, ненадлежащим способом защиты, так как комплекс автомойки был возведен на условиях, предусмотренных договором аренды, во-вторых, не привел бы к восстановлению нарушенного права. Поскольку правовой статус недвижимости порождает целый ряд правовых последствий, особенно для собственника земельного участка, в ряде случаев лица, обращающиеся в суд за защитой, заинтересованы именно в устранении неопределенности в правовых свойствах объекта. В анализируемом деле спорный объект не раз был предметом купли-продажи, а следовательно, с переходом права собственности переходили и права на использование соответствующей части земельного участка, что существенно ограничивало правомочия муниципального органа как собственника земельного участка. Судебное подтверждение отсутствия свойств недвижимой вещи устраняло неопределенность в статусе объекта. Достигнутый эффект самостоятельно обеспечил восстановление нарушенного права, обладая при этом преюдициальным значением в потенциальных спорах.

Выводы

Вышеизложенное приводит к мысли о том, что конструкция правовой цели иска о признании права или обременения отсутствующим двойственна: в одних случаях это устранение правовой неопределенности в принадлежности титула, в других — устранение неопределенности в свойствах объекта имущественных прав.
В связи с этим следует критически отнестись к точке зрения С.А. Синицына, полагающего, что интересы истца по данной категории дел направлены на устранение регистрационной записи в ЕГРП, подвергающей сомнению неограниченность или действительную принадлежность права правообладателю в глазах третьих лиц [12, с. 26], именуя изучаемое средство иском о корректировке реестра [12, с. 30].
Приведенная позиция является примером перевернутой цели, именно устранение сомнений в неограниченности прав правообладателя является тем, к чему стремится субъект, техническое устранение записи лишь один из инструментов в сложном механизме (наборе правовых средств) восстановления нарушенного права.