Судебная практика по преступлениям против правосудия

Обобщение судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия (глава 31 УК РФ), рассмотренных Новотроицким городским судом Оренбургской области и мировыми судьями за период 2012 г. и 1 квартал 2013 г.

Обобщение судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия (глава 31 УК РФ), рассмотренных Новотроицким городским судом Оренбургской области и мировыми судьями за период 2012 г. и 1 квартал 2013 г.

Согласно Конституции РФ (ст. 10) в Российской Федерации действует принцип разделения государственной власти на три самостоятельные ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, арбитражного, уголовного и административного судопроизводства.

Правосудие — одна из форм государственной деятельности, заключающаяся в рассмотрении и разрешении судами общей юрисдикции, а также арбитражными судами дел в порядке гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства. Осуществление правосудия не обходится без участия защиты, прокуратуры; содействие суду оказывают органы дознания и предварительного следствия, учреждения, исполняющие вступившие в законную силу приговоры, решения и иные судебные акты.

Нормами главы N 31 УК РФ о преступлениях против правосудия охраняется деятельность не только судов, но и перечисленных органов, без деятельности которых выполнение судом функции правосудия было бы затруднительно или даже невозможно. Уголовным законом охраняются не все виды деятельности этих органов. Только их специфическая деятельность по решению задач правосудия, направленная на обнаружение, изобличение и наказание виновных в совершении преступлений лиц, разрешение гражданских, арбитражных и административных дел, исполнение судебных решений, находится под охраной уголовно-правовых норм о преступлениях против правосудия.

Видовым объектом преступлений против правосудия являются интересы правосудия в широком смысле слова, т.е. нормальная, определяемая законом деятельность суда по осуществлению задач правосудия и деятельность государственных органов, а также соответствующих лиц, призванных содействовать суду в осуществлении правосудия. Основными непосредственными объектами являются интересы конкретных органов, осуществляющих правосудие, и органов, способствующих осуществлению правосудия (прокуратуры, следствия, дознания, Федеральной службы судебных приставов и др.). Дополнительными непосредственными объектами ряда преступлений против правосудия являются жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, отношения собственности и др.

Многие составы преступлений содержат особый предмет преступления (ст. ст. 303, 304, 310 — 312, 316 УК РФ) или особого потерпевшего (ст.ст. 295 — 298, 302, 304, 309 УК РФ).

Объективные признаки большинства составов преступлений против правосудия характеризуются совершением активных действий, за исключением составов, предусмотренных ст. 308 УК (отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний), ст. 314 УК (уклонение от отбывания лишения свободы), ст. 315 УК РФ (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта), где деяние может выражаться в бездействии. По законодательному описанию объективных признаков большинство таких преступлений имеют формальные составы. К преступлениям с материальным составом относятся предусмотренные в ч. 3 ст. 301, ч. 2 ст. 311 УК РФ. Формально-материальный состав имеют преступления, предусмотренные в ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 305 УК РФ.

К числу обязательных объективных признаков некоторых составов преступлений законодатель относит место совершения преступления (ст. 297 УК РФ), способ (ст. 302, ч.ч. 2 — 4 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК РФ), орудие (ч. 3 ст. 313 УК РФ), обстановку и время совершения преступления (ст. 314 УК РФ).

Субъектами преступлений против правосудия по общему правилу могут быть вменяемые физические лица, достигшие 16-летнего возраста. Однако многие составы преступлений предполагают специального субъекта — им могут быть лица, наделенные законом особыми признаками или имеющие определенный процессуальный статус (судья, прокурор, лицо, производящее дознание, эксперт, защитник, свидетель, потерпевший, и др.). Специальный субъект преступления предполагается в ч. 3 ст. 294, ст.ст. 299 — 303, 305, 307, 308, 310 — 315 УК РФ.

Субъективные признаки этих преступлений характеризуются умышленной виной, и, как правило, они совершаются с прямым умыслом. В отдельных статьях гл. 31 УК РФ указывается на мотив и цель преступления (например, ст. ст. 294, 295, 304, 306, 309 УК РФ).

В зависимости от непосредственного объекта преступления, особенностей объективных и субъективных признаков преступления против правосудия можно классифицировать на следующие группы:

1. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с обеспечением самостоятельности судебной власти, ее авторитета и безопасной деятельности судей или иных лиц, содействующих осуществлению правосудия (ст.ст. 294 — 298 УК РФ).

2. Преступления, посягающие на интересы правосудия, совершаемые судьями или иными должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры либо участниками гражданского (арбитражного) процесса (ст.ст. 299 — 305 УК РФ).

3. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с получением, использованием и сохранением доказательств (ст.ст. 306 — 310 УК РФ).

4. Преступления, посягающие на интересы правосудия, связанные с исполнением вступивших в законную силу приговоров, решений и иных судебных актов (ст.ст. 311 — 315 УК РФ).

5. Преступление, посягающее на интересы раскрытия и расследования преступлений, и сопряженное с прикосновенностью к другим преступлениям (ст. 316 УК РФ).

Таким образом, под преступлениями против правосудия следует понимать умышленные общественно опасные деяния, посягающие на нормальную деятельность суда по осуществлению задач правосудия, а также на деятельность государственных органов, содействующих суду в осуществлении правосудия, запрещенные статьями гл. 31 УК РФ под угрозой наказания.

В ходе проведенного обобщения уголовных дел о преступлениях против правосудия, изучены все рассмотренные судьями Новотроицкого городского суда в течение 2012 года и 1 квартала 2013 года уголовные дела данной категории.

Всего за указанный период судьями Новотроицкого городского суда и мировыми судьями было рассмотрено 6 уголовных дел о преступлениях против правосудия.

Анализ рассмотренных дел по данной категории указывает, что из рассмотренных в 2012 году и 1 квартале 2013 года- 3 дела были по ч. 1 ст. 306 УК РФ, 2 дела были по ст. 314.1 УК РФ и 1 дело по ч. 1 ст.314 УК РФ.

Обобщение показало, что при рассмотрении уголовных дел данной категории в настоящее время у судей Новотроицкого городского суда каких-либо проблемных вопросов, нуждающихся в дополнительном разъяснении, не возникает.

При поступлении уголовных дел судьями правильно разрешаются вопросы подготовки дел к судебному заседанию.

Случаев нарушения срока, установленных ст. ст. 227, 231, 233 УПК РФ, по делам данной категории не имеется.

В отношении всех лиц вынесены обвинительные приговоры, четверо осуждены к реальному лишению свободы, двоим назначено наказание в виде обязательных работ и одному лицу назначено наказание в виде штрафа.

Из 6 уголовных дел 3 дела рассмотрено в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (по ст. 314.1 УК РФ — 2 дела, по ч. 1 ст. 306 УК РФ — 1 дело). Остальные уголовные дела рассмотрены в обычном порядке уголовного судопроизводства.

Из 6 уголовных дел по двум вынесено судебное решение в отношении женщин.

Из осужденных, за совершение данных преступлений, у 4 лиц имеется среднее и неполное среднее образование, у двоих — неоконченное высшее образование.

Вину признали четверо осужденных, двое вину не признали.

У двоих из 6 осужденных отягчающим вину обстоятельством был признан рецидив преступлений, у троих смягчающим вину обстоятельством было признано — наличие на иждивении малолетнего ребенка, на момент совершения преступления четверо лиц были не судимы.

Два приговора было обжаловано, оба кассационной инстанцией оставлены без изменения.

В целом практику и результаты рассмотрения уголовных дел данной категории за указанный период можно охарактеризовать следующим образом.

Деяния, предусмотренные ст. 306 УК РФ.

За указанный период рассмотрено 3 уголовных дела за заведомо ложный донос о совершении одного преступления небольшой тяжести (ч. 2 ст. 325 УК РФ), двух преступлений средней степени тяжести (п. п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ), одного тяжкого преступления (п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.)

Общественная опасность ложного доноса очевидна — затрудняет расследование, препятствует достижению истины и даже может привести к осуждению невиновных.

Заведомо ложный донос о совершении преступления (ч. 1 ст. 306 УК РФ)

1. М. совершила ложный донос при следующих обстоятельствах:

М., будучи предупреждена об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления, осознавая заведомую ложность сообщаемых ей сведений и возможность наступления уголовной ответственности за свои незаконные действия, заведомо ложно сообщила в орган внутренних дел о привлечении к уголовной ответственности неизвестных ей лиц, утвердительно заявила, что в отношении нее было совершено преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 325 УК РФ. Для этого она, то есть М. собственноручно написала соответствующее заведомо ложное заявление, чем неправомерно вмешалась в нормальную деятельность ОМВД РФ г. Новотроицку, отвлекла его от обеспечения общественной безопасности, правопорядка и исполнения иных возложенных на отдел функций, ущемила интересы государства в связи с материальными затратами, понесенными в связи с выездом следственно-оперативной группы и осуществлением мероприятия по проверке упомянутого заведомо ложного заявления.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимая М. виновной себя признала, дело было рассмотрено в особом порядке.

Приговором суда М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, и назначено ей было наказание с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ в виде обязательных работ на срок 200 (двести) часов

При назначении наказания М. судом, в соответствии со ст. 60 УК РФ, учитывались характер и степень общественной опасности преступления, личность виновной, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие ей наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной, на условия жизни ее семьи.

Читайте так же:  Видеосъемка требования

М. ранее не судима, на учете у врача нарколога и врача психиатра не состоит, находится в режиме консультативно-лечебной помощи у врача-нарколога, на «Д» учете в ГУЗ «НЦПБ со СПИД» не состоит, характеризуется удовлетворительно.

Полное признание М. своей вины и раскаяние в содеянном, совершение преступления впервые, суд признал обстоятельствами, смягчающими ей наказание.

В свою очередь, суд не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание подсудимой наличие у виновной М. несовершеннолетних детей, поскольку подсудимая лишена родительских прав.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу.

2. К. совершил ложный донос при следующих обстоятельствах:

К., будучи предупрежденным об уголовной ответственности по ч. 1 ст. 306 УК РФ, достоверно зная о ложности своего заявления — о совершении в отношении него двумя неизвестными лицами преступления, предусмотренного п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, с целью избежать административной ответственности по ст. 12.10 КоАП РФ за совершенное им ДТП, обратился в ОМВД по г. Новотроицку с заявлением о возбуждении уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности невиновных лиц, которые совершили в отношении него преступление, предусмотренное п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, введя в заблуждение правоохранительные органы.

Кроме того, в судебном заседании был установлен корыстный мотив обращения К. с заявлением в правоохранительные органы, так как автомобиль К. в ходе ДТП был сильно поврежден, и на его восстановление требовалось вложение денежных средств, об указанных обстоятельства К. сам показал в судебном заседании, пояснив, что обратился с заявлением в полицию, чтобы предъявить данным лицам гражданский иск за поврежденный в ходе ДТП автомобиль.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимый К. вину не признал.

Приговором суда К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ (в редакции Федерального Закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года), и ему назначено наказание в виде обязательных работ на срок 240 часов.

Суд счел необходимым исключить из объема обвинения, предъявленного К. одну из целей заведомо ложного доноса — избежание возможного гражданского иска со стороны ООО «Н» за причиненные в результате ДТП механические повреждения железнодорожному локомотиву.

При назначении наказания подсудимому К. суд исходил из требований ст.ст. 6, 60 УК РФ, учитывались характер и степень общественной опасности совершённого преступления, личность подсудимого, обстоятельства, влияющие на наказание.

Подсудимый К. ранее не судим, совершил одно оконченное умышленное преступление, которое относится в силу ст. 15 УК РФ к категории небольшой тяжести. Оценивая личность подсудимого, судом учитывалось, что К. имеет постоянное место жительства, по месту регистрации и по месту жительства участковым инспектором и соседями характеризуется с положительной стороны, работает, по месту работы характеризуется положительно, имеет на иждивении малолетнего ребенка, на учёте у врачей психиатра и нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого К., суд признал в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие у подсудимого малолетнего ребенка, также в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих наказание обстоятельств, судом учитывались положительные характеристики по месту жительства и работы, совершение преступления впервые, состояние здоровья подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих наказание в соответствии со ст. 63 УК РФ в отношении К., судом не установлено.

Гражданский иск по делу не заявлен.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу.

3. Е. совершила ложный донос при следующих обстоятельствах:

Е., будучи предупрежденной об уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления, находясь в помещении ОМВД РФ по г. Новотроицку, собственноручно написала заявление о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, достоверно зная о том, что фактически это лицо данное преступление не совершало, то есть своими действиями неправомерно вмешалась в нормальную деятельность ОМВД РФ по г. Новотроицку и оговорила К. Осознавала заведомую ложность своих действий, заведомо ложно сообщила в органы внутренних дел, уполномоченные возбуждать уголовные дела, о, якобы, совершенном преступлении, хотя на самом деле никакого преступления в отношении нее К. не было совершено.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимая Е. вину не признала.

Приговором суда Е. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ и назначено ей наказание в виде штрафа в доход государства в размере 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей.

При определении вида и меры наказания подсудимой Е. судом учитывались характер, тяжесть содеянного, что ею совершено преступление небольшой тяжести, обстоятельства его совершения, данные о личности: по месту жительства характеризуется удовлетворительно, по месту работы положительно.

Обстоятельствами, смягчающими наказание суд признал совершение преступления впервые, наличие малолетнего ребенка у виновной в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Гражданский иск по делу не заявлен.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Приговор обжалован, оставлен без изменения.

Деяния, предусмотренные ст. 314.1 УК РФ.

За указанный период рассмотрено 2 уголовных дела за уклонение от административного надзора

Уклонение от административного надзора (ст. 314.1 УК РФ)

1. М. уклонился от административного надзора, то есть самовольно оставил место жительства с целью уклонения от административного надзора, при следующих обстоятельствах:

М., будучи освобожденным из мест лишения свободы, достоверно знал об установлении ему административного надзора, на основании п. 1 ч. 1 ст. 3 и п. 1 ч. 3 ст. 3 Федерального закона РФ N 64 от 6 апреля 2011 года «Об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы». Административный надзор был установлен М. сроком на 1 год и на него были возложены административные ограничения в виде: запрета посещения увеселительных заведений; запрета пребывания вне жилого или иного помещения по месту жительства с 22 часов 00 минут вечера до 6 часов 00 минут утра; обязательной явки два раза в месяц в органы внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации. Однако, М., действуя незаконно, умышленно, с целью уклонения от административного надзора, установленного для него судом, самовольно оставил место жительства, установленное согласно графика прибытия поднадзорного лица на регистрацию, не уведомив сотрудников ОМВД России по г. Новотроицку, осуществляющих за ним надзор.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимый М. виновным себя признал. Дело было рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Приговором суда М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 314.1 УК РФ, и назначено ему наказание с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ и ч. 2 ст. 68 УК РФ в виде лишения свободы на срок 4 (четыре) месяца.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказания, назначенного по настоящему приговору, и наказания, назначенного по предыдущему приговору окончательно назначено М. наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 2 (два) месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При назначении наказания М. судом в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ учитывались характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства совершения преступления, данные о личности подсудимого, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, влияние назначенного подсудимому наказания на его исправление.

Подсудимый М. ранее судим, совершил одно умышленное преступление, относящееся в силу ст. 15 УК РФ к категории небольшой тяжести, официально не работает, по месту жительства участковым инспектором характеризуется посредственно, как лицо, состоящее на учете в ОДН, а также состоящее на учете в ОМВД под административным надзором, привлекался к административной ответственности, доставлялся в ОМВД России по г. Новотроицку по подозрению в совершении преступлений; по месту жительства соседями характеризуется с удовлетворительной стороны; на учете у врача-психиатра и нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого М. суд признал полное признание подсудимым вины и раскаяние в содеянном.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства, судом в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ учитывалось наличие в действиях подсудимого М. рецидива преступлений.

Приговор обжалован, оставлен без изменения.

2. П. уклонился от административного надзора, то есть самовольно оставил место жительства с целью уклонения от административного надзора, при следующих обстоятельствах:

П., будучи освобожденным из мест лишения свободы, достоверно зная об установлении ему решением Новотроицкого городского суда Оренбургской области административного надзора и установленных для него административных ограничений в виде запрета пребывания вне жилого или иного помещения по месту жительства с 22.00 часов вечера до 6.00 часов утра (за исключением случаев, связанных с трудовой деятельностью);обязательной явки для регистрации в орган внутренних дел по месту жительства не реже четырех раз в месяц, находясь в г. Новотроицке Оренбургской области, действуя умышленно, незаконно, с целью уклонения от административного надзора, установленного для него судом, не уведомив сотрудников ОМВД России по г. Новотроицку, осуществляющих за ним надзор, в нарушение установленных ему ограничений, самовольно оставил место жительства и место временного пребывания, и в тот же день выехал другой город, где находясь на территории рынка, совершил кражу чужого имущества.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимый П. виновным себя признал. Дело было рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Приговором суда П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 314.1 УК РФ, и назначено ему наказание с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ, в виде лишения свободы на срок 3 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При назначении наказания подсудимому, исходя из требований ст. 6, ст. 60 УК РФ, судом учитывались характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения, данные о личности подсудимого.

Читайте так же:  Приказ 749 от 13102008

П. совершил одно умышленное преступление, относящееся в силу ст. 15 УК РФ к категории небольшой тяжести, ранее дважды судим за совершение тяжкого и особо тяжкого преступлений, в связи с чем в его действиях имеет место рецидив преступлений, имеет постоянное место жительства и регистрации, где участковым уполномоченным и соседями характеризуется удовлетворительно, на учете у врача-психиатра и нарколога не состоит.

Суд также принял во внимание, что П. в период установленного ему судом административного надзора совершил преступление, относящееся к категории небольшой тяжести, за которое был осужден приговором мирового судьи.

К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд отнес полное признание вины и раскаяние в содеянном, наличие тяжелого заболевания.

Обстоятельством, отягчающим наказание, является рецидив преступлений.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу.

Деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 314 УК РФ.

За указанный период рассмотрено 1 уголовное дело за злостное уклонение лица, осужденного к ограничению свободы, от отбывания наказания

Злостное уклонение лица, осужденного к ограничению свободы, от отбывания наказания (ч. 1 ст. 314 УК РФ)

З., будучи осужденным Новотроицким городским судом Оренбургской области по ст. 228 ч. 1 УК РФ, ст. 232 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с ограничением свободы в 1 год 6 месяцев, с испытательным сроком 2 года, по приговору суда на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ ему были установлены следующие ограничения: не уходить из дома, в период с 22 часов вечера до 06 часов утра, если это не будет связано с его работой, не выезжать за пределы г. Новотроицка, не изменять места жительства и работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в них, а именно места досуга, где проводится продажа спиртных напитков.

Однако, З., находясь в г. Новотроицке Оренбургской области действуя умышленно, незаконно, с целью нарушения условий отбывания наказания в виде ограничения свободы, злостно уклонился от отбывания наказания, что выразилось в следующем: неоднократно отсутствовал дома в указанное время, неоднократно появлялся в общественном месте в состоянии опьянения, не явился в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительной причины.

Выражая своё отношение к предъявленному обвинению, подсудимый З. виновным себя признал.

Приговором суда З. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 314 УК РФ, и назначено ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 месяца.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию присоединена частично не отбытую часть наказания по приговору Новотроицкого городского суда с учетом Постановления Новотроицкого городского суда в виде 1 года лишения свободы, и окончательно к отбытию назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 2 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

При определении вида и меры наказания З. судом учитывались характер и степень общественной опасности совершённого им преступления, которое относится к категории небольшой тяжести, умышленное, оконченное.

Оценивая личность подсудимого, суд принял во внимание, что З. на момент совершения данного преступления не судим, на учете у врача-психиатра не состоит, состоит на учете у врача нарколога. В настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима, по месту жительства характеризуется удовлетворительно.

Смягчающими вину обстоятельствами суд признал признание своей вины З., раскаяние в содеянном, а также наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Обстоятельств, отягчающих наказание З., по делу не установлено.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу.

Анализ изученного вышеуказанного уголовного дела показал, что при вынесении обвинительных приговоров, судьями учитывались характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, а также обстоятельства, влияющие на степень их ответственности.

Уголовные дела по преступлениям, посягающих на интересы правосудия, связанные с обеспечением самостоятельности судебной власти, ее авторитета и безопасной деятельности судей или иных лиц, содействующих осуществлению правосудия (ст. ст. 294 — 298 УК РФ); по преступлениям, посягающих на интересы правосудия, совершаемые судьями или иными должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры либо участниками гражданского (арбитражного) процесса (ст. ст. 299 — 305 УК РФ); по преступлениям, посягающих на интересы раскрытия и расследования преступлений, и сопряженное с прикосновенностью к другим преступлениям (ст. 316 УК РФ) Новотроицким городским судом за указанный период не рассматривались.

Согласно ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Требования ст. 61 УПК РФ судами соблюдались.

Нарушений требований о подсудности уголовных дел, предусмотренных ст. 31, УПК РФ, судом не допущено.

Наряду с вынесением обвинительных приговоров Новотроицким городским судом Оренбургской области за исследуемый период не выносились постановления о прекращении уголовных дел.

Случаев вынесения оправдательных приговоров по уголовным делам данной категории, в практике Новотроицкого городского суда не имеется.

Случаев надзорного обжалования уголовных дел данной категории в практике Новотроицкого городского суда не имелось.

Частные постановления по делам против правосудия Новотроицким городским судом в случаях выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела не выносились.

В целом у судей Новотроицкого городского суда трудностей при рассмотрении категории данных дел не возникало.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Обобщение судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия (глава 31 УК РФ), рассмотренных Новотроицким городским судом Оренбургской области и мировыми судьями за период 2012 г. и 1 квартал 2013 г.

Вы просматриваете раздел: Против правосудия

В Уголовном кодексе отведена отдельная, 31 глава, под преступления, главным объектом которых является не жизнь или имущество человека, а способность органов правосудия вести свою работу должным образом. О данной группе деяний и пойдет речь в нашей статье. Итак, представляем вам общую и уголовно-правовую характеристику преступлений против правосудия, с указанием понятия, смежных составов, системы и видов такого феномена.

Ключевые понятия

Принципы осуществления правосудия закреплены седьмой статьей Конституции РФ. В частности, в ней указано, что суды подчиняются и служат непосредственно государству, а не другим ветвям власти. Само же правосудие осуществляется в соответствии с законом (уголовный, гражданский, административный и другие кодексы, отдельные федеральные законы).

Разумеется, само понятие правосудия, куда шире. Поэтому принято под ним понимать и работу других органов, помогающих восстановить справедливость: следствие, дознание, прокуратура и т.д.

История развития преступлений против правосудия

Уже во времена Древней Руси существовала судная система, и выделялись преступления против судей, признаваемых особой кастой. Однако из-за неравноправия различных членов общества за одинаковый проступок назначалось разное наказание.

  • В Русской правде за убийство дружинника или судьи его родственникам предлагалось осуществить кровную месть. При отсутствии желающих, с преступника взимали штраф.
  • Охранялись законом не только здоровье и жизнь судей и приказчиков, но и порядок проведения заседания. Так, в Псковской судебной грамоте предусматривалось наказания для тех, кто самовольно врывался в суд и пытался побить служащих.
  • Дискриминация проявлялась не только в тяжести наказания, но и в доверии свидетеля. Слова холопа, например, за показания не принимали. В разрешении важных споров учитывали только мнение знати. Однако заниматься самосудом было запрещено даже представителям аристократии.

К 16 веку сформировалось несколько положений, защищавших правосудие от посягательств. Так, наказанию подлежали:

  • судьи, вынесшие несправедливое решение, получив взятку;
  • лжедоносчики или наябедничавшие на судей или служителей культа без имеющихся на то оснований;
  • те, кто оскорблял участников судебного заседания.

Заложенные основы справедливой судебной системы продолжали развиваться при Романовых. Важную роль на тот момент сыграло Соборное уложение 1649 г. В нем имелась глава «О суде», в которой была предпринята попытка унифицировать существующие нормы. При Петре I к группе преступлений против правосудия добавились статьи о лжесвидетельстве и ложной присяге.

В середине 19 века уголовная система была кодифицирована, а преступления против правосудия собраны в раздел «О преступлениях и проступках чиновников при следствии и суде». В начале века данная группа деяний носила название «О противодействии правосудию». Теперь давайте поговорим про понятие и особенности квалификации преступлений против правосудия в УК РСФСР.

В кодексах РСФСР от 1922 и 1926 года не было отдельной главы, посвященной преступлениям против правосудия. Посвященные им статьи встречались в разных разделах. Впервые эти деяния были собраны в отдельную группу в УК 1960 года (всего – 15 статей). Правосудие понималось в широком, соответствующем современному, понимании.

Выделение судебной власти в отдельную ветвь привело к необходимости обеспечения безопасности тех, кто вершит правосудие. В итоге, в 1989 году появился закон «Об ответственности за неуважение к суду».

Продолжали меняться нормы законодательства и дальше, в соответствие с внешними факторами (серьезные изменения в социально-политической сфере). Используемый сейчас УК РФ вступил в силу в 1997 году, в нем преступлениям против правосудия (25 статей,1 из которых утратила силу) отведена целая глава.

Особенности злодеяний

На осуществление правосудия нацелены действия многих государственных органов. Это суды, прокуратура, органы следствия и дознания. Поскольку нормальная их работа крайне важна, за преступления, нарушающие функционирование системы правосудия, предусмотрена уголовная ответственность.

Квалификация и состав

Состав преступлений таких злодеяний как преступления против правосудия, обычно, формальный, то есть деяния признается оконченным уже на тот момент, когда преступник воспрепятствовал работе суда или следствия. Однако в некоторых статьях предусмотрен материальный состав.

Читайте так же:  Поступление на муниципальную службу конкурс трудовой договор

При квалификации входящих в 31 главу кодекса преступлений может стать важным этапом выяснение цели, мотива, способа совершения преступного деяния, используемых для этого средств.

Объект и объектная сторона

Деяния, нарушающие работу правосудия, опасны для общества, поскольку влияют на справедливость выносимых решений.

  • Видовым, то есть общим для данной группы преступлений объектом является интересы правосудия, порядок его работы и, как следствие, государственные интересы. В качестве дополнительного объекта нередко выступает здоровье или жизнь граждан, их собственность, достоинство и честь.
  • Объективную сторону данных деяний формирует, чаще всего, активное действие. Например, лицо сообщает в правоохранительные органы ложные сведения о якобы совершенном преступлении (ложный донос) или судья заведомо для себя выносит несправедливый приговор.

Однако возможны случаи, когда для совершения преступления достаточно бездействовать. Так, не возвращаясь в место лишения свободы по истечению отсрочки, осужденный человек совершает новое преступление (статья 314 УК). О бездействии идет речь и в 308 статье, посвященной отказу потерпевших и свидетелей давать показания или проводить в отношении себя необходимые в ходе следствия экспертизы.

Субъективная сторона

К ответственности за преступления против правосудия призывают, обычно, с 16 лет. Однако рядом статей установлен специальный субъект. Это могут быть судьи, следователи, дознаватели, прокуроры и прочие должностные лица, а еще люди, осужденные ранее или отбывающие наказание на данный момент. По третьей части статьи 301 статьи может быть осуждено лишь совершеннолетнее частично вменяемое лицо (речь об осужденных в педофилии, отказывающихся после отбывания наказания проходить лечение в специальных медицинских учреждениях).

Умысел у лиц, действующих против правосудия, всегда прямой: это нарушение хода работы следствия или суда, обман органов дознания, подмена фактов.

Увы, статистика преступлений против правосудия достаточно высока. Давайте узнаем классификацию данных злодеяний.

Классификация деяний против правосудия

Преступления против правосудия принято разделять на такие группы:

  • деяния, посягающие на свободу судей, их здоровье, жизнь, достоинство и честь;
  • действия, нарушающие функционирование органов правосудия со стороны граждан;
  • действия должностных лиц, нарушающие порядок отправления правосудия;
  • деяния, нацеленные на порядок исполнения вынесенных судом постановлений, решений, приговоров.

Кроме того, можно выделить две категории этих преступлений, отталкиваясь от типа субъекта, их совершающего:

  • деяния, совершенные представителями органов прокуратуры, суда, следствия, дознания, одним словом, должностными лицами от системы правосудия. Это такие составы, как незаконное освобождение или привлечение к ответственности, неправомерные арест и задержание, внесение неправосудного решения, принуждение к даче показаний;
  • преступные действия, произведенные иными лицами. Эта категория разделяется на несколько подгрупп:
    • преступления лиц, призванных содействовать правосудию. Сюда относят отказ и дачу ложных показаний, решений экспертизы, выводов комиссий и пр., а также разглашение важной для следствия информации и неправомерные действия в отношении конфискованного имущества;
    • противозаконные действия самих осужденных или людей, действующих в их интересах. Это побег или уклонение от наказания, сокрытие преступления;
    • преступные действие, совершаемые другими лицами и направленные против сотрудников органов правосудия, а также нарушающие их работу. Среди них можно выделить воспрепятствование деятельности суда и следствия, ложный донос, клевету и т.д.

C полным перечнем указанных злодеяний вы можете ознакомиться здесь. Нагляднее всего такие преступления против правосудия опишет судебная практика, которую мы предоставили к каждой из специальных статей темы.

Не дадим переписать историю: фальсификация или проблемы правоприменения ст. 303 УК РФ

Дело в том, что ст. 303 УК РФ имеет существенные изъяны, затрудняющие предмет и процесс доказывания. О сложностях применения данной нормы закона свидетельствует статистика Верховного суда РФ.

В 2016 году приговор суда по всем частям ст. 303 УК РФ состоялся в отношении 100 лиц. Всего приговоры по преступлениям против правосудия постановлены в отношении 10 689 лиц (менее 1%). Напомню, в главу 31 УК РФ (преступления против правосудия) входят 24 действующих нормы, и сама ст. 303 УК РФ, входящая в данную главу, существует со времен введения в действия УК РФ.

Рассмотрим проблемы, затрудняющие процесс доказывания.

Все начинается с объективной стороны – отсутствие в Уголовном кодексе РФ, постановлениях Пленума Верховного суда РФ и прочих официальных источниках единообразного определения фальсификации. Законодатель не расшифровывает, что такое фальсификация в ст. 303 УК РФ. Не секрет, что расшифровка тех или иных действий, указанных в диспозиции, присуща множеству норм особенной части УК РФ. О фальсификацию ни слова.

Следующий резонный вопрос: фальсификация – это только действия? Или она может иметь место в форме бездействия?

Яркий пример – активные действия по изготовлению подложного документа или искажения содержания документа выполняет лицо, не осведомленное о намерении использования указанного документа в качестве доказательства по гражданскому делу, либо лицо, не являющееся субъектом преступления. Представляет же фальсифицированное доказательство в суд уже иное лицо, являющееся субъектом преступления. Получается, что лицо достоверно знает о подложности данного доказательства, но каких-либо действий по изготовлению или искажению содержания доказательства не совершает. Наступает ли ответственность по ст. 303 УК РФ в этом случае? Существует различная судебная практика, но единообразное толкование Верховного суда РФ на этот счет отсутствует.

Отсюда вытекает другая проблема – в определении субъекта преступления. Ч. 1 ст. 303 УК РФ четко выделяет в качестве субъектов при фальсификации доказательств по гражданскому делу лицо, участвующее в деле, или его представителя. На практике установить, кто же сфальсифицировал доказательство, ровно как располагали ли субъекты информацией о подложном характере доказательства, крайней затруднительно. Зачастую действия по изготовлению или искажению доказательства совершены не субъектом данного преступления.

Третья проблема: что есть фальсификация для законодателя? Искажение формы или искажение содержания, может, то и другое? Опять же, единообразной судебной практики нет. Один пример – изготовление доказательства порочного по форме (подделки подписей, печатей, датирование документов, не соответствующее реальной дате и пр.), скажем, при утрате подлинного доказательства при условии, если содержание изготовленного и порочного по форме доказательства не искажено по отношению к существовавшему ранее доказательству. Вновь не понятно, будет ли иметь такое дело судебную перспективу.

Есть мнение, что к фальсификации можно относить и заблаговременное уничтожение документов или любых сведений с целью недопущения использования их в дальнейшем в качестве доказательств в судебном процессе. Опять же, единообразная судебная практика отсутствует.

Следующая проблема – фальсификация доказательств по делам, находящимся в производстве третейских судов, которые, как известно, не входят в судебную систему Российской Федерации и, следовательно, не осуществляют правосудие. Ст. 303 УК РФ является преступлением против правосудия. Вместе с тем на основе решений третейских судов судами, уже входящими в судебную систему, выдаются вполне реальные исполнительные листы.

Только указанные выше факты отбивают какое-либо желание у правоохранительных органов расследовать указанную категорию дел, поскольку закрадывается тень сомнений относительно судебной перспективы.

Второй пласт проблем – в установлении подлежащих доказыванию обстоятельств.

По указанной категории дел наличие вещественного доказательства имеет принципиальное значение: следствию (для доказанности вины) и суду (для постановления приговора) недостаточно сведений, отраженных в решениях или определениях арбитражных судов, или судов общей юрисдикции, по гражданским делам.

Даже при установлении последними факта фальсификации доказательств. Указанные решения судов по смыслу ст. 90 УПК РФ обладают преюдициальным значением, но требуют от следствия установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, в рамках процедуры, регламентированной УПК РФ, поскольку предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, специфику и процессуальные правила доказывания по соответствующим делам. (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко»).

Часто вещественное доказательство требуется для производства судебной экспертизы в рамках уголовного дела, поскольку в рамках рассмотрения гражданских дел судебные экспертизы, установившие факты фальсификации, не могут быть признаны в качестве судебных экспертиз по уголовным делам, потому как получены не в соответствии с требованиями УПК РФ. Таких экспертиз недостаточно для вывода следствия и суда по уголовному делу о доказанности факта фальсификации доказательства. Любые документы из гражданского дела, включая судебные экспертизы, могут лишь использоваться как иные документы в соответствии со ст. 84 УПК РФ.

Однако с вещественными доказательствами на практике возникают серьезные проблемы, ставящие крест на дальнейшей судебной перспективе уголовного дела. Зачастую суды, сами устанавливая факты фальсификации доказательств, выдают сторонам подлинники документов даже при наличии соответствующих писем от правоохранительных органов, ссылаясь на невозможность отказать стороне в выдаче оригиналов документов.

Еще одна процессуальная сложность – момент возбуждения уголовного дела. С одной стороны, УПК РФ не устанавливает специальный порядок для возбуждения уголовных дел указанной категории. С другой – для возбуждения уголовного дела необходимы поводы и достаточные основания, указывающие на признаки преступления, какими являются решения судов, установившие факт фальсификации.

Вот и получается, что пока «правоохранительная машина» дождется вступления в законную силу судебных решений, пока проводится доследственная проверка, оригиналы спорных документов возвращаются стороне.

Таким образом, указанная норма может стать рабочей, только после внесения в нее изменений:

– установления на законодательном уровне определения фальсификации;

– разделения действий (указанных в диспозиции ст. 303 УК РФ) на сами действия по фальсификации доказательств и по использованию заведомо сфальсифицированных доказательств в суде, расширения субъектного состава данного преступления.

Кроме того, Верховному суду РФ понадобится разъяснить проблемы, связанные с применением указанной нормы. Давайте зададимся вопросом: не получим ли мы многочисленные злоупотребления со стороны правоохранительных органов и череду «заказных» уголовных дел, если эта норма заработает в полную силу?

Может быть, пусть лучше висит она «дамокловым мечом» и применяется лишь в исключительных и вопиющих случаях.