Особенности этики прокурора

Теоретические проблемы реализации положений Кодекса этики прокурорского работника

(Анисимов Г. Г.) («Законность», 2013, N 3) Текст документа

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛОЖЕНИЙ КОДЕКСА ЭТИКИ ПРОКУРОРСКОГО РАБОТНИКА

Анисимов Геннадий Геннадьевич, начальник отдела по надзору за процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Свердловской области, кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблемам, которые могут возникнуть в процессе применения Кодекса этики прокурорского работника РФ, недостаткам, имеющимся в указанном документе, и путям их устранения.

Ключевые слова: кодекс этики, прокурорский работник, мораль, нравственность.

Theoretical problems of implementation of the provisions of the prosecutors’ code of ethics G. G. Anisimov

The article deals with the problems that may arise in the application of the code of ethics prosecutor of the Russian Federation, the deficiencies in the document and the ways to address them.

Key words: public prosecutor, code of ethic, morality, moral.

В системе важных законов управления, регламентирующих процедуру общения людей друг с другом, прочное место занимают этика и этикет, т. е. правила и нормы поведения в обществе и наука о таких правилах. Отношение к этике и этикету, особенно тех слоев общества, которые не следовали его правилам, часто бывало критическим, еще чаще — ироническим, а иногда и враждебным. С начала XIX века и до 1917 г. либеральная разночинная интеллигенция России настойчиво противопоставляла образование в качестве истинной, действительной ценности воспитанию как ценности, по их мнению, мнимой, иллюзорной и уж несомненно второстепенной. Старый спор из теории утилитаризма — форма и содержание! В советских энциклопедических словарях этикет отвергался категорически, как «форма поведения, обхождения в высших слоях дворянско-буржуазного общества» . ——————————— Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. М., 1981.

Однако жизнь доказала, что правила поведения (этики) в обществе существуют и их необходимо выполнять, чтобы не быть изгоем. Многим уже стало ясно, что если не следовать правилам этики, не выполнять нормы этикета, то двери многих домов и учреждений закроются перед ними, деловые и дружеские связи будут утрачены. Но каждый слой общества имеет свои обычаи, негласные правила поведения, свой этикет. Какой стиль поведения выбрать? Это задача сложная, и каждый решает ее согласно обычаям своего привычного окружения в соответствии с уровнем своей культуры, интеллектуальным багажом и воспитанием. Приказом Генерального прокурора РФ от 17 марта 2010 г. N 114 в органах прокуратуры введен Кодекс этики прокурорского работника, который установил основные принципы поведения прокурорских работников при исполнении ими служебных обязанностей. Характерная особенность указанного организационно-распорядительного документа — значительное количество ссылок на субъективные составляющие, характеризующие морально-нравственные особенности личности прокурорских работников. Любая деятельность, связанная с организацией прокурорского надзора, безусловно, должна учитывать субъективный фактор, т. е. ценностно-мировоззренческий багаж каждого работника. Многие исследователи сходятся во мнении, что на указанный «багаж» сложно воздействовать методами управления, скорее наоборот — этот фактор оказывает самостоятельное, уникальное воздействие на процесс организации прокурорского надзора, способствует наиболее полному пониманию стоящих перед работником целей и задач прокурорского надзора, повышает эффективность восприятия опыта и, как следствие, всей надзорной деятельности. Деятельность каждого работника обусловливается во многом тем, какие духовно-нравственные основы заложены в нем семьей, школой, обществом, какие традиции и предрассудки в нем живут. При этом следует иметь в виду, что восприятие одних и тех же жизненных ситуаций у каждого индивида различно. ——————————— В контексте настоящей статьи мы исходим из понимания предрассудка, выдвинутого Х. Г. Гадамером, который определил его как «предварительное рассуждение, которое лежит в основании процесса понимания». Поэтому в отличие от традиции предрассудок не препятствует пониманию, а способствует ему. Предрассудок укоренен в традиции. Зная и понимая предрассудок, человек способен понять традицию, значит, понять время, в котором он живет, т. е. понять время, в котором живет «объект понимания». Благодаря предрассудку обеспечивается формирование единого смыслового континуума между интерпретатором и интерпретируемым. Предрассудок способствует передаче опыта, знакомству со временем, следовательно, является гарантом понимания. См.: Суворова А. Н. Философия Ханса Георга Гадамера (р. 1900) и философская герменевтика. http://roman. by/r_92545.html.

В этом случае в системе остаются такие формы, присущие индивиду и характеризующие субъективный фактор, как мышление (чувственное, эвристическое) и интуиция, а также то, что обычно называют «менталитетом» . ——————————— Под менталитетом в настоящей статье понимается система идеалов, ценностных ориентаций, установок, а также психологических и мыслительных (умственных) механизмов восприятия и понимания мира, которые позволяют воспринимать, сознавать и преобразовывать мир. См.: Агутин А. В., Агутина Н. В. Теоретические и нравственные основания принципов в современном отечественном уголовном судопроизводстве. М., 2009. С. 10.

В Кодексе этики фактически устанавливаются морально-нравственные принципы, на основании которых прокурорский работник должен осуществлять возложенные на него обязанности, а также каким он должен быть в быту, т. е. сделана попытка урегулировать нормы морали и нравственности методами управления. В связи с этим в указанном документе используются термины, которые относятся к субъективным, оценочным: «Воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как….», «Использует должностные полномочия взвешенно и гуманно, воздерживается от поступков, которые могли бы вызвать сомнение…». Такое требование с позиции организации прокурорского надзора является ключевым, значимым. Кроме того, это положение создает предпосылки для формирования соответствующего мышления у прокурорского работника, осуществления определенного алгоритма действий, который под воздействием субъективного фактора преобразуется в опыт и в дальнейшем может выполняться неосознанно, «автоматически». Проблемы воздействия норм морали и нравственности на принципы исследовались, например, в уголовно-процессуальной науке. По справедливому утверждению Н. Агутиной, «принципы отечественного уголовного судопроизводства, в силу своей сущности и сущности уголовно-процессуальной деятельности, не могут быть идеями сугубо законодательства. Принципы являются результатом воплощения всего нашего духовно-практического наследия, выступают в качестве ведущих мотивов для должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, и обеспечивают реализацию: во-первых, фундаментальных ценностей, охраняемых уголовным законом; во-вторых, законные интересы пострадавшего (потерпевшего) от преступления» . ——————————— Агутина Н. В. Теоретические и нравственные основания принципов в современном отечественном уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

Аналогичным образом, на наш взгляд, можно подойти и к принципам, на основании которых прокурорский работник осуществляет свою деятельность. На основании изложенного следует признать, что наличие такого нормативного документа, как Кодекс этики, является вполне обоснованным и необходимым. Вместе с этим в ходе реализации указанных положений возникают проблемы, которые требуют своего решения. Во-первых, в Кодексе нет раздела, посвященного разъяснению понятий, которые в нем используются, что, на наш взгляд, снижает эффективность восприятия и практической реализации его положений. Например, нет определения понятия «мораль». На первый взгляд, это утверждение может вызвать критику, поскольку оппоненты могут заявить, что моральные принципы имеют всеобщее значение, охватывают всех людей, закрепляют основы культуры их взаимоотношений, создаваемые в длительном процессе исторического развития общества. Однако с учетом специфики нашего многонационального государства в указанном утверждении есть изъяны. В первую очередь, оно не учитывает определение морали , а как следствие — и специфику некоторых субъектов Российской Федерации, в которых в последнее время наблюдается существенное усиление норм морали и нравственности, устанавливаемых исламской культурой, которая, безусловно, отличается от христианской. ——————————— В настоящей статье под моралью мы будем понимать систему принципов и норм, определяющих характер отношений между людьми в соответствии с принятыми в обществе понятиями о добре и зле, справедливом и несправедливом, достойном и недостойном. См.: Кобликов А. С. Мораль. Ее функции и структура // Юридическая этика: Учебник для вузов / Отв. ред. д. ю.н. А. С. Кобликов. М., 1999. 168 с.

В таком случае необходимо решить, следовать ли прокурорскому работнику нормам морали и нравственности общества, в котором он работает, либо прокурорская мораль и нравственность должна быть унифицирована и стать единой для всех прокурорских работников вне зависимости от места прохождения службы. Кодекс этики предпринимает попытку такой унификации, однако не дает определений основных понятий, что затрудняет, на наш взгляд, его применение. Вместе с этим на уровне практического применения следует признать, что соблюдение местных норм прокурорским работником есть непременное условие качественного и эффективного выполнения возложенных на него задач, поскольку позволяет добиться взаимопонимания и уважения со стороны населения той территории, на которой прокурор осуществляет свои служебные обязанности. Проведенный опрос представителей прокуратур Северо-Кавказского федерального округа показал, что прокурорские работники во всех случаях в ходе исполнения служебных обязанностей и в быту стараются учитывать специфику национальной морали и нравственности, основанной на исламских канонах, что, по их мнению, является залогом успешного выполнения служебных заданий и гарантией личной безопасности. Кроме того, Кодекс не дает ответа на вопрос о том, кто и как будет производить оценку действий прокурорского работника в той или иной служебной или жизненной ситуации, не устанавливает критерии, по которым указанные лица будут допускаться к осуществлению такой оценки. Указанное обстоятельство имеет существенное значение, поскольку создает предпосылки для злоупотреблений, использования положений Кодекса этики в качестве инструмента воздействия на прокурорского работника для принятия им того или иного решения, что, в свою очередь, может затронуть уже права самого прокурорского работника, гарантированные Конституцией РФ. Моральная оценка поступка, нравственный аспект человеческой деятельности настолько важны и актуальны для современного русского общества, неотъемлемой частью которого является прокурорское сообщество, что этот вопрос требует наиболее подробного отражения в анализируемом организационно-распорядительном документе. Сосредоточение указанной функции в руках одного человека является, на наш взгляд, неверным. Очевидно, что один прокурорский работник в силу своих психологических особенностей, профессионального опыта не способен объективно и адекватно дать оценку тому или иному поступку другого прокурорского работника. В этой ситуации необходима помощь как других прокурорских работников, так и людей со стороны, не являющихся частью системы, но обладающих авторитетом в обществе (независимых из числа общественности и ветеранов органов прокуратуры). На наш взгляд, необходимо в рамках системы прокуратуры создать коллегиальный орган при Генеральном прокуроре РФ и при прокурорах субъектов Федерации, соответственно, по примеру квалификационной коллегии судей, который бы проводил оценку поступка того или иного работника прокуратуры на соответствие его Кодексу этики. Представляется, что заседания такой комиссии должны проходить на основании представления прокурора субъекта Федерации и заканчиваться вынесением заключения комиссии о соответствии действий прокурорского работника Кодексу этики, которое необходимо приобщать к личному делу. Более того, по нашему мнению, необходимо разработать механизм допуска лиц к проведению такой оценки, установить меры их ответственности, а также проработать вопрос о том, кто будет проверять деятельность самих «экспертов» и соответствие Кодексу их деятельности по оценке работников прокуратуры.

Читайте так же:  Как признать договор поставки незаключенным

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ОЦЕНКИ СИТУАЦИИ МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОГО
ВЫБОРА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРОРСКОГО РАБОТНИКА

Расширение круга общения людей в публичной сфере жизни, увеличение числа контактов между людьми и предъявление повышенных требований со стороны общества к представителям наиболее важных и общественно значимых (публичных) профессий обуславливает изменения морали современного общества. Требование профессиональной компетенции, служебного соответствия становится важнейшим требованием публичной морали в современном мире. Более того, с учетом функций организации, особенностей деятельности ее работников, возможных злоупотреблений в различных сферах профессиональной деятельности, господствующая в данном обществе мораль институализируется, т. е. находит свое специфическое выражение в профессиональных кодексах.

Это приводит к необходимости в определенной мере провести кодификацию морально-нравственных основ деятельности представителей тех либо иных профессиональных сообществ и созданию специальных институтов, следящих за исполнением кодексов в формальном смысле.

Представляется справедливой позиция, в соответствии с которой каждая из социальных практик оказывается тем эффективнее, чем менее она зависит от личных связей и, что кажется особенно парадоксальным, от индивидуальной моральной мотивации. Это не означает, что мораль как таковая теряет свое значение. Просто «нравственность перемещается с уровня мотивов поведения на уровень сознательно задаваемых и коллективно вырабатываемых общих рамок и правил, по которым протекает соответствующая деятельность»(1). Этот процесс и выражает развитие институциональной этики, характеризующей посттрадиционное общество.

Вместе с тем это не значит, что институциональная мораль полностью вытесняет этику добродетелей, связанную с развитой индивидуальной мотивацией и ориентирующую на индивидуальное совершенствование. В системном (общественно-функциональном, профессионально жестком) поведении она дополняется институциональной этикой(1).

Как отмечал в свое время П. И. Новгородцев, «там, где право отказывается давать какие-либо предписания, со своими велениями выступает нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением»(2).

В настоящее время в России представителями различных профессиональных сообществ приняты соответствующие кодексы профессиональной этики, что позволило определить стандарт профессиональной квалификации соответствующей этому стандарту степени личного совершенства. Но путь к этому стандарту имеет свои особенности для каждого человека, связан с усилиями его воли, с преодолением всего того, что отвлекает его от соответствующего профессионального развития. В ряде случаев подчинение своего поведения эталону, стандарту требует и особой мотивации, направленной на ограничение чрезмерных проявлений собственной индивидуальности, особенно тогда, когда это приводит к самонадеянности, граничит с нарушением должностных инструкций и т. п. Этим публичная мораль отличается от безграничной по своим устремлениям этики совершенства. Однако именно такой подход, наряду со стандартами квалификации, позволяет определить необходимую для публичной сферы меру ответственности(3).

Следует отметить и объединяющую роль институциональной этики. Сложившуюся и до сих пор не безвозвратно утраченную систему ценностей нашего общества можно использовать как основу, фундамент для его объединения против неприемлемого, аморального, преступного. Это значительно повысит эффективность социального взаимодействия всех членов общества, будет способствовать возрождению доверия со стороны граждан к органам, ведущим борьбу с антиобщественными, противоправными проявлениями.

Служба в органах и учреждениях прокуратуры, являясь федеральной государственной службой, безусловно, относится к публичной сфере. Так как профессиональная деятельность прокурора оказывает существенное влияние на процессы, происходящие в обществе, государстве, затрагивает судьбу конкретного человека, то пренебрежение морально-этическими стандартами деятельности может привести к серьезным и порой необратимым последствиям. Поэтому в последнее время стандартам профессиональной квалификации уделяется повышенное внимание. В системе неотъемлемых факторов надлежащего исполнения работниками прокуратуры своих должностных обязанностей данные стандарты играют важную роль.

В целях установления правил поведения прокурорского работника, соответствующего его высокому званию, особенностям службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, и ограничений, связанных с прокурорской деятельностью, Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 17 марта 2010 г. № 114 введен Кодекс этики прокурорского работника Российской Федерации (далее — Кодекс).

Кодекс призван содействовать укреплению авторитета прокурорского работника, доверия граждан к государству и обеспечить единую нравственно-нормативную основу поведения прокурорских работников.

Характерной особенностью указанного организационно-распорядительного документа, по мнению Г. Г. Анисимова, является значительное количество ссылок на субъективные составляющие, характеризующие морально-нравственные особенности личности прокурорских работников. В связи с этим используются термины, которые относятся к субъективным, оценочным: «воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как. », «использует должностные полномочия взвешенно и гуманно, воздерживается от поступков, которые могли бы вызвать сомнение. » и т. д. Такое требование с позиции организации прокурорского надзора является ключевым, значимым. Кроме того, это положение создает предпосылки для формирования соответствующего мышления у прокурорского работника, осуществления определенного алгоритма действий, который под воздействием субъективного фактора преобразуется в опыт и в дальнейшем может выполняться неосознанно, «автоматически»(1).

Однако слова должны быть не только заповедями и запретами. Желание расти, развиваться, становиться лучше должно быть естественным. Стремление исполнить поручение определенным образом должно быть естественным и добровольным, а не вынужденным, полученным под действием угроз.

Как справедливо в свое время утверждал Б. А. Кистяковский, на одной этике нельзя построить конкретных общественных форм. Такое стремление противоестественно, оно ведет к уничтожению и дискредитированию этики и к окончательному притуплению правового сознания(2). Этика — это не только человеческое поведение в смысле автоматических рефлексов и аффектов, это именно осознанное поведение, сознательный выбор той либо иной модели поведения. Мы разделяем позицию, согласно которой нравственные нормы не имеют однозначной и единой для всех случаев формулы, а ключевым аспектом в рассматриваемых отношениях является самостоятельное осмысление прокурорским работником конкретной ситуации, его личное понимание этических границ и последствий собственного нравственного выбора(3). Кодекс не может предусмотреть все возможные ситуации, да это и не нужно, так как многое зависит от конкретных обстоятельств, а применительно к некоторым ситуациям однозначные предписания (например, строгие запреты) могут принести только вред.

Так, подп. 10 п. 1 ст. 17 Федерального закона «О государственной службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ государственному служащему запрещено «допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в СМИ, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа, если это не входит в его должностные обязанности». Подобные ограничения предусмотрены Федеральным законом «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (ранее они содержались в Законе Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026-1), в котором говорится о правах сотрудников правоохранительных органов, а также в ряде других нормативно-правовых актов, регулирующих поведение лиц, состоящих на службе у государства.

В ноябре 2009 года старший участковый уполномоченный Автозаводского РУВД г. Тольятти А. Н. Мумолин разместил в Интернете видеообращение, в котором раскритиковал организацию работы Автозаводского РУВД. После проведенной проверки ему было объявлено о неполном служебном соответствии в связи с нарушением запрета публично высказываться о деятельности своего непосредственного руководства и органов внутренних дел в целом. Позднее за интервью местной газете, в котором он сообщил, что недостатки в работе РУВД так и не были устранены, участковый получил строгий выговор и был лишен тринадцатой зарплаты. В знак протеста

против действий руководства в марте 2010 года А. Н. Мумолин провел одиночный пикет, после чего был уволен из милиции. Заявитель обжаловал все примененные в отношении его дисциплинарные взыскания в судах, однако в удовлетворении жалоб ему было отказано. При этом судебные инстанции указали, что до размещения видеообращения А. Н. Мумолин не обращался за защитой своих прав в вышестоящие органы внутренних дел.

Читайте так же:  Договор о возмездном пользовании нежилым помещением

За нарушение аналогичного запрета главный налоговый инспектор МИФНС России по ЦФО Л. Н. Кондратьева была уволена со службы после ее выступления на телеканале «ТВ Столица». 18 мая 2008 года, выступая в программе «На этой неделе», Л. Н. Кондратьева усомнилась в законности действий налоговой инспекции при оплате командировочных. Суды подтвердили правомерность ее увольнения за допущенные высказывания.

Оба обратились в Конституционный Суд Российской Федерации, который 30 июня 2011 года занял следующую позицию.

Положение п. 10 ч. 1 ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со ст. 20.1 Закона Российской Федерации «О милиции» (в настоящее время ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О полиции») оно не может рассматриваться как не допускающее публичного выражения государственным служащим своего мнения, суждения, оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности.

При этом предполагается, что при оценке правомерности действий государственного гражданского служащего или сотрудника милиции (полиции) необходимо учитывать содержание допущенных им публичных высказываний, суждений или оценок, их общественную значимость и мотивы, соотношение причиненного (могущего быть причиненным) ущерба для государственных или общественных интересов с ущербом, предотвращенным в результате соответствующих действий государственного служащего, наличие либо отсутствие возможности у государственного служащего защитить свои права или государственные либо общественные интересы, нарушение которых послужило поводом для его публичного выступления, иными предусмотренными законом способами и другие значимые обстоятельства(1).

Указанное решение Конституционного Суда Российской Федерации не отменяет соответствующий запрет, установленный действующим законодательством и распространяющийся, в том числе, на прокурорских работников, а, констатируя, что положения о публичных высказываниях не должны рассматриваться как абсолютно запрещающие, требует от правоприменителей более глубоко анализа и учета большого количества факторов для правильного вывода. По сути, представлен образец разбора ситуаций морально-нравственного характера, где решается вопрос, какая моральная ценность «ценнее», т. е. является более значимой в той либо иной ситуации.

Приведенные примеры не исчерпывают вопросов морально-нравственного характера и их рассмотрения в деятельности представителей государства.

Для лиц, находящихся на государственной службе, существует запрет совмещать свою основную деятельность с иной оплачиваемой или безвозмездной деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности.

Вместе с тем при осуществлении указанных разрешенных видов деятельности также следует руководствоваться стандартами профессиональной ответственности, поскольку при реализации права на свободу литературного, художественного,

научного, технического и других видов творчества, преподавания для представителей государства могут возникнуть вопросы об ограничениях этического характера.

Так, в сентябре 2013 года судья С. (США) ушел в отставку, поскольку верховный суд штата запретил ему подрабатывать комиком на телевидении и в развлекательном клубе. В частности, он регулярно появлялся на телеканале АВС в программе «Что бы вы сделали?», которая снимается скрытой камерой с участием актеров, разыгрывающих реальные жизненные ситуации, чтобы увидеть реакцию на них прохожих. В этой телепрограмме С. сыграл множество агрессивных персонажей. Также С. регулярно выступал как стенд-ап комик в развлекательном клубе Caroline’s в Нью-Йорке и, как многие другие стенд-ап комики, в своих шутках делал комментарии на религиозные, расовые, политические и другие подобные темы. Ранее С. уже обжаловал вынесенное в 2008 году решение комитета по этике Нью-Джерси, в котором говорилось, что он не может заниматься одновременно этими двумя профессиями. Верховный суд Нью-Джерси последним 30-страничным решением запретил С. совмещать работу судьи и комика, по сути обязав его выбирать между двумя профессиями(1).

Рассмотренный пример представляет интерес с точки зрения определения пределов морально-нравственного характера при реализации лицами, находящимися на службе у государства, права заниматься преподавательской, научной и иной творческой деятельностью.

Осуществление такой деятельности допустимо, если это не мешает исполнению основных должностных обязанностей, не унижает чести и достоинства представителя государственной власти и не дискредитирует органы, в которых он проходит службу.

Непринятие во внимание указанных пределов в своей служебной деятельности демонстрирует пример, связанный с выступлением музыкантов военного оркестра. Выяснилось, что музыканты одного из военных духовых оркестров, переодевшись в костюмы «зайчиков» (символ «PLAYBOY»), выступали на частной вечеринке в ночном клубе. По результатам проверки действия музыкантов были признаны не соответствующими статусу военнослужащих, а участники были привлечены к ответственности(2).

Анализ указанных ситуаций демонстрирует, что формальный подход со стороны представителей органов государственной власти к правовой регламентации своей служебной деятельности, без учета морально- нравственных последствий выбора той либо иной формы поведения чреват негативными последствиями.

Находясь за кафедрой в учебной аудитории, направляя в издательство публикацию, выступая с песней, декламируя стихи, рисуя, государственный служащий, в том числе и работник прокуратуры, должен иметь четкое личное понимание этических границ допустимого в рамках указанных видов деятельности. В частности, прокурорский работник должен исходить, прежде всего, из того, что он является представителем государства, т. е. руководствоваться не только общепринятыми нормами морали и нравственности, но и избегать действий, дискредитирующих органы государственной власти и наносящих ущерб авторитету прокуратуры Российской Федерации.

В настоящее время рассмотрением вопросов соблюдения морально-нравствен-ных требований, предъявляемых к поведению работников органов прокуратуры, занимаются соответствующие аттестационные комиссии(3). Роль и значение данных коллегиальных органов в вопросах практического применения положений Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации сложно переоценить. Как отмечает Г. Г. Анисимов, вопросы о том, кто и как будет производить оценку действий прокурорского работника в той

или иной служебной или жизненной ситуации, критерии, по которым указанные лица будут допускаться к осуществлению такой оценки, имеют существенное значение, «поскольку создают предпосылки для злоупотреблений, использования положений Кодекса этики в качестве инструмента воздействия на прокурорского работника»(1). Вместе с тем сама процедура обсуждения и разбора ситуаций в морально-нравствен-ной плоскости, мнение членов комиссий и иных лиц, участвующих в рассмотрении, представляет огромную ценность для правильного вывода по конкретному делу и имеет ориентирующее и профилактическое значение для практики в целом. К сожалению, достаточно часто при возникновении сомнений в том, насколько поведение работника находится в пределах разрешенного, последнему предлагают написать заявление об уходе «по собственному желанию»(2), ситуация не попадает в поле зрения соответствующей аттестационной комиссии и разбор и оценка не производятся. Как мы уже отмечали, для достижения одинакового понимания смысла этических стандартов и их правильного применения может возникнуть потребность в издании соответствующего комментария, содержащего их толкование и разъяснение(3). Необходимо продвигаться в сторону ясности и однозначности подходов в оценке типичных ситуаций, складывающихся на практике в связи с применением Кодекса.

В состав вышеназванных аттестационных комиссий, помимо постоянных членов, могут быть включены представители общественной организации ветеранов, созданной в органах или учреждениях прокуратуры Российской Федерации, представители профсоюзной организации, действующей в установленном порядке в органе или учреждении прокуратуры.

Однако в сложных и неоднозначных ситуациях морально-нравственного характера к обсуждению указанных вопросов следует подключать лиц, специализирующихся в области теологии, психологии, философии, акмеологии, культурологии, антропологии и т. д. Это будет способствовать более глубокому и тщательному рассмотрению вопросов соблюдения морально-нравственных требований, предъявляемых к поведению работников органов прокуратуры.

Отдельного внимания заслуживает проблема более широкого информирования сотрудников органов и учреждений прокуратуры по вопросам соблюдения морально-нравственных требований на службе и в быту. В связи с этим интерес представляет механизм консультирования по данным вопросам, внедренный в практику представителей судейского сообщества. Так, п. 5 ст. 2 Кодекса этики судьи Российской Федерации устанавливает следующее: если судья испытывает затруднения в определении того, будет ли его поведение в конкретной ситуации отправления правосудия либо во внесудебной деятельности соответствовать требованиям профессиональной этики и статусу судьи, или если судья не уверен в том, как поступать в сложной этической ситуации, чтобы сохранить независимость и беспристрастность, он вправе обратиться с соответствующим запросом в комиссию Совета судей Российской Федерации по этике за разъяснением, и ему не может быть отказано.

Полагаем, что в сложных или спорных вопросах, не урегулированных законодательством или Кодексом этики прокурорского работника Российской Федерации, сотрудник прокуратуры может обратиться за советом в соответствующий орган своего сообщества (например, аттестационную комиссию). Для упрощения (дебюрократизации) процедуры возможно использование телефона доверия или интернет-приемной. Рассмотрение подобных обращений с привлечением специалистов из смежных дисциплин позволит вывести работу по формированию этического сознания работников на новый качественный уровень.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Кодекс этики прокурорского работника

Кодекс этики прокурорского работника
Российской Федерации

Успешная реализация стоящих перед органами и организациями прокуратуры Российской Федерации задач по обеспечению верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства может осуществляться только на основе высокого профессионализма, честности и неподкупности прокурорских работников, их независимости и беспристрастности, способности противостоять любым попыткам неправомерного воздействия на результаты служебной деятельности.

Читайте так же:  501 приказ росрыболовства

Являясь представителями государства, прокурорские работники должны всемерно содействовать утверждению в обществе духа законности и справедливости, сохранению и приумножению исторических и культурных традиций многонационального народа Российской Федерации, осознавая при этом социальную значимость прокурорской деятельности и меру ответственности перед обществом и государством.

Целью настоящего Кодекса является установление правил поведения прокурорского работника, вытекающих из этого высокого звания, особенностей службы в органах и организациях прокуратуры Российской Федерации и ограничений, связанных с прокурорской деятельностью.

Кодекс призван содействовать укреплению авторитета прокурорского работника, доверия граждан к государству и обеспечить единую нравственно-нормативную основу поведения прокурорских работников.

1. Общие положения

1. Прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан:

1.1. Неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров Российской Федерации, руководствоваться правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, Присягой прокурора, и общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма.

1.2. Руководствоваться принципом равенства граждан независимо от их пола, возраста, расы, национальности, религиозной принадлежности, имущественного положения, рода занятий и иных имеющихся между ними различий, не оказывая предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам либо общественным организациям.

1.3. Стремиться в любой ситуации сохранять личное достоинство и не совершать поступков, дающих основание сомневаться в его честности и порядочности.

1.4. При любых обстоятельствах воздерживаться от поведения, которое могло бы взывать сомнение в добросовестном исполнении им своих служебных обязанностей, избегать имущественных (финансовых) связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету прокуратуры Российской Федерации и тем самым подорвать доверие общества к ее деятельности.

1.5. При осуществлении профессиональной деятельности не оказывать предпочтения отдельным гражданам, каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям и быть независимым от их влияния.

1.6. Не допускать незаконного вмешательства в деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления, коммерческих и некоммерческих организаций.

1.7. Постоянно повышать профессиональную квалификацию, общеобразовательный и культурный уровень.

2. Правила поведения прокурорского работника при осуществлении
служебной деятельности

2.1. В служебной деятельности прокурорский работник:

2.1.1. Исходит из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют основной смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности.

2.1.2. Непримиримо борется с любыми нарушениями закона, кем бы они ни совершались, своевременно принимает эффективные меры к защите охраняемых законом прав и свобод человека и гражданина, а также интересов общества и государства, добивается устранения нарушений закона и восстановления нарушенных прав.

При рассмотрении вопроса об ответственности лиц, допустивших нарушения закона, прокурорский работник руководствуется принципами справедливости и неотвратимости ответственности, учитывает характер и степень общественной опасности допущенного правонарушения и данные, характеризующие личность правонарушителя.

2.1.3. Придерживается общих принципов и норм служебной, профессиональной этики и правил делового поведения государственных служащих.

2.1.4. Соблюдает запреты, ограничения и обязанности, установленные действующим законодательством для государственных служащих.

2.1.5. Принимает меры по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является.

2.1.6. Уведомляет руководителя органа, организации прокуратуры обо всех случаях обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений.

2.1.7. Стремится быть верным гражданскому и служебному долгу, исполнять свои служебные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне.

2.1.8. Не допускает проявлений бюрократизма, формализма, высокомерия, неуважительного отношения к законным просьбам и требованиям граждан.

2.1.9. Соблюдает беспристрастность, исключающую возможность влияния его политических и религиозных убеждений на принятие решений, связанных с исполнением служебных обязанностей.

2.1.10.Примает меры по обеспечению безопасности и конфиденциальности информации. Ставшей известной ему в связи с исполнением служебных обязанностей, за несанкционированное разглашение которой он несет ответственность.

2.1.11. Во время разбирательства дела судом воздерживается от действий, которые могут быть расценены как оказание неправомерного влияния на процесс отправления правосудия.

2.1.12. В отношениях с другими участниками судебного процесса соблюдает официальный деловой стиль, проявляет принципиальность, корректность, непредвзятость и уважение ко всем участникам судебного заседания.

2.1.13. Во взаимоотношениях с представителями органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, коммерческих и некоммерческих организаций сохраняет независимость, проявляет тактичность и уважение, требовательность и принципиальность.

2.1.14. Не допускает истребования от юридических или физических лиц информации, предоставление которой этими лицами не предусмотрено законодательством.

2.1.15. Воздерживается от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности органов, организаций прокуратуры и их руководителей, если это не входит в его служебные обязанности.

2.1.16. Не допускает возможности получения в связи с исполнением служебных обязанностей вознаграждений от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги материального характера, оплату развлечений, отдыха и иные вознаграждения), за исключением случаев, установленных законодательством.

2.1.17. Придерживается делового стиля одежды, соответствующего статусу государственного служащего, соблюдает разумную достаточность в использовании ювелирных изделий и иных украшений.

2.2. Прокурорский работник, имеющий полномочия руководителя в системе органов и организаций прокуратуры, кроме того:

2.2.1. Содействует установлению и поддержанию в коллективе благоприятного для эффективной работы морально-психологического климата.

Принимает меры к недопущению коррупционно опасного поведения со стороны подчиненных ему работников, подавая своим личным поведением пример честности, беспристрастности и справедливости.

2.2.2. При определении объема (нагрузки) и характера работы руководствуется принципами справедливости и равномерности, учитывает личные и деловые качества, квалификацию и опыт работы подчиненных работников, не допуская дискриминации путем предоставления отдельным работникам незаслуженных благ и привилегий.

2.2.3. Не допускает по отношению к подчиненным работникам высокомерия, пренебрежительного тона, грубости, в том числе ненормативной лексики, бестактности, некорректных и оскорбительных замечаний, необоснованных претензий и обвинений.

2.2.4. Проявляет заботу о подчиненных работниках, вникает в их проблемы и нужды, содействует принятию законного решения, способствует профессиональному и должностному росту работников.

2.2.5. Оказывает всестороннюю поддержку и помощь молодым специалистам (с опытом работы до 3 лет, впервые поступившим на службу в органы прокуратуры).

3. Взаимоотношения прокурорских работников органов и организаций прокуратуры

3.1. Взаимоотношения между прокурорскими работниками должны основываться на принципах товарищеского партнерства, взаимоуважения и взаимопомощи.

Прокурорские работники должны быть вежливыми, доброжелательными, корректными и проявлять терпимость в общении с коллегами.

Недопустимы угрозы, оскорбительные выражения, реплики или действия, препятствующие нормальному общению или провоцирующие конфликты между коллегами и их противоправное поведение.

Межличностные конфликты не должны разрешаться публично, в грубой вызывающей форме.

3.2. Критика недостатков в работе должна быть объективной, взвешенной, принципиальной и с пониманием приниматься тем работником, к которому она обращена.

3.3. Не допускается оказание воздействия на своих коллег в целях принятия желаемого для прокурорского работника или иных лиц противозаконного и (или) необоснованного решения.

4. Основные правила поведения прокурорского работника во внеслужебной деятельности

4. Во внеслужебной деятельности прокурорский работник:

4.1. Соблюдает правила общежития, уважает национальные и религиозные обычаи, культурные традиции, должен быть тактичным, выдержанным и эмоционально устойчивым.

4.2. В случае явного нарушения закона, очевидцем которого он являлся, принимает все предусмотренные законом меры для пресечения противоправных действий и привлечения виновных лиц к ответственности.

4.3. Не допускает использования своего служебного положения для оказания влияния на деятельность любых органов, организаций, должностных лиц, государственных служащих, граждан, других прокурорских работников при решении вопросов личного характера и получения преимуществ как для себя, так и в интересах третьих лиц.

4.4. Пользуется свободой слова, вероисповедания, правом на участие в ассоциациях, объединениях и общественной деятельности, за исключением случаев, установленных законодательством.

4.5. Участвуя в социальных сетях и форумах информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», не допускает обсуждений деятельности государственных органов и их должностных лиц, высказываний в некорректной и грубой форме с использованием нецензурной лексики, размещения фото-, видео- и текстовых материалов, способных нанести ущерб репутации прокурорского работника или авторитета органу прокуратуры .

5. Ответственность прокурорского работника за нарушение требований настоящего Кодекса

5.1. За нарушение положений настоящего Кодекса руководителем органа прокуратуры лично или при необходимости в присутствии трудового коллектива к прокурорскому работнику могут быть применены следующие меры воздействия:

предупреждение о недопустимости неэтичного поведения;

требование о публичном извинении.

5.2. Нарушение прокурорским работником норм Кодекса, выразившееся в совершении проступка, порочащего честь прокурорского работника, является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

6. Заключительные положения

6.1. Соблюдение прокурорским работником норм настоящего Кодекса учитывается при проведении аттестаций, формировании кадрового резерва для выдвижения на вышестоящие должности, а также при наложении дисциплинарных взысканий.

6.2. Настоящий Кодекс вступает в силу с даты его утверждения Генеральным прокурором Российской Федерации.

Уважаемые посетители!

В соответствии со статьёй 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.