Михаил сафонов завещание екатерины ii

Михаил сафонов завещание екатерины ii

День 5 ноября 1796 г. адмирал А.С. Шишков запомнил на всю жизнь. Шишков управлял канцелярией Черноморского флота, подчиненного Платону Зубову и имел привилегию входить во вторую из трех знаменитых комнат фаворита в Зимнем дворце. Рано утром адмирал появился здесь. С первого же шага он почувствовал, что там происходит что-то необычное. Из кабинета Зубова вышел знаменитый корсар Ламбро-Качиони, командир балаклавского греческого батальона. (Прославленный пират лечил соленой морской водой покрытые ранами ноги Екатерины II). Ламбро-Качиони был „смутен, бледен, словно как бы на смерть осужденный”. Он более походил на „восковую куклу, нежели на живого человека”. „Посмотри в зеркало: на тебе лица нет”, — бросил ему Шишков. Корсар не отвечал, стоял, „вытараща глаза, как истукан”. Шишков пошел за лекарем. Мимо него в кабинет к Платону пробежал его брат Николай. „Он тоже был бледен, отчаян, как иступленный”. Шишков не знал, что и подумать. Не иначе, случилось, что-то чрезвычайное. На лестнице адмирал встретил Адриана Грибовского. „Он тоже бежал запыхавшись с бледным, помертвелым лицом”. Шишков хотел спросить, что же все-таки случилось, но страх не позволил ему разомкнуть уста. Грибовский хотел что-то сказать, но тоже не смог „ни слова промолвить”.

Что делает в такой ситуации придворный?

Едет домой и ложится „в постелю” — это самый надежный способ не поскользнуться на скользком дворцовом паркете. Шишков так и поступил. Николай Зубов между тем уже поскакал в Гатчину. Вслед за Пушкиным он мог бы повторить: «Мне в дорогу, а вам в постель уже пора”.

А Екатерине II „постель” уже была заказана. Накануне она пугала смертью Льва Нарышкина. Теперь ей оставалось не более суток агонизировать на сафьяновом матрасе, огороженном ширмами. „Пораженное ударом ее тело продолжало жить, но голова была мертва”. „Когда придет мой черед, — писала Екатерина за двадцать лет до этого, — я … прогоню всех плакс. Я хочу чтобы в эти минуты вокруг меня были люди закаленного сердца, либо завзятые смехотворцы”. Черед пришел, но теперь она уже не могла ни прогнать, ни собрать…

Напрасно Шишков стал бы докучать вопросами. Ему все равно ничего не сказали бы. Ни императорская фамилия, ни „остальной дворец” не знали о состоянии императрицы. Петербург продолжал жить своей обыденной жизнью. Случившееся держали в тайне. Только в 11 часов, когда императрица обычно призывала к себе внуков, стало известно, что она нездорова. В час по полудни слух о болезни Екатерины просочился сквозь стены Зимнего дворца. „Можно было наблюдать, — вспоминал Массон, — встречу двух придворных, обоих в совершенстве осведомленных об апоплексическом ударе, обоих взаимно расспрашивающих, отвечающих, остерегающихся друг друга и приближающихся шаг за шагом и всегда одновременно, чтобы только вместе дойти до ужасного пункта и получить возможность говорить о том, что они уже знали”. В 5 часов столица уже знала о случившемся. Площадь перед Зимним дворцом запрудили экипажи.

В то утро А. А. Безбородко находился дома. Он страдал от жестокой простуды, его мучила желчь и лихорадка. Но как только бывший „фактотум” узнал о близком конце Екатерины, „тотчас прискакал… без памяти”. Он нашел, что «удар уже скончал течение сего великого человека, и только дыхание оставалось без всяких уже чувств”.

Умирающую „администрировали, как было можно”. На мгновение мелькнула надежда вернуть ее к жизни. Но „сколько ни силились возбудить в ней хоть мало памяти, но не предуспели”.

Торсуков, племянник М. С. Перекусихиной, тогда произнес: „Все кончено: ее уже нет, а с ней погибло и наше счастье!”.

Так думал не он один.

Фаворит, параллизованный страхом и удрученный скорбью, выпустил из рук бразды государственного правления. „Князь Платон, с взъерошенными волосами, полный ужаса, привлекал к себе взоры всех. Он мог испытывать только отчаяние, как и все те, чью карьеру он устроил. Он то жег бумаги, могущие его скомпрометировать, то являлся узнавать, не подают ли надежды употребленные средства”.

С последним вздохом Екатерины II Платон Зубов потерял все…

„Отчаяние сего временщика ни с чем сравниться не может”, — писал очевидец. „Мне он внушал ужас, мы все полагали, что он сойдет с ума. Волосы его были взъерошены, он вращал страшными глазами, плакал мало, но когда делал сие, то с ужасными гримасами. Говорят, что в ночь смерти императрицы он несколько повредился в уме”.

„Все ползало у ног Зубова, он один стоял и потому считал себя великим”, — писал Массон. „Каждое утро многочисленные льстецы осаждали его двери, наполняя прихожие и приемные. Старые генералы, вельможи не стыдились ласкать ничтожнейших его лакеев. Видали часто, как эти лакеи толчками разгоняли генералов и офицеров, коих толпа, теснясь у дверей, мешала их запереть. Развалясь в креслах, с глазами бесцельно устремленными в потолок, этот молодой человек с лицом холодным и надутым, едва удостаивал обращать внимание на окружающих его. Он забавлялся дурачеством своей обезьяны, которая скакала по головам подлых льстецов, или разговаривал со своим шутом: а в это время старцы, под начальством которых он служил сержантом: Долгорукие, Голицыны, Салтыковы и все, что было великого и малодушного, ожидали, чтоб он низвел свои взоры, чтоб опять приникнуть к его стопам. Имя Екатерины звучало в его речах как слова „трон”, „алтарь” в царских манифестах”.

Но все это было вчера. А теперь Зубов походил на низложенного принца. „Толпа придворных удалялась от него, как от зараженного, и он, терзаемый жаждой и жаром, не мог выпросить себе стакана воды. Я послал лакея, — вспоминал Ростопчин, — и подал сам питье, — в коем ему отказывали те самые, кои, сутки тому назад на одной улыбке его основывали здание своего счастья, и эта комната, в коей давили друг друга, чтобы стать к ему ближе, обратилась для него в необитаемую степь”. Такова придворная жизнь!

Лишь один человек искренне пожалел Зубова в эту минуту: „Бледный Зодиак… нужно было иметь каменное сердце, чтобы не быть тронутым до слез”, — писала жена „господина Александра”. Для жалости были свои причины…

Зато начала восходить звезда Безбородко. Вначале он был в отчаянии и думал только о том, чтобы быть отставленным „без посрамления”. Но отчаивался обер-гофмейстер напрасно: в его активе была поездка в Москву 1791 года по масонским делам. Павел этого не забыл. К тому же Безбородко „был единственный из знатных людей, не льстивших Зубовым и совершенно не посещавший их”. Тогда „все восхищались таким мужеством, но никто не подражал ему”. Теперь все хотели бы оказаться на месте Безбородко. Фортуна предоставила бывшему „фактотуму” удобнейший случай блеснуть своими способностями. Пока Екатерина агонизировала, наследник спросил у Безбородко, нет ли неотложных дел. Безбородко вошел с Павлом в кабинет и показал себя. По подписям он узнавал не только откуда пакеты, но и писавших называл по имени. Цесаревич был поражен памятью Безбородко. Когда Безбородко вышел, Павел Петрович произнес: „Этот человек для меня дар божий”. Вот с такой аттестации началось для Безбородко новое царствование. Вот и первое поручение — написать манифест о воцарении Павла. Такое значило не мало! Многие куртизаны мечтали бы получить его, но получил Безбородко. Даже неискушенные в придворной жизни поняли, что это значит: завтра он станет первым человеком при дворе.

Так оно и случилось.

В ночь на 6-е ноября великая княгиня Елизавета не раздевалась. „О матушка, — писала она родительнице, — уверяю Вас, я не могу думать без содрогания и даже без ужаса об этой ночи. Ни за что на свете я не согласилась бы провести еще одну, ей подобную”. Великий князь Александр, которого Н. Салтыков до приезда Павла не допускал к Екатерине, провел всю ночь вместе с отцом и матерью в комнате умирающей. Дважды он заходил на одну минуту к жене. Ближе к утру Александр попросил супругу одеться в русскую одежду, сколь возможно более черную. „Все вот-вот кончится”, — сказал он. Все утро и следующий день Елизавета провела в ожидании, что придут и скажут: „Все кончено”. Великая княгиня не сомкнула глаз. Она не чувствовала голода, хотя не ужинала накануне, не завтракала и не стала обедать. Вместе с женой Константина она проплакала весь день, в 6 часов вечера появился Александр. Он был уже в новой военной форме, которая так нравилась Павлу. В 10 раздался стук. Это был сигнал. Елизавета отправилась в опочивальню государыни. Прихожая была полна народу. Этикет более не соблюдался. В соседнем кабинете рыдали маленькие великие княжны. Екатерина II только что скончалась.

Король умер, да здравствует король!

„Наша благочестивейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, быв объята страданием вышеописанной болезни через продолжение 36 часов, без всякой перемены, имея от рождения 67 лет, 6 месяцев и 15 дней, наконец, 6-го числа ноября, в четверг пополудни, в три четверти 10-го часа, к сетованию всея России, в сей временной жизни скончалась”, — так камер-фурьерский журнал сообщает о смерти Екатерины II.

Пока продолжалась агония императрицы, „кровь то бросалась в голову и переменяла совсем черты ее лица, то опускалась вниз, возвращая ему естественный вид”. Теперь же, казалось, что смерть оставила Екатерину „в объятиях сладкого сна. Приятность и величине возвратились опять в черты лица ее”.

Павел поцеловал мать. Простил? Вряд ли.

Обер-гофмейстер Безбородко, вице-канцлер И.А. Остерман, генерал-прокурор А.А. Самойлов принесли Павлу поздравления. Звучит дико, но тем не менее это так! С чем поздравляли? Со смертью матери? Нет, „с восприятием прародительского императорского наследного престола”. В буквальном смысле долгожданного. Со стороны может показаться странным, но никого не удивило: при дворе так принято.

„Le Roi est mort, vive le roi”.

Митрополиту Гавриилу поручили подготовить церковь к тому, чтобы торжественно объявить Павла императором. Мария Федоровна жена наследника, теперь уже царя, стала заниматься телом покойной. Усопшую обмыли, одели в белые одежды, уложили на кровать посредине опочивальни, покрыли золотым глазетом. Священники стали читать попеременно евангелие; зеркала и картины завесили черным штофом. Лакеи начали гасить свечи. Все, кто имел доступ в кавалергардское зало, собрались здесь, чтобы поздравить императора, Святейший Синод ожидал в церкви. В 11 часов 15 минут Павел в окружении членов своей многочисленной семьи вышел из покоев умершей, принял поздравление и, сопровождаемый Императорским советом и вельможами отправился в Большую дворцовую церковь. При входе его встретил Гавриил с крестом и окропил святой водою. Хор запел: „Днесь благодать святого духа нас собра”. Посреди церкви был установлен аналой. На нем лежал крест и евангелие. Самойлов прочитал манифест, написанный Безбородко. Манифест этот был составлен ладно, но без особого блеска. Он извещал о том, что после тридцатичетырехлетнего правления императрица Екатерина из временной жизни в вечную преставилась”, на престол вступил ее сын Павел. Подданные приглашались принести присягу на верность. Великий князь Александр объявлялся наследником.

Читайте так же:  Алименты по исполнительному листу до совершеннолетия

Началась присяга. Первой ее принесла Мария Федоровна, камер-фурьерский журнал сообщает подробности: „Учинив оную, пришла на свое императорское место, нежно обняв вселюбезнейшего своего супруга и государя, облобызав его три раза, целуя в уста и в очи”. Затем принес присягу новый наследник с супругой, его брат Константин. Коленопреклонение, лобызание десницы, слезы радости. Протодьякон возвестил многолетие.

Едва ли кто-либо из присутствовавших в церкви, знал о том, что где-то в тайнике у Павла хранился манифест о смерти Екатерины, написанный от имени той, которая только что первая принесла присягу супругу-императору.

„Мы, божьей милостью Мария, императрица Всероссийская и правительница.
Сего часа постиг всевышний Россию печалью, сократив жизнь вселюбезнейшей свекрови нашей Ек.[атерины] в.[сероссийской] им.[ператрицы] го.[сударыни]. Сия печаль обнимает все чувства наши которую преодолеваем, занимаясь исполнением возложенный /sic — M. C./ на нас долг от любезнейшего супруга нашего е.[го] им.[ператорского] в.[величества] г.[осударя] и.[мператора] П.[авла] П.[етровича], обнародованием как кончины любезной свекрови нашей, так и восшествия е.[го] им.[ператорского] в.[еличества] на всероссийский престол и притом вступления нашего по воле его в правительство до времени его возвращения из похода принятием законной ему наследнику его любезнейшему сыну нашему ц.[есаревичу] в.[великому] к.[нязю] А.[лександру] П.[авловичу] от всех присяг …Дано”. Дата отсутствует.

Что это такое? Перед нами проект манифеста на случай смерти Екатерины II, написанный сыном от имени жены. Прелюбопытнейший документ. Его происхождение таково.

29 сентября 1849 г. Николай I передал в Государственный архив Российской империи запечатанный пакет под номером 2. В 1898 г. Николай II вскрыл его, прочитал содержимое, снова запечатал и возвратил на место прежнего хранения. 30 января 1910 г. дядя царя великий князь Николай Михайлович, являвшийся как бы домашним историком Зимнего дворца, вновь вскрыл пакет, чтобы сделать копии. В пакете находилось уже знакомое нам „Завещание Павла I”, то есть тот комплекс документов, которые цесаревич составил в январе 1788 г. перед тем, как отправиться на войну. Как помним, тогда Павел написал серию писем к жене, детям и подготовил целый ряд документов, предусмотренных на все случаи жизни: если умрет Екатерина, а он будет на войне, если его убьют, а императрица останется здравствовать, если он погибнет, а Екатерина скончается. Соответствующие проекты были составлены от имени Павла и его жены. Более того цесаревич снабдил жену подробнейшей инструкцией из 51 пункта, что ей следует делать. (Эти пункты были записаны Марией Федоровной со слов мужа и письменно апробированы Павлом). Среди них важнейшее место занимали распоряжения на случай кончины матери. В пункте шестом этой инструкции говорилось: „Сразу же после смерти императрицы должны быть наложены печати на все столы и ящики, которые могут содержать бумаги в ее апартаментах. Все они будут перенесены в одну комнату, которую следует закрыть и запечатать”. Далее Павел дает подробные указания, как поступить с печатями, кому и как отвечать за их сохранность. Есть распоряжения об опечатывании бумаг наиболее видных сановников и фаворитов императрицы. Пункт тридцать пятый гласит: „В случае, если передадут последнюю волю императрицы, я должна прочитать ее, запечатать и немедленно отослать к императору”. Вновь повторялось указание, сформулированное еще в рескрипте Панину, оставить без действия и в глубочайшей тайне неизданные указы и распоряжения, если таковые обнаружатся в каком-либо учреждении и у частных лиц. Опять звучала угроза расправиться со всяким, кто предпринял бы попытку придать гласности эти секретные документы.

Как видим, зловещие слухи не прошли бесследно для Павла, больше всего он боялся, что могли существовать бумаги, направленные против него и спешил принять меры предосторожности заранее.

Он встревожен слухами, которые уже столько лет циркулируют при российском дворе, слухами о том, что Екатерина II намерена лишить его престола и передать трон любимому внуку великому князю Александру. Если императрица действительно собиралась оставить „Завещание”, неблагоприятное для Павла, то он был готов к этому и имел возможность уничтожить этот документ.

Обстоятельства смерти Екатерины вполне благоприятствовали цесаревичу. Счастье Павла, как заметил французский публицист Шарль Масон, состояло в том, что первое, чего лишилась Екатерина, был дар речи. Затем все произошло по тому плану, который был выработан за много лет до ноября 1796 г. Кабинеты ближайших к императрице лиц, прежде всего, конечно, Платона Зубова, опечатали, бумаги самой Екатерины, когда она еще дышала оказались в руках наследника…

Павел воцарился. И никаких препятствий с чьей бы то ни было стороны!.

Михаил Сафонов.
Завещание Екатерины II. СПб., 2002. С. 207-216

Завещание Екатерины II

Незатейливая триада: императрица — фаворит — наследник неожиданно глубоко и разносторонне исследуется автором в предлагаемом романе. Великая Екатерина II полностью подчиняла политике свою семейную жизнь, в результате чего обыкновенные человеческие чувства извращались и деформировались. Историку-романисту удалось показать в мельчайших деталях перипетии этой изощренной борьбы за власть. Особое внимание уделено неотъемлемой части жизни монархов — фаворитизму. Масоны, любимый внук Александр, секретари и фрейлины и многое другое — все это не оставляет сомнений, что книга обречена на читательский успех.

Незатейливая триада: императрица — фаворит — наследник неожиданно глубоко и разносторонне исследуется автором в предлагаемом романе. Великая Екатерина II полностью подчиняла политике свою семейную… Развернуть

Михаил сафонов завещание екатерины ii

Незатейливая триада: императрица — фаворит — наследник неожиданно глубоко и разносторонне исследуется автором в предлагаемом романе. Великая Екатерина II полностью подчиняла политике свою семейную жизнь, в результате чего обыкновенные человеческие чувства извращались и деформировались. Историку-романисту удалось показать в мельчайших деталях перипетии этой изощренной борьбы за власть. Особое внимание уделено неотъемлемой части жизни монархов — фаворитизму. Масоны, любимый внук Александр, секретари и фрейлины и многое другое — все это не оставляет сомнений, что книга обречена на читательский успех.

Незатейливая триада: императрица — фаворит — наследник неожиданно глубоко и разносторонне исследуется автором в предлагаемом романе. Великая Екатерина II полностью подчиняла политике свою семейную… Развернуть

Твердый переплет, 312 стр.
Тираж: 7000 экз.
Формат: 60×88/16 (150×210 мм)

Лучшая подборка с книгой

Екатери́на II Великая (урождённая София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская, нем. Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg, в православии Екатерина Алексе́евна; 21 апреля (2 мая) 1729, Штеттин, Пруссия — 6 (17) ноября 1796, Зимний дворец, Петербург) — императрица всероссийская с 1762 по 1796 годы. Дочь мелкого владетельного князя Священной Римской империи, Екатерина пришла к власти в ходе дворцового переворота, свергнувшего с престола её непопулярного мужа Петра III. Екатерининская эпоха ознаменовалась максимальным закрепощением крестьян и всесторонним расширением привилегий дворянства. Границы Российской империи были значительно раздвинуты на запад (разделы Речи Посполитой) и на юг (присоединение Новороссии). Система государственного управления впервые со времени Петра I подвергнута реформированию. В культурном отношении Россия окончательно вошла в число великих европейских держав, чему немало способствовала сама императрица, увлекавшаяся литературной деятельностью, собиравшая шедевры живописи и состоявшая в переписке с французскими просветителями. В целом политика Екатерины и её реформы вписываются в русло просвещённого абсолютизма XVIII века.

Екатери́на II Великая (урождённая София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская, нем. Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg, в православии Екатерина Алексе́евна; 21… Развернуть

Михаи́л Ива́нович Сафо́нов (31 октября 1893, Острогожск — 1926, Китай) — один из первых российских военно-морских лётчиков и гидроавиаторов.

В Первую мировую войну сбил 11 самолётов противника (в 1916-17).

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Михаил Сафонов» в других словарях:

Сафонов, Михаил Иванович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сафонов. Михаил Иванович Сафонов (31 октября 1893(18931031), Острогожск 1926, Китай) один из первых российских военно морских лётчиков и гидроавиаторов. В Первую… … Википедия

Михаил Иванович Сафонов — (31 октября 1893, Острогожск 1926, Китай) один из первых российских военно морских лётчиков и гидроавиаторов. В Первую мировую войну сбил 11 самолётов противника (в 1916 17). Ссылки Вадим Кулинченко. «Михаил Сафонов. Морской летчик Первой… … Википедия

Сафонов, Михаил — Михаил Иванович Сафонов (31 октября 1893, Острогожск 1926, Китай) один из первых российских военно морских лётчиков и гидроавиаторов. В Первую мировую войну сбил 11 самолётов противника (в 1916 17). Ссылки Вадим Кулинченко. «Михаил Сафонов.… … Википедия

Сафонов Михаил Иванович — Михаил Иванович Сафонов (31 октября 1893, Острогожск 1926, Китай) один из первых российских военно морских лётчиков и гидроавиаторов. В Первую мировую войну сбил 11 самолётов противника (в 1916 17). Ссылки Вадим Кулинченко. «Михаил Сафонов.… … Википедия

Сафонов — Сафонов, Сафонова фамилия. Известные носители: Сафонов, Александр Кононович (1871 1919) революционный деятель. Сафонов, Александр Николаевич (1923 1979) заслуженный лётчик испытатель СССР, полковник. Сафонов, Анатолий Ефимович… … Википедия

Сафонов, Степан Степанович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сафонов. Степан Сафонов Дата рождения: 19 декабря 1926(19 … Википедия

Сафонов, Владимир Александрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сафонов. В Википедии есть статьи о других людях с именем Сафонов, Владимир … Википедия

Сафонов, Василий Ильич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сафонов. Василий Сафонов … Википедия

Сафонов, Василий — Василий Ильич Сафонов Дата рождения 25 января (6 февраля) 1852 Место рождения станица Ицюрская, Терская область Дата смерти 14 (27) февраля 1918 Место смерти … Википедия

Сафонов Василий Ильич — Василий Ильич Сафонов Дата рождения 25 января (6 февраля) 1852 Место рождения станица Ицюрская, Терская область Дата смерти 14 (27) февраля 1918 Место смерти … Википедия

САФОНОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ

Советский и российский историк. Кандидат исторических наук (1975), старший научный сотрудник Отдела новой истории России Санкт-Петербургского института истории РАН.

В 1970–1971 годах преподавал историю и обществознание в средней школы №379 (Ленинграда).

С 1971 по 1974 год обучался в аспирантуре Ленинградского отделения института истории СССР АН СССР.

Читайте так же:  Адвокат белгород отзывы

С 1975 года – сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН (до 1992 года – Ленинградское отделение Института истории СССР АН СССР; с 1992 по 2000 год — Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН). В 1975–1978 годах – ученый секретарь сектора истории СССР периода капитализма. С 1989 года – старший научный сотрудник.

В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Самодержавие и борьба вокруг государственных реформ в первые годы XIX века».

В 1992–2011 годах читал курс лекций в Университете истории Санкт-Петербурга.

С 2015 года преподает на Курсах экскурсоводов Государственного музея-заповедника «Петергоф».

Автор более 600 печатных работ, в том числе около 70 телесценариев. В область научных интересов входят внутренняя политика России конца XVIII – начала XIX века, история общественной мысли и общественного движения, российско-французские культурные связи.

Сочинения

Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII—XIX вв. Л., 1986;

Неизвестный Лунин. (Потаенные планы декабристов в Сибири). Иркутск, 1993;

Завещание Екатерины II. СПб., 2002;

Андро Ланжерон и убийство Павла I //Россия – Франция. Alliance культур. Материалы XXII Царскосельской научной конференции: в 2 ч. Ч. 2. СПб., 2016. С. 162-180.

Был ли Лев Яшвиль убийцей Павла I? // Российская история. 2016. № 2. С. 162-166.

Екатерина Романовна Дашкова и Вольтер // Россия и западноевропейское Просвещение. Памяти Н.А. Копанева. СПб., 2016. С. 526 С. 112-128

Из истории создания советской концепции восстания декабристов (Н.М. Дружинин против М.В. Нечкиной) // Вестник СПБГУ. Сер. 2. 2015. Вып. 4. С. 55-65;

«Манифест к русскому народу» и вопрос об отмене крепостного права //

«Молодая Екатерина» в отечественной историографии // Петербургский исторический журнал. 2016. № 1. С. 113-128;

Вспомогательные исторические дисциплины в современном мире. Материалы XXVIII Международной научной конференции. Москва, 14-16 апреля 2016 года. М., 2016;

Павел I: черты к портрету //Гатчинский дворец в истории России. Материалы научной конференции 1-3 декабря 2016. СПб: Свое издательство, 2016. С.186-198;

Полковник П.С. Подобедов – чиновник особых поручений при санкт-петербургском военном генерал-губернаторе // Политическая история России: прошлое и современность: Исторические чтения. Вып. XIII. «Гороховая,2»-2014.СПб., 2015 C. 7-16;

Российская государственность и проблема конституции (1815-1825) // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития. Навстречу 300-летию российской полиции. Материалы международной научно-теоретической конференции 28 апреля 2016 г. Т. II CПб., 2016. С. 185-191;

«Русская правда» П.И. Пестеля: Мифы и действительность // Новгородика -2015. От

«Правды Русской» к российскому конституционализму. Материалы V международной научной конференции. Часть I. Великий Новгород, 2016. С. 158-172;

«Ссора на лестнице», или еще одна легенда о гибели Пушкина // Петербургский исторический журнал. 2015. № 3(07). С. 20-29.

Поиск «Екатерина II»

Автор: А. Б. Широкорад

Царствование Екатерины Великой справедливо считается звездным часом флота российского. Дерзновенный план императрицы «запалить османов с четырех концов» был реализован графом Орловым. Турецкий флот взлетел на воздух в Чесменском сражении. Но выигранное сражение — лишь предпосылка к успеху. Установить же контроль над Восточным Средиземноморьем Орлову помогли десятки греческих пиратских судов, поднявших Андреевский флаг. Почти пять лет в Эгейском море существовало пиратское государство, или русская губерния. Жители десятков греческих островов присягнули Екатерине II. В островной губернии были свои столица, армия, флот, адмиралтейство и даже русско-греческие гимназии.

Автор: В. Д. Овчинников

Эпохальным событием современности для всего Русского мира явилось триумфальное возвращение Крыма в состав России, отошедшего в 1954 году Украине после необдуманного и неправового решения руководства СССР. Как образно подметил Президент России В.В.Путин: «После тяжелого, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвратились в родную гавань, в порт постоянной приписки — Россию».
Для русского народа Крым — это не просто территория, это — колыбель его цивилизации и культуры. Одной из ярчайших страниц нашей истории по праву считается присоединение полуострова к Российской империи в 1783 году. Документальному исследованию решения этой сложной проблемы и посвящена представленная на суд читателя книга.

Автор: В. В. Арбузов

Когда утренний туман рассеялся, рыбакам на лодках или небольших парусных баркасах открылось невиданное до той поры зрелище. Их взору предстали боевые корабли, уверенно идущие десятиузловым ходом в строгом расстоянии друг от друга, будто связанные невидимыми нитями. Это в кильватерном строю шли, олицетворяя собой мощь возрожденного Черноморского флота, броненосцы «Екатерина II», «Чесма» и «Синоп».

Выпуск посвящен изучению многообразных практик освоения культурных ценностей в общеевропейском культурном пространстве эпохи Екатерины II. В статьях ученых из России, Франции, Германии и Голландии раскрывается история формирования знаменитых художественных, книжных и документальных коллекций, анализируется деятельность посредников. Статьи основаны на богатом архивном материале, сопровождаются публикациями ранее неизвестных документов.

Для историков, филологов, искусствоведов и всех интересующихся эпохой Просвещения.

Автор: Алексей Шишов

Новая книга известного военного историка и писателя А.В.Шишова посвящена выдающейся фигуре в истории России — императрице всероссийской Екатерине II (1729 — 1796).
«Золотой век» царствования Екатерины II утвердил Российскую империю перед всем миром в ранге великой державы. Она взошла на престол благодаря заговору в гвардии и утвердилась на нем после убийств Петра III и Иоанна VI. Обрусевшая немецкая принцесса, отобрав корону династии Романовых у родного сына Павла I, правила огромным государством твердо, последовательно и целеустремленно. При ней Россия силой оружия оказалась на берегах Черного моря и на Кавказе, приобрела Крым и часть Польши, выдержала испытание пугачевским бунтом.
Окруженная сонмом фаворитов и обширной плеядой блистательных мужей Отечества и полководцев, она каждое утро начинала с решения дел государственных. Бремя высшей власти было ей по силам. Великая Екатерина для нас — герой и одновременно антигерой российской истории, отважная воительница и мастер политической интриги, реформатор и литератор. И каждая серьезная книга о ней — это новое прочтение биографии Екатерины II, которая возвела Россию на высоту могущества и славы.

Автор: Сергей Алексеев

В книге рассказывается об императрице Екатерине Великой, стоявшей во главе Российского государства во второй половине XVIII века. Екатерина II, женщина умная и деятельная, много сделала для процветания страны и народа.

Для среднего школьного возраста.

Автор: М. Ш. Файнштейн

Их называли «Северными Минервами» Екатерину II и Екатерину Дашкову, великую императрицу и ее соратницу, союзницу во всех ее начинаниях.
София-Августа, немецкая принцесса из бедного княжеского рода, осталась в истории под именем Екатерины II и превзошла царствовавших Романовых тем, что сумела сделать для культуры России — чужой страны, ставшей родной.
Вторая «Северная Минерва» — Дашкова руководила двумя академиями, занималась литературой, переводами, науками, путешествовала, прошла через немилость державной подруги-соперницы к прижизненному признанию своих заслуг.
Екатерина «Большая» и Екатерина «Малая». Они владели умами и мыслями современников, они не оставляют равнодушными и потомков. Мы предлагаем вам новую встречу с самодержицей Российской и ее знаменитой статс-дамой.

Автор: Нина Молева

Ни об одном из художников XVIII века не известно так мало, как о Боровиковском. Даже место его рождения — Миргород — вызывает много вопросов.
Еще больше вопросов задает его появление в Петербурге, при дворе императрицы Екатерины II. Какую роль сыграл в этом великий фаворит Потемкин? Где впервые увидела Екатерина портреты молодого художника и видела ли она их вообще? Какие отношения связывали художника с женой Василия Капниста, прекрасной Сашенькой Дьяковой? И почему Капнист мешал непосредственным контактам Боровиковского с императорским двором?

Автор: О. Елисеева

Героиня этой книги называла свою жизнь романом, правда, очень грустным. Исследователи часто обращали внимание на вторую часть утверждения, забывая о первой. Между тем биография Дашковой вмещает интриги, перевороты, скандалы, попытки политических убийств и огромную любовь. Любовь одной женщины к другой. По законам времени такое чувство не могло быть счастливым, но дало обильные государственные плоды. Читайте новую книгу известного историка и писателя Ольги Елисеевой о судьбе одной из самых спорных и удивительных фигур XVIII века.

Автор: Наталья Зазулина

Книга Н.Н.Зазулиной «Европейский пасьянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины II» основана на уникальных документах из огромного количества различных архивов. Так к работе были привлечены материалы архива Апостольской библиотеки Ватикана, в том числе её Секретного архива, Национального Архива Великобритании, архива Министерства иностранных дел Франции, архива Венской Придворной палаты и Библиотеки Каролина Редивива Университета Уппсалы. Из книги Натальи Зазулиной читатель узнает о том, что происходило в Европе конца XVIII века и в России — в той России, которая была неотъемлемой частью Европы. И каждый сможет сравнить свои знания о том времени со свидетельствами из вновь представленных здесь источников. Императрица Екатерина II была одной из ярчайших фигур века Просвещения, апофеозом которого стали Великая Французская, Брабантская и Голландские революции. Одной из идей века Просвещения было достижение некоего общественного договора между властью и народом. Но на глазах императрицы, гордившейся дружбой с Вольтером, Дидро, д`Аламбером и Гриммом, революции превратили труды энциклопедистов не просто в никчемные книги, а в опасные произведения. И ничего нельзя было повернуть вспять. Читателя ждет множество удивительных открытий: хрестоматийные фигуры и события предстанут в неожиданном свете, неизвестные ранее документы приоткроют свои тайны, а привычный европейско-российский пасьянс окажется лишь следствием того, что развернулось на полях сражений и в тиши дипломатических кабинетов в то время, когда «столетие безумно и мудро» уступало место железному Девятнадцатому веку. Новый взгляд на закулисье разделов Польши покажет изнанку интриг ее последнего короля Станислава Августа Понятовского: деньги и неразборчивость в политических связях всегда дорого обходятся любителям красивых фраз и поз, особенно — на рубеже Запада и Востока. Причины и следствия, персонажи, ранее не появлявшиеся в отечественной историографии, документы из европейских архивов, не известные в России, — все это делает книгу Натальи Зазулиной интересным, захватывающим и увлекательным чтением.
В издании содержится более 1000 красочных и черно-белых иллюстраций — это картины известных художников, портреты исторических деятелей и членов правящих семей, многие из которых публикуются в России впервые.

Автор: Александр Бушков

В своей книге Александр Бушков исследует новую эпоху российской истории — время правления Екатерины Великой. Автор не без оснований считает годы ее царствования самыми славными для России. Время, наполненное великим смыслом и эпохальными событиями, небывалым триумфом культуры и просвещения, время укрепления славы и могущества России.
И все это благодаря Великой Женщине, сидевшей на троне, — Императрице, и в то же время Золушке.
Такой Екатерины II, портрет которой создан А.Бушковым, вы еще не знали.

Автор: Элен Каррер д’Анкосс

Читайте так же:  Квартира залог в силу закона

Автор книги — академик, пожизненный секретарь Французской академии, наиболее авторитетный специалист по России в современной Франции — в энергичной, иногда романтической манере описывает жизненный путь своей героини. В книге показано, как немецкая принцесса, отобрав российский трон у Петра III, приняла православную веру и действовала в интересах России, как в ее царствование Россия из второстепенной страны вышла в великие державы, а владения империи расширились. Автор подчеркивает, что, проникнутая любовью к Франции и деятелям Просвещения, Екатерина стремилась привить в России западноевропейский образ жизни, осуществить преобразования и модернизировать страну. Перед читателем предстает неординарная личность, которая наряду с Петром Великим оставила заметный след в истории России и Европы.

Этот исторический труд представляет интерес как для массового читателя, так и для научных кругов.

Автор: Казимир Валишевский

Казимир Валишевский — польский писатель, историк, экономист, социолог. Учился в Варшаве и Париже, в 1875-1884 гг. преподавал в Кракове, с 1885 г. постоянно жил и работал во Франции. В 1929 г. «за большой вклад в современную историографию» был отмечен наградой французской Академии. Большую известность ему принесла серия произведений, посвященных истории России XVII-XIX веков. Валишевский оказался одним из первых, кто решился нарушить запреты и рассказать о личной жизни русских монархов и их дворов, опираясь на исторические документы.
В данный том вошла книга о Екатерине Великой: описаны важнейшие политические и культурные события времени ее правления; увлекательно представлены наиболее яркие эпизоды ее бурной личной жизни.

Автор: А. В. Земскова, В. С. Моня, Э. М. Филиппов

В книге на основе документальных источников и обширной литературы раскрывается жизнедеятельность Екатерины II, ее роль и место в истории Российского государства.
Издание предназначается всем, кто интересуется историей России.

Автор: А. Г. Брикнер

Эта книга, написанная выдающимся русским историком, профессором Дерптского университета А.Г.Брикнером, — прекрасная возможность познакомиться с удивительной судьбой великой российской императрицы Екатерины II Великой: жесткого государственного деятеля, мудрого законодателя, вдумчивого историка, талантливого литератора и просто любящей и любимой женщины.
Исторические исследования А.Г.Брикнера, ставшие заметным явлением русской и зарубежной общественной жизни, отличаются высоким художественным уровнем и безукоризненным отбором фактического материала. Так же тщательно подготовлен иллюстративный ряд издания: портреты действующих лиц эпохи приведены с наиболее достоверных подлинников, виды городов, зданий, местностей — с оригиналов XVIII в., костюмы и бытовые сцены точно воспроизводят колорит описываемого времени.

Славу царствования Екатерины II не смог затмить ни один из последующих российских монархов. В войнах она была победительницей, присоединив к России богатейшие области на юге и западе; как законодательница начертала мудрые и справедливые законы; уважала права всех народов, подчиненных ее власти, все вероисповедания были ею чтимы. Екатерина II мирно завершила то, что Петр I был вынужден учреждать насильственно.
Однако личная жизнь императрицы полна драматизма: ей было отказано в простом счастье матери — воспитывать своего ребенка, не было дано встретить единственного, разделяющего ее взгляды и убеждения мужчину. И порою трудно понять, что руководило ею в той или иной ситуации — мудрость искушенного политика или досада несчастливой в своем выборе женщины?
Настоящее издание включает воспоминания самых близких людей, доверенных лиц, фрагменты переписки, редкие документы и свидетельства, позволяющие взглянуть на императрицу Екатерину II непредвзято, узнать, какой она была в повседневной жизни, вне придворного этикета, и по-новому оценить результаты ее правления.

Издание знакомит читателя с интереснейшими событиями и фактами Екатерининской эпохи, с неутомимой деятельностью Екатерины II в экономической, законотворческой, административной и других важных сферах жизни страны, а также с образом жизни, характером и личными качествами императрицы. Книгу составили записки и воспоминания статс — секретарей императрицы Г.Р.Державина и А.М.Грибовского, государственного деятеля и историка М.М.Щербатова, искателя славы и чинов в России, наблюдательного и литературно одаренного швейцарца К.Массона, иностранных дипломатов К.-К.Рюльера, Л.-Ф.Сегюра, Д.Бекингхэмшира и др., а также фрагменты трудов крупнейших русских историков Н.М.Карамазина и В.О.Ключевского, именитых биографов Екатерины II — В.А.Бильбасова и А.Г.Брикнера.

В настоящей книге, написанной выдающимся филологом и литературоведом Я.К.Гротом, описывается жизнь и деятельность двух монархов — императрицы России Екатерины II и ее двоюродного брата, «последнего великого» короля Швеции Густава III. Рассматриваются сложные отношения между правителями, колеблющиеся от искренней дружбы до откровенной вражды, в контексте общей политической ситуации. Показано, что при определенных обстоятельствах Швеция могла бы войти в состав Российской империи, чего не случилось благодаря, в числе прочего, как решительности шведского короля, так и великодушию российской императрицы.
В приложении даются путевой дневник Густава III и избранные части его переписки с Екатериной II, написанные на французском языке. Перевод некоторых писем содержится в основном тексте книги.

Книга рекомендуется историкам, правоведам, обществоведам, политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей России и жизнью ее выдающихся государственных деятелей.

Материалы, вошедшие в книгу «Екатерина II и ее окружение», повествуют о дворцовом перевороте 1762 года, о личности и характере Екатерины II, привычках и образе жизни, внутренней и внешней политике, итогах ее деятельности. В то же время они содержат сведения о дворцовой жизни с ее интригами и закулисной борьбой, быте и нравах элиты дворянского общества.
Значительное место в воспоминаниях занимают портретные характеристики многих государственных деятелей и таких фаворитов Екатерины, как Г.Орлов, Г.Потемкин, А.Дмитриев-Мамонов, А.Ланской, П.Зубов и др.
В сборник вошли мемуары статс-секретарей императрицы — Г. Р.Державина, А.М.Грибовского, государственных деятелей Я.П.Шаховского, М.М.Щербатова, придворных, близко знавшие Екатерину. Включены в книгу воспоминания польского короля С.Понятовского, иностранных дипломатов Рюльера, Сегюра, де Линя, Корберона и др. — очевидцев событий. Все эти мемуары публиковались в конце XIX — начале XX века в журналах и отдельных изданиях.

Издание 1996 года. Сохранность хорошая.
Материалы, вошедшие в книгу, повествуют о дворцовом перевороте 1762 года, о личности и характере Екатерины II, привычках и образе жизни, внутренней и внешней политике, итогах ее деятельности. В то же время они содержат сведения о дворцовой жизни с ее интригами и закулисной борьбой, быте и нравах элиты дворянского общества.

Значительное место в воспоминаниях занимают портретные характеристики многих государственных деятелей и таких фаворитов Екатерины, как Г.Орлов, Г.Потемкин, А.Дмитриев-Мамонов, А.Ланской, П.Зубов идр.

В сборник вошли мемуары статс-секретарей императрицы — Г.Р.Державина, А.М.Грибовского, государственных деятелей Я.П.Шаховского, М.М.Щербатова, придворных, близко знавших Екатерину.
Включены в книгу воспоминания польского короля С.Понятовского, иностранных дипломатов Рюльера, Сегюра, де Линя, Корберона и др. — очевидцев событий.
Все эти мемуары публиковались в журналах и отдельных изданиях.
Составление, вступительная статья и примечания А.И.Юхта. Без суперобложки.

Автор: Александр Бушков

В своей книге Александр Бушков исследует новую эпоху российской истории — время правления Екатерины Великой. Автор не без оснований считает годы ее царствования самыми славными для России. Время, наполненное великим смыслом и эпохальными событиями, небывалым триумфом культуры и просвещения, время укрепления славы и могущества России.

И все это благодаря Великой Женщине, сидевшей на троне, — Императрице, и в то же время Золушке.

Такой Екатерины II, портрет которой создан А. Бушковым, вы еще не знали.

Автор: Клаус Шарф

Перевод книги «Екатерина II. Германия и немцы» (1995), написанной немецким историком Клаусом Шарфом, известным своими публикациями по истории России раннего Нового времени, является значительным вкладом в изучение Российской империи второй половины XVIII века — периода, неотъемлемо связанного с личностью императрицы Екатерины II. Ее личный жизненный опыт, образование, полученное в межконфессиональной среде, воспоминания о времени, проведенном в Германии, были актуальны для нее до конца жизни. Начиная с Семилетней войны и завершая войнами, которые вела революционная Франция, она стремилась быть гарантом равновесия сил в Священной Римской империи и в Европе в целом, и делала это прежде всего в интересах Российской империи, а также в целях установления мира между державами — основными игроками на европейском политическом поле.

Немка по происхождению, Екатерина II, еще при жизни своими делами снискавшая эпитет «Великая», стремилась чувствовать себя русской. Сразу же по приезде в Россию она поставила перед собой три цели на пути к трону: «1) Нравиться великому князю, 2) нравиться императрице, 3) нравиться народу». Но ее ждал провал в первом пункте, переменный успех во втором, а третий, как пишет она, «ей удался во всем своем объеме, без всякого ограничения каким-либо временем». И действительно, даже по прошествии более чем двух столетий имя Екатерины Великой остается одним из величайших в истории России.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Автор: А. В. Храповицкий, А. М. Грибовский, Рожер Дама

В настоящем издании публикуются дневниковые записи и воспоминания статс-секретарей Екатерины II А.В.Храповицкого и A.M.Грибовского, мемуары графа Р.Дама, французского офицера на русской службе. В разделе «Приложения» помещены письмо последнего статс-секретаря императрицы B.C.Попова к ее внуку, императору Александру I, воспоминания А.А.Башилова, служившего в юные годы пажом при дворе Екатерины II, а также статьи историков и издателей Н.П.Барсукова, П.И.Бартенева и С.Н.Шубинского, посвященные императрице и ее статс-секретарям.
Книга снабжена послесловием, расширенным указателем имен и глоссарием.

Автор: Федор Корчагин

Пикантные подробности из жизни знаменитых людей нашего и прошлых веков — актеров, музыкантов, писателей, ученых, известных персон. Эти книги не претендуют на абсолютную точность и не являются официальными биографиями. В них собраны интересные факты и подробности из жизни знаменитостей.

Автор: О. И. Елисева

Путь к трону — дорога, которую приходится пройти каждому государю. Чем он тернистее, чем больше на нем кочек, тем опытнее станет грядущий властитель. Екатерина II, по праву названная Великой, в дни царствования любила оглядываться на времена своей молодости. Словно говорила себе: «Все, что происходит сегодня, не идет ни в какое сравнение с трудностями, которые были пережиты вчера. Меня ждет победа!»
Книга известного историка и писателя О.И.Елисеевой рассказывает о 17 трагических годах: от приезда юной принцессы Софии Августы Фредерики в Россию до ее вступления на престол. Они охватили и царствование Елизаветы Петровны, и короткое правление Петра III, закончившееся государственным переворотом и гибелью мужа главной героини. Читателям предстоит узнать множество дворцовых тайн, пристальное внимание к которым способно поколебать устоявшиеся стереотипы. Так ли глупа была «веселая Елисавета». Так ли бездарен ее племянник Петр Федорович? Так ли великокняжеская чета не любила друг друга? Так ли виновата сама Екатерина в смерти свергнутого супруга?
Увлекательная манера повествования не исключает сугубо источниковедческого подхода к документам, на основании которых читателю предоставляется право самому сделать свои выводы.