Косвенный иск понятие

Словарь юридических терминов: Косвенный иск

Косвенный иск — вид иска, заявляемый лицом, в случаях, прямо предусмотренных законом, право и охраняемый интерес которого при вынесении положительного судебного решения затрагивается косвенно.

Так, согласно Федеральному закону «Об акционерных обществах» члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.

Причем общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с косвенным иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных обществу убытков.

ЗАКАЗАТЬ АВТОРСКУЮ РАБОТУ ПО ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Косвенный иск понятие

В свете реформирования законодательства о корпорациях институт косвенного иска как механизм защиты прав и интересов юридического лица и его участников представляет все больший интерес. Право на предъявление у участника юридического лица иска в интересах юридического лица о взыскании убытков с органа управления и урегулирование отношений, возникающих при реализации данного права, существует в материальном законодательстве уже относительно долгое время, однако ни в доктрине, ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике не существует единого подхода к пониманию косвенного иска как правового института, не наблюдается единообразия и по ряду достаточно значимых процессуальных вопросов, в то время как субъекты гражданского оборота нуждаются в удобном и эффективном механизме защиты своих прав от ненадлежащего управления.

Настоящая работа посвящена изучению сущности косвенного иска и оценке перспектив его использования в российском правопорядке в качестве инструмента защиты прав и интересов юридического лица и его участников путем выявления проблем, пробелов и противоречий в правовом регулировании и судебной практике. В процессе исследования косвенного иска была изучена история его возникновения и развития в России и за рубежом, определены особенности как правового института, на основании изучения представленных в отечественной доктрине мнений о теоретических основах косвенного иска сформулировано правовое понятие; также были проанализированы основные условия для предъявления косвенного иска, изучены аспекты ответственности и процесс доказывания по косвенному иску.

Выпускные квалификационные работы (ВКР) в НИУ ВШЭ выполняют все студенты в соответствии с университетским Положением и Правилами, определенными каждой образовательной программой.

Аннотации всех ВКР в обязательном порядке публикуются в свободном доступе на корпоративном портале НИУ ВШЭ.

Полный текст ВКР размещается в свободном доступе на портале НИУ ВШЭ только при наличии согласия студента – автора (правообладателя) работы либо, в случае выполнения работы коллективом студентов, при наличии согласия всех соавторов (правообладателей) работы. ВКР после размещения на портале НИУ ВШЭ приобретает статус электронной публикации.

ВКР являются объектами авторских прав, на их использование распространяются ограничения, предусмотренные законодательством Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В случае использования ВКР, в том числе путем цитирования, указание имени автора и источника заимствования обязательно.

Косвенный иск: понятие и общая характеристика.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Косвенный иск: понятие и общая характеристика. 3

2. Определение истца и ответчика по косвенному иску. 10

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 17

ВВЕДЕНИЕ

Проблематику косвенных исков последнее время активно обсуждают в связи с перспективами его применения в практике судебной защиты корпоративных прав. Отдельные аспекты применения косвенных исков изучали Г.Л. Осокина, В.В. Ярков, М.А. Рожкова, А.Н. Винник, И.В. Спасибо-Фатеева, Л.А. Островская, Ю.А. Попов, В.А. Гуреев, Л.А. Бурцева, Б.А. Журбин, Е.И. Чугунова. Авторы исследовали саму природу косвенных исков, их место среди других видов исков, специфику применения исков, предпосылки возникновения права на косвенный иск.

Институт косвенного иска представляет собой новый для российского права институт. Нарушение интересов общества может выражаться в причинении обществу убытков в результате сделок, заключенных единоличным исполнительным органом самостоятельно или по указанию контролирующего участника. Защита интересов общества осуществляется путем предъявления исков акционерами (участниками) общества в интересах общества. Такие иски получили название косвенных исков [23].

Значение косвенного иска заключается в том, что с его помощью возможно защитить интересы всех участников корпорации, обеспечивая им возможность принуждения органов корпорации к определенному варианту поведения. Именно косвенный иск позволяет взыскивать присужденное в пользу корпорации, т.е. одновременно в пользу всех участников корпорации, а не отдельных ее участников. При этом участник корпорации, предъявивший иск, вправе претендовать на возмещение понесенных им судебных расходов в случае вынесения решения по делу в его пользу.

В настоящее время, в связи с активным развитием экономики и предпринимательской деятельности, необходимо тщательно урегулировать рассматриваемые вопросы. Вновь является актуальным установление того, кто является надлежащим истцом и ответчиком по косвенному иску, а также решение проблемы подведомственности и подсудности дел по косвенному иску.

Косвенный иск: понятие и общая характеристика.

Развитие гражданского оборота, судебной защиты различных по природе интересов вызвала к жизни новые классификации исков. Так, по характеру защищаемых интересов выделяются иски личные, в защиту публичных и государственных интересов, в защиту прав других лиц, в защиту неопределенного круга лиц и косвенные (производные) иски. Главный критерий данной классификации — чьи права и интересы защищаются (т.е. вопрос о выгодоприобретателе). В связи с этим в доктрине особое внимание уделяется искам корпоративным, косвенным (производным) и групповым, истоки которых — в англосаксонской традиции, выработанной практикой применения трастового законодательства. Попытки использовать потенциал данных исков в российской правовой системе были вызваны развитием акционерного законодательства и поисками эффективных процессуальных средств защиты различных прав, вытекающих из деятельности акционерных обществ [24, С. 310].

Проблема квалификации предъявляемого акционером иска как косвенного до настоящего времени остается одной из наиболее сложных даже в законодательстве и судебной практике зарубежных стран, несмотря на многолетнюю историю существования и применения ими данного института.

В законодательстве и судебной практике США в настоящее время отсутствует сформулированное правило, на основании которого можно было бы провести различие между прямыми исками и теми исками, которые определяются как косвенные. Одним из критериев, которым руководствуются американские суды при квалификации предъявленного иска как косвенного или прямого, является субъект, интересам которого оспариваемым действием в первую очередь причинен вред. Таким образом, если убытки несет корпорация, а акционеры только опосредованно в результате причинения вреда корпорации и снижения стоимости их акций, то требование принадлежит корпорации, и, следовательно, акционер может заявить его, только используя механизм косвенного иска.

В Англии, в отличие от США, развитие института косвенного иска было затруднено в связи с судебным толкованием, принятым в 1843 г. по делу Foss vs. Harbottle. Правило из дела Foss vs. Harbottle является общим правилом, регулирующим права акционеров вступить с косвенным или прямым иском, и заключается в том, что акционер не может обратиться в суд, когда неправомерное действие было совершено против компании, а не акционера, либо данное действие могло бы быть одобрено акционерами путем принятия соответствующего решения, даже если фактически оно не было одобрено ими. Таким образом, косвенный иск может быть подан тогда, когда оспариваемое действие подпадает под исключение из правила Foss vs. Harbottle.

Конфликты интересов стали первопричиной появления косвенных исков, как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпорации, и в странах континентальной системы права. Корпоративное законодательство Франции предоставляет акционеру (акционерам), обладающему в совокупности не менее чем пятью процентами акционерного капитала, право подать иск от имени общества к управляющим (администраторам, членам дирекции), допустившим нарушения в области управления обществом.

Однако законодательство Германии не предоставляет акционеру права подать косвенный иск. Акционер (группа акционеров) лишь вправе, владея акциями, составляющими одну десятую часть основного капитала акционерного общества, потребовать принесения обществом иска к членам его органов управления и контроля (правления, наблюдательного совета) о возмещении ущерба, причиненного обществу его действиями. Такое понимание защиты прав акционеров продиктовано, прежде всего, доктриной о существовании у управляющих акционерного общества обязанностей и ответственности исключительно по отношению к обществу, но не к его акционерам. Ю.В. Романова полагает, что, помимо отсутствия в законодательстве Германии права акционера на косвенный иск, сам акционер не заинтересован в принесении косвенного иска, так как содержащиеся в Гражданском процессуальном кодексе Германии (§§ 91, 92) нормы возлагают судебные расходы, понесенные участником спора, в пользу которого принят судебный акт, на проигравшую сторону [11].

Российское процессуальное законодательство во многом не учитывает специфики косвенных исков, существенно отличающихся от иных исков в сфере корпоративных отношений

Концепция косвенного иска произошла из практики английского траста, то есть доверительного управления чужим имуществом. Ведь обязанности директоров общества корпорации происходят от принципа траста — управления чужим имуществом, средствами его владельцев — акционеров. Поскольку менеджеры управляют чужим имуществом, на них возлагается так называемая «доверительная ответственность», управляющие должны действовать наиболее эффективно в интересах корпорации, в конечном счете — акционеров, относясь к исполнению своих обязанностей с «должной заботой» [26].

Косвенные иски возникли в связи с тем, что по мере того как акции «распылялись» среди множества акционеров, исчезала фигура единоличного собственника корпорации, управление сосредотачивалось в руках менеджеров, действовавших подчас в своих собственных интересах, а не в интересах нанявших их акционеров. Такие конфликты интересов и стали первопричиной появления косвенных исков как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпораций [19, С. 95 — 112].

Данный вид иска давно известен праву многих стран и отражает возможности обеспечения принуждения со стороны общества или группы его акционеров к определенному варианту поведения менеджеров общества, разрешая тем самым конфликты между владельцами общества и его руководителями.

Читайте так же:  Госпошлина при отказе в регистрации

Востребованность института косвенного иска и необходимость его введения в нашу правовую действительность привели к попыткам его теоретических исследований, применительно к российскому законодательству. Появилась собственная теория широкого понимания косвенного иска, нормативное закрепление данный иск получил в различных российских законодательных актах, в том числе и в Гражданском кодексе РФ [18, C. 76].

По мнению Е.И. Чугунова действующее российское законодательство позволяет выделить следующие основные случаи использования косвенного иска:

— требование участника юридического лица к выступающим от имени последнего лицам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу (п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 5, 6 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

— требование участника юридического лица о признании недействительной сделки, совершенной юридическим лицом (ст.173 ГК РФ, п. 5 ст. 45, п. 6 ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 ФЗ «Об акционерных обществах»);

— требование участника дочернего общества к основному обществу (товариществу) о возмещении убытков, причиненных дочернему обществу (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах») [25, C. 41-42].

В течение 1995 — 1996 годов приняты законы, указы Президента, нормативные акты Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, которые направлены на упорядочение и введение в правовое русло деятельности обществ. В их числе, Гражданский кодекс РФ и Федеральный закон «Об акционерных обществах», которые определили порядок создания, функционирования и прекращения деятельности обществ.

В корпоративном законодательстве положения о косвенных исках сформулированы достаточно определенно (ст. ст. 6, 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» [7], ст. 6, 10, 44 — 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» [6]). В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов производственных и потребительских кооперативов, о некоммерческих организациях положения о косвенных исках выражены в том плане, что отдельными нормами устанавливается круг лиц, имеющих право выступать от имени данных юридических лиц, а также пределы их ответственности [1].

Выделение косвенного иска в качестве самостоятельного вида происходит при классификации исков по характеру защищаемого интереса и выгодоприобретателя по данному требованию.

По косвенному иску при его удовлетворении прямым выгодоприобретателем выступает само общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода акционеров является опосредованной, поскольку в случае выигрыша дела им причитается только возмещение со стороны ответчика понесенных ими судебных расходов [28, C. 32-40].

Рожкова отмечает, что «предъявляя такого рода требования, участники общества прямо защищают интересы непосредственно общества, а свои собственные — опосредованно. Это обстоятельство и дало наименование данной группе исков — косвенные (производные) иски» [23].

Однако не все авторы придерживаются такой точки зрения. Г.Л.Осокина взамен понятия косвенного иска предлагала использовать термин «корпоративный иск» как охватывающий самые различные требования, связанные с защитой прав акционерного общества — коллективного субъекта права и корпоративных отношений. Она указывает, что косвенный (производный) характер рассматриваемого требования сторонники подобной конструкции усматривают в том, что акционеры (акционер), защищая общий корпоративный интерес, тем самым опосредствованно защищают свой частный интерес. Общий и частный корпоративные интересы, несмотря на одинаковую направленность в своем развитии, имеют конкретное, отличительное друг от друга экономико-юридическое содержание и форму, что исключает возможность их прямого и непосредственного отождествления. Общий корпоративный интерес является интересом юридического лица, самостоятельного субъекта права и соответствующих отношений, качественно и количественно отличающимся от частного корпоративного интереса, который ограничен стоимостью акции, пая, доли, взноса, размером причитающегося дохода, а также ликвидационной квоты, его качественные и количественные параметры находятся в сложной зависимости от общего корпоративного интереса [20, C. 18].

Также А.А. Павлушина отмечает, что фактически производные иски акционеров и участников защищают их личные права и законные интересы, однако с процессуальной точки зрения истец фактически будет действовать в чужих интересах, поскольку присуждение по такому делу состоится в пользу общества, а не отдельного акционера или группы лиц [21, C. 84].

Однако, как поясняет В.В. Ярков, «такую критику сложно назвать плодотворной, поскольку выделение корпоративных исков основано на совершенно других критериях, нежели выделение косвенных исков, и проистекает из давно известной процессуальному праву классификации исков по материально-правовому признаку (т.е. характеру материального правоотношения, из которого возникли соответствующие спор и требование) [28, C. 32-40]», с чем полностью можно согласиться.

Особенностью косвенного иска является то, что требования, предъявляемые участниками общества к органам управления, направлены в защиту собственно общества. Общество, не являющееся субъектом корпоративных (внутренних) отношений, является выгодоприобретателем, поскольку решение по косвенному иску напрямую влияет на его материально-правовую сферу и уже опосредованно — на материально-правовую сферу самих участников общества. Таким образом, М. А. Рожкова указывает, что интерес участников общества, предъявляющих косвенный иск, не процессуальный, а самый что ни на есть материально-правовой, но преломляющийся через выгоду для всего общества. Выгода самих акционеров является косвенной, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела [23].

Правовой основой косвенного иска является п. 3 ст. 53 ГК РФ, она является наиболее общим правилом об основаниях предъявления косвенных исков. Согласно данной норме «лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу» [1].

По мнению доктора юридических наук В.В. Яркова, «подобное размещение нормы не случайно, поскольку тем самым данное общее правило об ответственности лиц, действующих от имени юридического лица, распространяется практически на все самые различные формы организации юридических лиц. Кроме того, приведенное нормативное положение, хотя и помещено в ГК, имеет и процессуальное значение, представляя собой пример нормы процессуального характера, помещенной в материально-правовой нормативный акт» [27].

На основе анализа ст. 53, ст. 56, ст. 166 ГК РФ можно выделить следующие общие признаки косвенного иска:

1. Определяется субъектный состав участников данных отношений как в материальном, так и процессуальном праве. С одной стороны, материально-правовое требование принадлежит юридическому лицу, а обязанным субъектом, которое должно возместить убытки, является лицо, выступающее от имени юридического лица. С точки зрения процессуальных правил право на предъявление иска предоставлено участникам юридического лица, которые рассматриваются в качестве истцов.

2. Норма п. 3 ст. 53 ГК в части определения надлежащих ответчиков является отсылочной по характеру, поскольку круг лиц, наделенных правом выступать от имени юридического лица, определяется в законе либо учредительных документах. Поэтому следует анализировать, прежде всего, положения федеральных законов, а также учредительных документов (в основном уставов) с целью установления уполномоченных лиц, которым предоставлено право выступать от имени юридических лиц.

3. Определен характер искового требования, которое заключается в возмещении убытков, причиненных управляющими юридическому лицу. Какие-либо иные требования, например, о расторжении сделки, могут предъявляться только с учетом положений действующего законодательства, поскольку признание в качестве надлежащих истцов по указанным требованиям акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью, членов кооперативов и других лиц связано с соблюдением правил п. 2 ст. 166 ГК РФ.

4. В п. 3 ст. 56 ГК определены пределы ответственности лиц, выступающих от имени юридических лиц, а именно — если они не освобождены от возмещения убытков законом либо договором. Таким образом, в этой части данное положение п. 3 ст. 56 ГК также носит отсылочный характер [29].

Таким образом, можно отметить, что косвенный иск имеет особую правовую природу, поскольку косвенные иски занимают особое место в системе исковой защиты прав и относятся к числу новых для российского процессуального права категорий.

В статье 225.8 АПК РФ [4] предпринята первая попытка урегулировать процессуальные вопросы применения такого специфического средства исковой защиты как косвенный иск. Ранее отдельные вопросы применения косвенных исков выносились для обсуждения на заседание Научно-консультативного совета ВАС России в виде проекта информационного письма ВАС РФ, которое, к сожалению, не было принято.

В статье 225.8 АПК РФ решены не все, но, тем не менее, наиболее значимые вопросы косвенного иска. Во-первых, определено, что именно участники имеют статус истца по косвенному иску, в т. ч. с правом требовать принудительного исполнения судебного решения. Во-вторых, указано, что выгодоприобретателем по косвенному иску является само юридическое лицо, в пользу которого, а не его участников, и выносится решение суда. В-третьих, судебные расходы возлагаются на участников юридического лица, и они имеют право на их возмещение по общим правилам ст. 110 АПК РФ.

Остался нерешенным вопрос о процессуальном положении юридического лица, поскольку в судебной практике оно могло привлекаться в самых разных качествах, вплоть до третьего лица без самостоятельных требований. Теперь по смыслу ст. 225.8 АПК РФ происходит своеобразное “раздвоение” истца, и юридическое лицо также является истцом, но в материально-правовом смысле, по аналогии с иском прокурора и государственных органов (ст. 52, 53 АПК РФ).

Подводя итоги следует сказать, что косвенным называется иск, заявляемый акционером в защиту интересов акционерного общества, всех акционеров, которым опосредованно (не в данном процессе) защищается и интерес акционера, обратившегося в суд. Например, согласно правилу п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» акционер, владеющий не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров, единоличному исполнительному органу общества о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием). Непосредственно таким иском защищаются интересы общества, но опосредованно — также интересы акционера, обратившегося в суд. Только лицо, имеющее собственный материально-правовой интерес, вправе предъявить такой иск. Личный интерес здесь производен от интереса общества, и, не защищая интерес общества, невозможно защитить частный интерес акционера от неправомерных действий. Именно поэтому в одном процессе нельзя защитить косвенный и прямой интерес одновременно.

Читайте так же:  Требования организации мясного цеха

Конструкция косвенного иска имеет свое законодательное материально-правовое основание, однако ей недостает процессуального «узаконения», что породило в доктрине споры о процессуальном статусе акционера (группы акционеров), заявляющего (заявляющей) косвенный иск. Его называют законным представителем (Г.Л. Осокина), в отдельных случаях — истцом, группу акционеров — соистцами (В.В. Ярков). Позиции и аргументы pro et contra продолжают множиться. По мнению Т.В.Сахновой, невозможность выработать в настоящее время единственно корректное процессуальное решение кроется в онтологической несогласованности материального (акционерного) и процессуального законодательства России. При разработке основ современного акционерного законодательства России активно использовалась англосаксонская традиция — без учета выработанных отечественным законодательством процессуальных форм и средств судебной защиты, которые в своей сущностной основе сложились под влиянием континентальной традиции. По этой причине процессуальная «жизнеспособность» косвенного, как и корпоративного, иска определится последующим развитием законодательства России [24, C. 310-311].

Вопрос№ 2: Косвенный иск. Понятие и виды. Особенности рассмотрения арбитражным судом дел по косвенным искам

Косвенный иск как раз и выступает инструментом разрешения конфликтов между владельцами хозяйственных обществ (акционерами или участниками) и непосредственными руководителями последних.

Данный вид иска давно известен праву многих развитых стран. Традиционно считается, что концепция косвенного иска была заимствована российской правовой системой из правовых систем США и Великобритании, где она появилась в рамках практики английского траста — доверительного управления чужим имуществом, т.к. обязанностью директоров общества или корпорации является управление чужим имуществом — средствами акционеров.

заимствованная из зарубежного процессуального права конструкция косвенных исков изначально была предусмотрена в российском законодательстве нормами материальных отраслей права, и долгое время не получала соответствующего процессуального закрепления, что вызывало на практике множество вопросов.

Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации была введена глава 28.1, посвященная регулированию процессуальных вопросов рассмотрения арбитражными судами корпоративных споров, которая и регулирует на настоящее время процессуальные аспекты исследуемого института.

Понятие косвенных исков (derivativesuit (action)) в законодательстве не встречалось ранее, и не было использовано при разработке действующего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в частности названной главы 28.1. В ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено понятие корпоративного спора.

Косвенные иски занимают особое место в системе исковой защит прав. По косвенному иску в случае его удовлетворения прямым выгодоприобретателем является само общество.

Выгода самих акционеров (участников) является косвенной, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела.

Выгодоприобретателем предполагается юридическое лицо, нарушение прав которого с необходимостью нарушает права косвенного истца.

В силу п. 3 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к корпоративным спорам относятся в частности споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок.

Из содержания данной нормы, можно выделить 2 вида исков, которые могут быть предъявлены участниками юридических лиц, в целях обеспечения нормального функционирования последних:

1. иски акционеров (участников) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу. Конкретные нормы, закрепляющие возможность обращения участников с исками подобного рода закреплены в соответствующих федеральных законах о юридических лицах определенных организационно-правовых форм. В частности п. 2 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 105 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность предъявления косвенного иска предусмотрена к взаимоотношениям дочернего и основного общества. Применительно к обществам с ограниченной ответственностью и акционерным обществам данная норма нашла свое отражение в п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» и аналогично в п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Следует отметить, что поскольку ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающая ответственность управляющих юридического лица, относится ко всем видам юридических лиц, то, соответственно, в части возможности предъявления исковых требований о возмещении убытков к управляющим юридических лиц со стороны их учредителей и участников, очевидно, она распространяет свое действие на все их виды. Это подтверждается наличием в законодательных актах об отдельных видах юридических лиц следующих норм:

* п. 2 и 3 ст. 28 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»: Убытки, причиненные кооперативу вследствие недобросовестного исполнения своих обязанностей членами правления кооператива, подлежат возмещению ими кооперативу на основании судебного решения. При этом причинители вреда несут солидарную ответственность;

* п. 4 ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»: Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением требований настоящей статьи, может быть признана судом недействительной. Заинтересованное лицо несет перед некоммерческой организацией ответственность в размере убытков, причиненных им этой некоммерческой организации. Если убытки причинены некоммерческой организации несколькими заинтересованными лицами, их ответственность перед некоммерческой организацией является солидарной;

* п. 2 ст. 24 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»: Председатель правления садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения и члены его правления несут ответственность перед таким объединением за убытки, причиненные такому объединению их действиями (бездействием). При этом не несут ответственности члены правления, голосовавшие против решения, которое повлекло за собой причинение такому объединению убытков, или не принимавшие участия в голосовании;

* п. 8 ст. 19 Закона РФ от 19 июня 1992 г. «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации»: Председатель совета потребительского общества, его заместители и другие члены совета несут ответственность за принятые ими решения в соответствии с уставом потребительского общества и законодательством Российской Федерации;

* п. 2 ст. 25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»: Учредители (участники) кредитной организации, владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом уставного капитала кредитной организации, вправе обратиться в арбитражный суд с иском к Банку России о возмещении кредитной организации реального ущерба, если он нанесен в результате необоснованного назначения временной администрации.

Данная форма защиты участников гражданского оборота объективно востребована новым характером отношений собственности и управления в хозяйственных обществах и товариществах, а также других видах юридических лиц. Однако, следует отметить, что в доктрине корпорацию понимают в узком смысле как коммерческую организацию (хозяйственные общества, производственные кооперативы). Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации понимает корпорацию так же. Таким образом, вышеназванные нормы, касающиеся некоммерческих организаций, не охватываются главой 28.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

2. Второй вид исков, поименованный в 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, это иски участников о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок. Данные иски названы в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации в качестве одного из видов корпоративных споров вместе с исками участников о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу. Однако они имеют определенные особенности, выработанные судебной практикой и закрепленные в законах об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью.

Согласно ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, участник общества может оспаривать в суде только те оспоримые сделки, право на оспаривание которых прямо предоставлено участнику общества законом. Это крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность. Поскольку акционеры (участники) выступают непосредственными «создателями» юридического лица, они заинтересованы в эффективном осуществлении деятельности юридическим лицом, получении от такой деятельности прибыли. Первоначально, вмешательство акционеров (участников) в хозяйственную и экономическую деятельность общества производится в данном случае в защиту интересов общества в целях недопущения нарушения экономических интересов его акционеров (участников) в целом.

Вместе с тем, в сложившейся практике суды исходят из того, что соответствующий иск может быть удовлетворен в том случае, если совершение сделки повлекло за собой возникновение неблагоприятных последствий для общества и истца как его участника, что привело к нарушению прав и охраняемых законом интересов последнего, и целью обращения в суд является восстановление этих нарушенных прав и интересов.

Подобные положения в отношении акционерных обществ прямо следуют из абз. 2 п. 38 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об акционерных обществах», абз. 1 п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью».

В соответствии с абз. 2 п. 38 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 № 19 иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законныхинтересов акционера.

Пункт 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью», устанавливает следующее:

«При рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате ее совершения. Доказательства отсутствия неблагоприятных последствий представляются ответчиком.

При этом исследуется, какие цели преследовали стороны при совершении сделки, отвечающей признакам сделки с заинтересованностью, было ли у них намерение таким образом ущемить интересы акционеров, повлекла ли эта сделка убытки для акционерного общества, не являлось ли ее совершение способом предотвращения еще больших убытков для акционерного общества».

Казалось бы, что данное в данном постановлении Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сделал акцент на интересах юридического лица, но опять же последнее предложение цитируемого пункта делает возможность этот акцент бессмысленным:

Читайте так же:  Купля продажа автомобильных красивых номеров

«Кроме того, при рассмотрении указанных дел учитывается, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы».

Несмотря на то, что данные Постановления относятся к акционерным обществам, судебная практика распространила их действие и на общества с ограниченной ответственностью.

Следует также отметить, что с 21.10.2009 вступили в силу изменения, внесенные Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ в п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» и п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которым суд отказывает в удовлетворении требований о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, которая совершена с нарушением положений названных законов, если не доказано, что ее совершение повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру (участнику), обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них. Данные обстоятельства входят соответственно в предмет доказывания по данной категории дел.

Очевидно, названные положения как законодательных актов, так и Постановлений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации направлены на решение проблем, связанных со злоупотреблением акционерами (участниками) своими процессуальными правами и возникновением ситуации «корпоративного шантажа» (затягивания общества в судебные процессы по самым различным поводам — от оспаривания сделок до признания недействительными учредительных документов).

Однако, подобная ситуация позволяет констатировать тот факт, что упомянутые Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, учитывая конкретные дела Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, «сводит на нет возможность оспаривания акционерами крупных сделок и сделок с заинтересованностью, которые заключаются акционерным обществом в процессе своей деятельности. У акционера реально (практически) нет возможности доказать, что сделки нарушают его права и законные интересы».

В этой связи, у участника общества с ограниченной ответственностью больше возможностей доказать, например, что продажа активов общества не по рыночной стоимости привела к тому, что участник лишился возможности получить при выходе из общества действительную стоимость доли пропорционально балансовой стоимости активов.

Сама необходимость доказывания нарушения прав и законных интересов самого участника (акционера), обратившегося с иском, нивелирует смысл косвенного иска, который предъявляется в целях защиты интересов юридического лица. В данном же случае можно говорить о том, что в первую очередь защите подлежит скорее нарушенное право отдельного участника юридического лица, а лишь во вторую очередь общий корпоративный интерес. Таким образом, исходя из сложившейся практики, можно сделать о том, что иски участников юридических лиц об оспаривании сделок юридического лица, не повлекших убытков для него воспринимаются в качестве личных исков.

Вместе с тем, в пункте 3 вышеназванного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 помимо процитированного выше, также установлено иное распределение бремени доказывания только в одном случае: При установлении арбитражным судом убыточности сделки для акционерного общества следует исходить из того, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное.

Таким образом, можно говорить о том, что косвенным на практике можно назвать лишь иск, направленный на возмещение убытков юридического лица, уже имеющих место. В случае удовлетворения подобного требования участника о признании убыточной сделки недействительной последствия будут аналогичны результату удовлетворения иска участника о возмещении убытков (стороны по сделке будут возвращены в первоначальное положение, что ликвидирует причиненный обществу имущественный ущерб, а, следовательно, нарушение имущественных прав самих участников).

Кроме того, необходимо помнить о том, что если в иске о признании недействительной сделки будет отказано, то заявители вправе предъявить требование о возмещении убытков, причиненных обществу.

Это исключительно из моей диссертации. Особо следует отметить иски об исключении участника общества с ограниченной ответственностью из состава последнего. Данный вид исков относится к категории споров, поименованных отдельно от двух рассмотренных ранее, и содержится в подп. 2 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, это споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав.

Говоря о целевой направленности существования подобной нормы, позволяющей участникам обратиться с иском об исключении недобросовестного участника, следует обратить внимание на следующее. Управление капиталами невозможно без эффективной работы общества, чему могут препятствовать отдельные участники. Для этого и была введена ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», позволяющая участникам общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала, требовать в судебном порядке исключения участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Именно необходимость продолжения эффективной работы общества вынуждает участников идти на такой шаг, как исключение конкретного участника по второму из указанных оснований. Ведь его деятельность ставит под угрозу остановки предпринимательскую деятельность общества, а следовательно, собственные предпринимательские интересы его участников. Трудно представить, что в случае фактической остановки деятельности организации не будут причинены убытки. Однако, в отдельных случаях нарушений, допущенных со стороны участника, реальных убытков корпорация может еще и не понести.

Данный иск предъявляется участниками в интересах защиты юридического лица, возможности его функционирования. Общее собрание участников – высший оран управления общества, следовательно, существование нормы, об исключении участников, входящих в данный орган оправдано, цель такой нормы аналогична цели исков о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу — защититься от недобросовестных действий, повысить уровень ответственности.

Безусловно, неоднозначно, что в случае удовлетворения исковых требований, исключение участника из общества напрямую повлечет восстановления (повышения) экономической эффективности работы юридического лица, а соответственно принесет какой-либо доход участникам. Вместе с тем, удовлетворение подобного иска в любом случае производится в пользу и в интересах общества, устраняет неблагоприятную ситуацию, сложившуюся для корпорации, а соответственно и устраняет нарушение прав и законных интересов учредителей, в том числе и их права на управление корпорацией.

Иными словами, в случае заявления иска об исключении участника по тому основанию, что последний своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, выгодоприобретателем по такому требованию, в первую очередь, является само общество, а затем его добросовестные участники.

В подтверждение изложенной позиции, следует обратить внимание, что в силу п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 90 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников. При решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий. Данные положения, определяющие предмет доказывания по данной категории дел, еще раз подчеркивают цель исков об исключении участника — защита интересов юридического лица.

Таким образом, иски учредителей об исключении из состава участников представляют собой особый вид косвенного иска, удовлетворение которого является санкцией, применяемой за нарушение своих обязанностей по добросовестному и разумному поведению участника в отношении юридического лица, учредителем которого он является.

Исходя из изложенного можно выделить следующие признаки косвенных иска:

1. данный вид исков возникает из корпоративных правоотношений, как общественных отношений, возникающих на основе членства (участия) в организации и существующих между участниками организации с самой организацией и в исключительном случае между участниками (в обществах с ограниченной ответственностью). Право на предъявление косвенного иска производно от обладания акциями или долями в уставном капитале.

2. субъектный состав участников данных отношений определяется нормами процессуального права и конкретизируется нормами материального права. Иск предъявляется участником (акционером) юридического лица в интересах последнего, а ответчиком по делу является субъект, выступающий от имени данного юридического лица, сторона (стороны) по оспариваемой сделке или недобросовестный участник (в обществах с ограниченной ответственностью).

3. характер искового требования, предъявляемого в рамках косвенного иска заключается в возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными убыточных сделок, заключенных юридическим лицом (крупных и с заинтересованностью), а также в исключении недобросовестного участника из состава общества с ограниченной ответственностью;

4. заявленное исковое требование характеризуется именно опосредованной связью имущественных интересов истца и хозяйственного общества, в защиту которого и предъявляется косвенный иск. То есть участник, заявляющий иск, защищает свои интересы, но не прямо, а опосредовано, путем предъявления иска в защиту коллективного субъекта.

5. обращающееся с иском частное лицо обладает не только процессуальным, но и материально-правовым интересом в исходе дела, поскольку, в конечном счете, защищается не только материально-правовой интерес общества, но и его собственный материально-правовой интерес.

6. требование, заявленное одним или несколькими акционерами (участниками) имеет своей целью — защиту прав и интересов всех акционеров (участников) юридического лица, так как в результате причинения ущерба (или иных негативных последствий) последнему, права и интересы остальных акционеров или участников не могут оставаться в стороне и быть ненарушенными.

7. из смысла 5 пункта следует, что косвенный иск является разновидностью группового иска.

Обобщая эти два определения, суть косвенного иска можно выразить следующим образом:

Закрепленная Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации возможность практической реализации участниками (акционерами) прав, установленных законодательными актами, регулирующими деятельность отдельных видов юридических лиц, на обращение в суд с требованиями о защите прав и законных интересов юридического лица, нарушенным органами управления или недобросовестного участника общества, в результате неправомерных действий (бездействий).

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.005 с) .