Исковое заявление на кыргызском

Казахский режиссер хотел подать иск на кыргызский канал. Но потом передумал

Казахстанский режиссер Нуртас Адамбай намеревался подать в суд на кыргызский телеканал TV1KG за трансляцию его фильма «Келинка Сабина» с нарушением авторских прав. Об этом он сообщил на своей страничке в Facebook.

По его словам, информацию о трансляции на кыргызском телеканале киноленты прислал бишкекский телезритель.

«Мы этот фильм бесплатно выложили на YouTube для всех наших зрителей, включая и кыргызстанцев, но не для того чтобы каналы пользовались им в своих целях», — отметил он и добавил, что готовит иск в судебные органы.

В комментариях к данному посту представитель кыргызского телеканала TV1KG Равшан Личаню признал нарушение авторского права казахстанского режиссера.

«Письмо-извинение Нуртасу Адамбаю отписал еще в обед. Так что показывать без разрешения правообладателя больше не будем. Надеюсь, автор нас поймет и простит)). Рекламу во время фильма не размещали. И фильм в эфир вышел в 02.50 ночи с понедельника на вторник. Если глубокоуважаемый Нуртас захочет прокатать вторую часть в кинотеатрах Бишкека, готовы предоставить кучу эфирного времени под трейлер в качестве компенсации. С уважением, TV1KG. P. S. Обе комедии замечательные и очень смешные. Респект автору!» — написал Личаню.

Позже появилась информация о том, что стороны в досудебном порядке уладили проблемы по авторскому праву.

Гражданский иск в уголовном процессе (по материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации) Куватпеков Каныбек Бакбергенович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Куватпеков Каныбек Бакбергенович. Гражданский иск в уголовном процессе (по материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации): диссертация . кандидата юридических наук: 12.00.09 / Куватпеков Каныбек Бакбергенович;[Место защиты: Федеральное государственное казённое образовательное учреждение высшего профессионального образования «Академия управления Министерства внутренних дел Российской Федерации»].- Москва, 2014.- 275 с.

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Понятие, сущность и содержание гражданского иска в уголовном процессе 15

1. Понятие гражданского иска в уголовном процессе по УПК Кыргызской Республики и Российской Федерации .15

2. Возмещение ущерба, причиненного преступлением по законодательству иностранных государств 68

ГЛАВА II. Лица, участвующие в доказывании гражданского иска в уголовном процессе 93

1. Особенности процессуального статуса гражданского истца в уголовном процессе 95

2. Процессуальный статус гражданского ответчика как участника уголовного судопроизводства 120

3. Участие представителей гражданского истца и гражданского ответчика в обеспечении их прав и интересов 142

ГЛАВА III. Производство по гражданскому иску в уголовном процессе 159

1. Производство и обеспечение гражданского иска на стадии предварительного расследования 159

2. Рассмотрение и разрешение гражданского иска в судебном разбирательстве по уголовному делу 194

Список использованной литературы

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Истинное величие правового государства состоит в благосостоянии и безопасности его граждан, в обеспечении их прав и законных интересов. Признавая человека, его права и свободы высшей ценностью (ст.16 Конституции Кыргызской Республики; ст.2 Конституции Российской Федерации), государство, тем самым, должно обеспечить условия их защиты от противоправных посягательств, а в случае их нарушения – скорейшее восстановление. Особую актуальность восстановительный процесс имеет в сфере уголовного судопроизводства, когда совершенным преступлением нарушаются имущественные и (или) личные неимущественные права граждан. И от того, как эффективно удается восстановить нарушенные права, зависит то, насколько государству удается поддерживать правопорядок в обществе.

В Кыргызстане и в России ежегодно совершается значительное количество преступлений. Согласно статистическим данным Информационно-аналитического центра МВД Кыргызской Республики в 2012 г. в республике было зарегистрировано 28 847 преступлений, по которым материальный ущерб определен на сумму 492,04 млн. сом. При этом на стадии предварительного следствия и судебного разбирательства было возмещено лишь 41,1 %. Следует отметить, что причиненный преступлениями вред не исчерпывается исключительно учтенным по оконченным производством уголовным делам. В 2012 г. нераскрытыми остались 37,8 % зарегистрированных преступлений, причиненный вред от которых не был возмещен.

Примерно такая же ситуация существует и в Российской Федерации. Так, по официальным данным ГИАЦ МВД России в 2012 г. в Российской Федерации зарегистрировано 2 302 168 преступлений. Сумма ущерба от преступлений составила 29,2 млрд. руб., из которых лишь 9,101 млрд. руб. или 31,1 % было возмещено до вынесения судебного приговора. В 2012 г. нераскрытыми остались 45,6 % преступлений, причиненный материальный ущерб от которых также не был возмещен. При этом выборочное исследование материалов уголовных дел, а также опрос должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, позволяет заключить, что более половины потерпевших от преступлений (53,2 %) преследуют цель не наказания виновного, главным они считают возмещение причиненного им вреда.

Как в Кыргызстане, так и в России возмещение вреда, причиненного преступлением, в большинстве случаев происходит посредством предъявления в рамках уголовного дела исковых требований. Гражданский иск в уголовном процессе является одним из основных и наиболее регламентированных способов защиты субъективных гражданских прав лица, пострадавшего от преступления. Одновременно в уголовном процессе – потерпевший может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда, причиненного ему преступлением.

Проведенное исследование показало, что, несмотря на значимость для потерпевшего института гражданского иска в уголовном процессе, должностные лица, в производстве которых находится уголовное дело, зачастую не уделяют должного внимания вопросам, связанным с предъявлением исковых требований. Судебная практика свидетельствует о неэффективности механизма возмещения вреда, причиненного преступлением. Еще более низкой остается результативность исполнения приговора суда в части гражданского иска. Более того, в практической деятельности нередки случаи, когда по предъявленному в рамках производства по уголовному делу гражданскому иску принимается решение о его передаче на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, что зачастую является нежелательным для лица, его предъявившего. Кроме этого, нуждаются в совершенствовании некоторые положения уголовно-процессуального закона в части, касающейся процессуального статуса гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Указанные обстоятельства и обусловили выбор темы настоящего исследования.

Степень разработанности темы. Комплексный характер исследования данной темы, ее значение для теории и практики уголовного процесса обусловили неоднократные обращения к вопросам рассмотрения и разрешения гражданского иска в научных исследованиях. В науке уголовного процесса вопросам гражданского иска посвящено немало работ. Уже в период действия Устава уголовного судопроизводства (1864) имелись работы Д.Г. Тальберга (1888), Л.М. Берлина (1888) и других авторов. В последующем, этот вопрос получает разработку в исследованиях П.П. Гуреева (1961), Э.Ф. Куцовой (1963), В.П. Божьева (1971), В.Г. Даева (1972), З.З. Зинатуллина (1974), С.А. Александрова (1978), Ф.Н. Багаутдинова (1994), В.А. Азарова (1996), О.А. Тарнавского (2000) и других.

Вопросы гражданского иска в уголовном процессе исследовались и под различными углами зрения. Так, проблемам имущественной компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу посвящены работы Н.С. Малеина (1964), Н.В. Кузнецовой (1997), А.М. Эрделевского (2000), Н.В. Кривощекова (2003), В.В. Владимировой (2004), Н.В. Куркиной (2004) и других.

В работах В.В. Батуева (1999), А.В. Тимошенко (2002), Д.А. Прасковьина (2004), Г.В. Аршбы (2004) исследованы вопросы принятия мер обеспечения гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Исследованию обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе посвящены работы А.Г. Финогенова (1998), Т.А. Славгородских (2003), Т.Р. Галимова (2006).

Отдельным предметом научных исследований процессуального статуса гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей являются работы Ю.В. Курдубанова (2002), С.В. Кравцовой (2003), Л.В. Масленниковой (2001), Ж.В. Самойловой (2013).

Как способ возмещения вреда, причиненного преступлением, гражданский иск в уголовном процессе также был исследован применительно к конкретным составам преступлений. В частности, это исследования Т.Э. Шарифова (2005) и Н.Д. Трофимова (2006). Вопросы гражданского иска в уголовном процессе рассматривались в ряде работ, посвященных потерпевшему, применительно к способам возмещения ущерба, причиненного преступлением, среди которых следует указать работы И.В. Жеребятьева (2004), Т.В. Тетериной (2004), Д.П. Чекулаева (2005), А.Ю. Садова (2008), Е.М. Николаева (2009), В.В. Дубровина (2011), М.А. Мусаева (2011) и других. Единственным исследованием, посвященным вопросам исполнения приговора суда в части гражданского иска, является работа А.В. Семина (2002).

В Кыргызской Республике исследование вопросов гражданского иска в уголовном процессе на диссертационном уровне не проводилось. Исследования по отечественному уголовно-процессуальному законодательству проводились лишь относительно процессуального положения потерпевшего от преступления (К.Д. Сманов, 1971; А.А. Коомбаев, 2008). При этом указанные авторы в основном уделяли внимание исследованию правового статуса лиц, пострадавших от преступления, и выступали за расширение процессуальных прав потерпевшего, в том числе права на возмещение вреда, причиненного преступлением. Имеются также работы, в которых исследованию подверглась публично-правовая деятельность государственных органов и должностных лиц по обеспечению права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию (Д.Т. Зилалиев, 1999).

Безусловно, труды названных авторов внесли несомненный вклад в развитие науки уголовного процесса. Тем не менее, многие вопросы, связанные с урегулированием гражданского иска в уголовном процессе до сих пор не разрешены. В частности, это относится к вопросам о размере присуждаемой суммы по гражданским искам о компенсации морального вреда, пределов применения норм гражданского процессуального законодательства при рассмотрении в уголовном процессе исковых требований, а также выработке предложений по повышению эффективности гражданского иска в уголовном процессе. Указанные положения свидетельствуют о необходимости продолжения научных исследований по решению проблемы возмещения вреда, причиненного преступлением.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования выступили уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе, а также процессуальный статус гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Предметом исследования явились особенности применения норм уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского, гражданского процессуального, семейного, трудового законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации при регулировании указанных правоотношений.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состояла в том, чтобы на основе сравнительного анализа законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации, следственной и судебной практики, а также законодательства иностранных государств в части возмещения вреда, причиненного преступлением, разработать научно-теоретические положения по разрешению проблем, связанных с предъявлением, рассмотрением и разрешением гражданского иска в уголовном процессе.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

рассмотреть сущность и содержание гражданского иска в уголовном процессе, сформулировать его авторское определение;

осуществить сравнительный анализ правового регулирования гражданского иска в уголовном процессе по УПК КР и УПК РФ;

провести ретроспективный и перспективный анализ правового регулирования возмещения вреда, причиненного преступлением;

изучить практику возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству иностранных государств (Великобритания, США, Франция и Германия) в целях их возможной имплементации в отечественное законодательство;

проанализировать процессуальный статус гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей;

Читайте так же:  Какие требования были у декабристов

исследовать проблемные вопросы искового производства, возникающие на стадии предварительного расследования, определить систему обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе, а также проанализировать процессуальный порядок наложения ареста на имущество, как гарантию возмещения вреда, причиненного преступлением;

изучить процессуальный порядок производства по гражданскому иску в уголовном процессе в стадии судебного разбирательства, исследовать процедуру исполнения приговора суда в части гражданского иска;

выявить коллизионные ситуации и пробелы в правовом регулировании гражданского иска в уголовном процессе и на этой основе сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в части возмещения вреда, причиненного преступлением.

Методология и методы исследования. Методологической базой диссертационного исследования является прежде всего диалектический метод познания, позволивший всесторонне и объективно рассмотреть гражданский иск в уголовном процессе, как способ возмещения вреда, причиненного преступлением.

В качестве частно-научных методов использованы: исторический метод в части изучения историко-правового генезиса данного института в уголовном процессе; формально-логический метод, заключающийся в выявлении и анализе элементов, составляющих понятие, сущность и значение гражданского иска в уголовном процессе; сравнительно-правовой метод (компаративистика), посредством которого институт гражданского иска в уголовном процессе был исследован в сравнении законодательства Кыргызстана и России, а также правовых систем иностранных государств; статистический метод, применявшийся при изучении количественных данных, характеризующих деятельность судов и органов предварительного следствия в части возмещения вреда, причиненного преступлением, а также применение математических функций при исчислении коэффициента корреляции статистических показателей и данных эмпирического материала; конкретно-социологический метод, использовавшийся при анкетировании и опросе следователей и судей, который позволил получить сведения о предмете исследования, неотраженные в официальной статистике; метод исследования документов – при изучении уголовных дел, по которым были предъявлены исковые требования. Использование метода юридико-технического анализа позволило сформулировать и внести предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства по исследуемой теме в целях повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по возмещению потерпевшим вреда, причиненного им преступлениями.

Теоретической основой исследования послужили разработки в области теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского и гражданского процессуального права, криминалистики и других отраслей права по вопросам обеспечения охраны прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, Конституция Кыргызской Республики, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское, гражданское процессуальное, семейное, трудовое законодательство Российской Федерации и Кыргызской Республики, разъяснения высших судебных органов Российской Федерации и Кыргызской Республики, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, касающиеся гражданского иска в уголовном процессе. Сравнительному анализу также подверглись Устав уголовного судопроизводства 1864 г., УПК РСФСР 1960 г., УПК Киргизской ССР 1960 г., ГК РСФСР 1964 г., ГК Киргизской ССР 1964 г. В работе проанализированы отдельные законодательные акты Великобритании, США, Франции и Германии.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения 212 архивных уголовных дел, по которым были предъявлены исковые требования, рассмотренных судами Первомайского, Ленинского, Свердловского и Октябрьского районов г. Бишкек, Сокулукского района Чуйской области, Таласского района Таласской области и г. Ош в период 2008-2012 гг., а также 87 приговоров суда, по уголовным делам которых исковые требования не предъявлялись; выборочного анкетирования 181 следователя органов внутренних дел указанных регионов, что составляет 27,8 % от их штатной численности, а также 112 судей вышеназванных регионов, что составляет 28,9 % от их общего количества. Данные регионы входят в состав трех из семи областей и двух городов республиканского значения, население которых превышает 1,3 млн. чел. или 23,9 % от общего числа населения Кыргызстана. Это свидетельствует о репрезентативности сделанной выборки.

Использовались официальные статистические данные Информационно-аналитического центра МВД Кыргызской Республики, Главного информационно-аналитического центра МВД Российской Федерации, Судебного департамента при Верховном Суде Кыргызской Республики за 2010 г. и первое полугодие 2013 г., Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2010 г. и первое полугодие 2013 г., Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации за 2012 г. и январь-октябрь 2013 г.

При подготовке диссертации были использованы результаты эмпирических исследований, полученные другими авторами, в частности, российскими учеными (Ж.В. Самойлова, Д.К. Боков, В.Я. Понарин, Е.Ч. Сторожкова, А.Г. Дык, Н.Е. Муллахметова) и учеными Кыргызстана (А.А. Бейшеева, С.А. Есенкулова).

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в юридической науке Кыргызской Республики эта тема является первым исследованием диссертационного характера, в котором комплексно и всесторонне проанализированы традиционные и вновь возникшие аспекты предъявления, рассмотрения и разрешения гражданского иска в уголовном процессе. Новизна полученных результатов также состоит в том, что исследование института гражданского иска в уголовном процессе проводилось в сравнении с российским законодательством, что позволило выявить пробелы в правовом регулировании гражданского иска в уголовном судопроизводстве как Кыргызской Республики, так и Российской Федерации.

Новизна сформулированных соискателем выводов и рекомендаций нашла отражение в положениях, выносимых на защиту:

Авторское определение понятия гражданского иска в уголовном процессе, под которым понимается обращенное к уполномоченным государственным органам гражданско-правовое требование физического или юридического лица о возмещении вреда, причиненного ему непосредственно преступлением или уголовно-наказуемым деянием невменяемого, предъявленное при производстве по уголовному делу и подлежащее разрешению совместно с уголовным делом в порядке уголовного судопроизводства. Предмет гражданского иска – это обращенное к уполномоченным государственным органам гражданско-правовое требование о возмещении причиненного вреда, основание которого составляют юридические факты, лежащие в его обосновании. Данными юридическими фактами являются: совершение преступления или уголовно-наказуемого деяния невменяемого, причинение имущественного (физического) и (или) морального вреда, наличие причинно-следственной связи между совершенным преступлением (уголовно-наказуемым деянием невменяемого) и наступившими вредными последствиями.

Сформулированная автором позиция о том, что возместить причиненный преступлением вред в рамках производства по гражданскому иску должно либо лицо, ответственное за его причинение (гражданский ответчик), либо, в случае отсутствия такового или его неплатежеспособности, – государство, не обеспечившее надлежащее восстановление нарушенных прав. Гражданский иск в уголовном процессе, как средство судебной защиты субъективных прав и законных интересов, исчерпает себя лишь тогда, когда истец (потерпевший) получит полное возмещение причиненного ему вреда. При этом признание за потерпевшим (гражданским истцом) права на возмещение вреда со стороны государства должно быть возложено на следователя (прокурора), ведущего расследование по делу. Дальнейший порядок установления фактических обстоятельств дела, причинной связи между преступлением и вредом, размер вреда и порядок возмещения должны быть разрешены судом путем рассмотрения соответствующего иска потерпевшего (гражданского истца). Не исключается возможность принятия решения о возмещении вреда со стороны государства и по собственной инициативе суда, а также в порядке гражданского судопроизводства.

Утверждение автора, что моральный вред, понимаемый как нравственные и (или) физические страдания, испытываемые гражданином в результате преступного посягательства, может быть причинен любым преступлением, поскольку нарушаются нормы морали. Поэтому, если последствия преступления отражаются на психическом благополучии потерпевшего, то его исковое заявление о компенсации причиненного морального вреда должно являться основанием для признания его гражданским истцом в уголовном процессе.

Обоснованность утверждения о том, что показания гражданского истца и гражданского ответчика в уголовном процессе должны быть закреплены в законе как самостоятельные источники получения доказательств по уголовному делу, поскольку допрос гражданского истца, гражданского ответчика, преследующих в уголовном процессе личные имущественные интересы, и, соответственно, заинтересованных в исходе дела, по правилам допроса свидетеля, как лица незаинтересованного в исходе дела и владеющего какой-либо информацией об обстоятельствах по уголовному делу, недопустим, ибо предоставляет возможность получения от них односторонних, необъективных, а в ряде случаев и недобросовестных (неправдивых) показаний.

Предложение автора о законодательном установлении правила об обязательном оглашении обвинителем (частным или государственным) в начале судебного разбирательства, наряду с постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого, – искового заявления. Подсудимый (гражданский ответчик) должен знать не только сущность предъявленного ему обвинения, но и сущность предъявленных к нему исковых требований, что позволит ему надлежаще подготовиться к предстоящей защите своих имущественных прав и интересов.

Позиция автора о том, что предъявленный в уголовном процессе гражданский иск подлежит обязательному рассмотрению вместе с уголовным делом без передачи его разрешения в порядке гражданского судопроизводства, что призвано обеспечить защиту прав и законных интересов лица, которому преступлением причинен вред, что обеспечивается обязанностью органов предварительного расследования и суда принимать все необходимые меры к установлению как наличия, так и размера вреда, причиненного преступлением, не перекладывая бремя доказывания на потерпевшего (гражданского истца) в общем порядке.

Обоснование автором необходимости разрешения гражданского иска при прекращении уголовного дела в стадии судебного разбирательства по нереабилитирующим основаниям, поскольку прекращение уголовных дел по данным основаниям не исключает самого факта совершения преступления, исходя из чего предъявленные исковые требования должны быть разрешены (удовлетворены полностью, частично или отказано в их удовлетворении).

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что проведено комплексное сравнительно-правовое исследование гражданского иска в уголовном процессе по УПК Кыргызской Республики и УПК Российской Федерации и на этой основе разработана научная база для совершенствования правового регулирования данного института. Практическая значимость исследования заключается в том, что автором сформулированы предложения по совершенствованию кыргызского и российского уголовно-процессуального законодательства. Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации могут быть использованы не только в нормотворческой деятельности, но и в ходе дальнейших исследований по данной проблематике.

Апробация и внедрение в практику результатов диссертационного исследования. Результаты проведенного исследования в виде научных сообщений докладывались на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, а также представлялись для обсуждения в ходе проведения международной научно-практической конференции «Международное сотрудничество в сфере борьбы с преступностью» (Москва, Международный юридический институт, 5 апреля 2012 г.) и международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию д.ю.н., профессора З.З. Зинатуллина «Проблемы уголовно-процессуальной науки XXI века» (Ижевск, Удмуртский государственный университет, 7-8 февраля 2013 г.).

Основные положения и выводы исследования опубликованы в пяти научных статьях, в том числе в трех рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Академии управления МВД России при преподавании дисциплин «Уголовный процесс» и «Управление органами расследования преступлений», в учебный процесс Академии МВД Кыргызской Республики им. генерал-майора милиции Э.А. Алиева, в научную и практическую деятельность Юридического института при Кыргызском национальном университете им. Ж. Баласагына, а также в практическую деятельность Главного следственного управления МВД Кыргызской Республики, о чем имеются акты о внедрении.

Структура и объем работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, состоящих из семи параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений. Объем работы соответствует требованиям, предъявляемым к кандидатским диссертациям.

Читайте так же:  Пособия в швеции для мигрантов

Возмещение ущерба, причиненного преступлением по законодательству иностранных государств

Как способ возмещения вреда, причиненного преступлением, гражданский иск в уголовном процессе также был исследован применительно к конкретным составам преступлений. В частности, это исследования Т.Э. Шарифова (2005) и Н.Д. Трофимова (2006). Вопросы гражданского иска в уголовном процессе рассматривались в ряде работ, посвященных потерпевшему, применительно к способам возмещения ущерба, причиненного преступлением, среди которых следует указать работы И.В. Жеребятьева (2004), Т.В. Тетериной (2004), Д.П. Чекулаева (2005), А.Ю. Садова (2008), Е.М. Николаева (2009), В.В. Дубровина (2011), М.А. Мусаева (2011) и других. Единственным исследованием, посвященным вопросам исполнения приговора суда в части гражданского иска, является работа А.В. Семина (2002).

В Кыргызской Республике исследование вопросов гражданского иска в уголовном процессе на диссертационном уровне не проводилось. Исследования по отечественному уголовно-процессуальному законодательству проводились лишь относительно процессуального положения потерпевшего от преступления (К.Д. Сманов, 1971; А.А. Коомбаев, 2008). При этом, указанные авторы в основном уделяли внимание исследованию правового статуса лиц, пострадавших от преступления, и выступали за расширение процессуальных прав потерпевшего, в том числе права на возмещение вреда, причиненного преступлением. Имеются также работы, в которых исследованию подверглась публично-правовая деятельность государственных органов и должностных лиц по обеспечению права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию (Д.Т. Зилалиев, 1999).

Безусловно, труды названных авторов внесли несомненный вклад в развитие науки уголовного процесса. Тем не менее, многие вопросы, связанные с урегулированием гражданского иска в уголовном процессе до сих пор не разрешены. В частности, это относится к вопросам о размере присуждаемой суммы по гражданским искам о компенсации морального вреда, пределов применения норм гражданского процессуального законодательства при рассмотрении в уголовном процессе иско 7 вых требований, а также выработке предложений по повышению эффективности гражданского иска в уголовном процессе. Указанные положения свидетельствуют о необходимости продолжения научных исследований по решению проблемы возмещения вреда, причиненного преступлением.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования выступили уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе, а также процессуальный статус гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Предметом исследования явились особенности применения норм уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского, гражданского процессуального, семейного, трудового законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации при регулировании указанных правоотношений.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состояла в том, чтобы на основе сравнительного анализа законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации, следственной и судебной практики, а также законодательства иностранных государств в части возмещения вреда, причиненного преступлением, разработать научно-теоретические положения по разрешению проблем, связанных с предъявлением, рассмотрением и разрешением гражданского иска в уголовном процессе.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: — рассмотреть сущность и содержание гражданского иска в уголовном процессе, сформулировать его авторское определение; — осуществить сравнительный анализ правового регулирования гражданского иска в уголовном процессе по УПК КР и УПК РФ; — провести ретроспективный и перспективный анализ правового регулирования возмещения вреда, причиненного преступлением; — изучить практику возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству иностранных государств (Великобритания, США, Франция и Германия) в целях их возможной имплементации в отечественное законодательство; — проанализировать процессуальный статус гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей; — исследовать проблемные вопросы искового производства, возникающие на стадии предварительного расследования, определить систему обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе, а также проанализировать процессуальный порядок наложения ареста на имущество, как гарантию возмещения вреда, причиненного преступлением; — изучить процессуальный порядок производства по гражданскому иску в уголовном процессе в стадии судебного разбирательства, исследовать процедуру исполнения приговора суда в части гражданского иска; — выявить коллизионные ситуации и пробелы в правовом регулировании гражданского иска в уголовном процессе и на этой основе сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в части возмещения вреда, причиненного преступлением.

Методология и методы исследования. Методологической базой диссертационного исследования является прежде всего диалектический метод познания, позволивший всесторонне и объективно рассмотреть гражданский иск в уголовном процессе, как способ возмещения вреда, причиненного преступлением.

В качестве частно-научных методов использованы: исторический метод в части изучения историко-правового генезиса данного института в уголовном процессе; формально-логический метод, заключающийся в выявлении и анализе элементов, составляющих понятие, сущность и значение гражданского иска в уголовном процессе; сравнительно-правовой метод (компаративистика), посредством которого институт гражданского иска в уголовном процессе был исследован в сравнении законодательства Кыргызстана и России, а также правовых систем иностранных государств; статистический метод, применявшийся при изучении количественных данных, характеризующих деятельность судов и органов предварительного следствия в части возмещения вреда, причиненного преступлением, а также применение математических функций при исчислении коэффициента корреляции статистических показателей и данных эмпирического материала; конкретно-социологический метод, использовавшийся при анкетировании и опросе следователей и судей, который позволил получить сведения о предмете исследо 9 вания, неотраженные в официальной статистике; метод исследования документов – при изучении уголовных дел, по которым были предъявлены исковые требования. Использование метода юридико-технического анализа позволило сформулировать и внести предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства по исследуемой теме в целях повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по возмещению потерпевшим вреда, причиненного им преступлениями.

Процессуальный статус гражданского ответчика как участника уголовного судопроизводства

Имущественная компенсация морального вреда в рамках производства по уголовному делу стала возможной лишь с принятием в 1999 г. действующего УПК КР (п.22 ч.1 ст.50, ч.1 ст.52). По УПК Киргизской ССР 1960 г., соответствующее лицо вправе было предъявить к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за его действия, гражданский иск о возмещении лишь материального ущерба, причиненного преступлением (ч.1 ст.35). Отметим, что и в российском законодательстве компенсировать моральный вред, причиненный преступлением в рамках производства по уголовному делу, также стало возможным лишь с принятием в 2001 г. действующего УПК РФ (ч.4 ст.42, ч.1 ст.44). По ранее действующему УПК РСФСР (1960), соответствующее лицо вправе было предъявить исковые требования о возмещении лишь материального ущерба, причиненного ему преступлением (ч.1 ст.29). Объясняется это тем, что правовая идеология того времени (имеется ввиду советский и постсоветский периоды) склонялась к тому, что денежное вознаграждение (компенсация) за причиненный преступлением моральный вред унижает человеческое достоинство. Попытки введения некоего материального эквивалента причиненному нравственному урону, как отмечает С.А. Александров, было равносильно введению правила о купле и продаже чести, что фактически привело бы не к восстановлению нормального состояния субъекта, а к повторному ущемлению нравственных начал уже со стороны официальных органов1. Считалось, что осуждение виновного лица и применение к нему мер уголовного наказания является достаточным моральным удовлетворением потерпевшего (гражданского истца).

Сказанное, однако, не означает, что в советский период физическое или юри 1 Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978. С. 15. дическое лицо, претерпевшее моральный вред, вообще не имело возможности предъявить исковое требование о его денежной компенсации. Так, в соответствии со ст.ст. 7, 71 ГК Киргизской ССР 1964 г.1 (ст.7 ГК РСФСР 1964 г.2) физическое или юридическое лицо вправе было предъявить исковое требование о денежной компенсации морального вреда, причиненного ему в результате распространения средствами массовой информации, организациями или должностными лицами и гражданами сведений, не соответствующих действительности, порочащих их честь и достоинство. При этом размер компенсации морального вреда в каждом конкретном случае его причинения определялся в пределах от одной тысячи до тридцати тысяч рублей, если сведения были распространены средствами массовой информации, и от пятисот до пяти тысяч рублей, если они распространены иными организациями, либо гражданами.

Итак, в соответствии со ст.16 ГК КР (ст.151 ГК РФ) под моральным вредом понимаются нравственные и (или) физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного правонарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и нематериальных благ. При этом, как разъясняет Пленум Верховного Суда Кыргызской Республики, под физическими страданиями следует понимать болезненные симптомы – болезненные ощущения, испытываемые гражданином, например, в связи с причинением вреда здоровью, а также вызванные совершением против него другого противоправного действия (бездействия). А под нравственными страданиями необходимо понимать негативные эмоциональные переживания, указывающие на нарушение психического благополучия и душевного равновесия. Эти чувства могут быть вызваны, например, противоправным посягательством на жизнь и здоровье; незаконным лишением или ограничением прав и свобод; раскрытием семейной, личной или врачебной тайны; распространением сведений, порочащих честь и достоинство гражданина; невозможностью продолжать полноценную активную жизнь; потерей работы; оскорблением, клеветой и т.д.1. Причиненный преступлением моральный вред также может заключаться в нравственных страданиях в связи со смертью близкого человека.

Таким образом, в современном законодательстве имущественная компенсация морального в рамках производства по уголовному делу является важной правовой категорией, одним из способов защиты нарушенных гражданских прав и свобод гражданина (п.10 ст.11 ГК КР; п.9 ст.12 ГК РФ). Отмечая важность компенсации морального вреда, причиненного преступлением, Пленум Верховного Суда Кыргызской Республики в другом своем постановлении разъяснил, что моральный вред может быть компенсирован независимо от причинения имущественного вреда2. Это значит, что даже при отсутствии причиненного имущественного вреда, соответствующее лицо вправе предъявить исковое требование об имущественной компенсации морального вреда причиненного ему преступлением. Более того, это предполагает, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении имущественного вреда, убытков и других материальных требований, в случаях их одновременного предъявления. И как справедливо отмечает В.В. Владимирова, компенсация морального вреда – это правовой механизм, направленный на восстановление нарушенных прав и законных интересов потерпевшего через нейтрализацию последствий преступления и стабилизацию состояния потерпевшего3. К тому же необходимо иметь в виду, что в ряде случаев для потерпевшего причиненный преступлением моральный вред является более чувствительным, чем вред имущественный. Примером тому могут быть преступления, предусмотренные ст.129 УК КР (ст.131 УК РФ) («Изнасилование»), или же ст.97 УК КР (ст.105 УК РФ) («Убийство»).

Учитывая изложенное, заслуживают внимания критические взгляды отдельных авторов на редакцию ч.1 ст.44 УПК РФ, что при буквальном понимании третьего предложения данной нормы УПК РФ («Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда») получается, что правом на предъявление требования об имущественной компенсации морального вреда обладают лишь лица, признанные гражданскими истцами, т.е. уже заявившие требования о возмещении имущественного вреда. Стало быть, если преступлением причинен только моральный вред, то участие гражданского истца в деле может быть поставлено под сомнение1. Однако, как уже было отмечено нами выше, целый ряд преступных деяний причиняет не столько имущественный (материальный), сколько моральный или только моральный вред.

Читайте так же:  График работы адвокатов

Как правило, размер искового требования об имущественной компенсации морального вреда складывается со слов самого гражданского истца, ибо величина причиненных нравственных страданий индивидуальна. При этом, законодатель не определяет ни минимального, ни максимального размера такого иска, оставляя решение данного вопроса всецело на усмотрение суда (ч.2 ст.1028 ГК КР; ч.2 ст.1101 ГК РФ). Таким образом, отсутствие точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение.

Участие представителей гражданского истца и гражданского ответчика в обеспечении их прав и интересов

Итак, после предъявления лицом искового заявления и при положительном решении вопроса о признании его гражданским истцом должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, должно ознакомить гражданского истца с вынесенным постановлением, о чем сделать соответствующую отметку в постановлении. Более того, в ходе ознакомления с постановлением гражданскому истцу должны быть разъяснены его процессуальные права и обязанности (ст.58, п.2 ст.136, ст.172 УПК КР; ч.1 ст.11 УПК РФ), предусмотренные ст.53 УПК КР (ч.4 ст.44 УПК РФ), что также отмечается в постановлении.

Таким образом, можно сформулировать некоторые выводы. Гражданский истец в уголовном процессе – это лицо, предъявившее требование о возмещении вреда, причиненного ему непосредственно преступлением, и в отношении которого на основании этого требования и при наличии определенных условий уполномоченным должностным лицом вынесено постановление о признании его гражданским истцом. Вместе с тем, с такой постановкой вопроса согласны не все. Так, в частности, И.М. Гершман считает, что допуск гражданского истца в уголовный процесс должен быть возможным без «промежуточного фильтра» признания лица гражданским истцом. Лицо, предъявившее соответствующее исковое заявление, должно становиться гражданским истцом автоматически, т.е. безо всякой «санкции» следователя1. Примерно такой же позиции придерживаются и другие авторы2. Действительно, тот факт, что лицо, предъявившее требование о возмещении вреда, причиненного ему преступлением, признается гражданским истцом лишь по постановлению следователя (прокурора), создает излишнюю формальную процедуру в уголовном судопроизводстве.

Однако представляется, что такое «механическое» признание лиц гражданскими истцами, на том лишь основании, что ими были предъявлены исковые за 1 Гершман И.М. Некоторые процессуальные вопросы гражданского иска в явления, и предоставление им тем самым, широких прав участника уголовного процесса, приведет к бесконтрольному приему следователем, прокурором, судом всех предъявленных исковых заявлений, независимо от того, имеют ли они отношение к рассматриваемому уголовному делу или нет, что, в конечном счете, дезорганизует уголовно-процессуальную деятельность в целом. Отметим, что данное предложение (наделение следователя правом самостоятельного признания лица гражданским истцом) не встречает должной поддержки и со стороны практических работников. Так, согласно данным С.В. Кравцовой, лишь менее половины опрошенных ею следователей органов внутренних дел г. Санкт-Петербурга (49,9 %) считают целесообразным предоставить следователю такое право1. Остальные (50,1 %), как надо полагать, не проявили заинтересованности в возложении на них такой обязанности. И это вполне очевидно, поскольку никто не будет стремиться к расширению круга своих обязанностей.

По общему правилу, гражданский истец вступает в уголовно-процессуальные правоотношения для того, чтобы добиться вынесения решения о возмещении вреда, причиненного ему преступлением. Однако для того, чтобы суд удовлетворил его исковые требования по уголовному делу должны быть безусловно доказаны, что, действительно было совершено преступление и непосредственно этим преступлением ему был причинен имущественный (моральный) вред в определенном размере. Таким образом, предъявленный по уголовному делу гражданский иск может быть удовлетворен только при доказанности факта совершения подсудимым преступления, которым, собственно, и причинен вред, подлежащий возмещению. Учитывая изложенное отдельные авторы отмечают, что обоснование предъявленных в рамках уголовного дела исковых требований сводится, по существу, к доказыванию вины обвиняемого (подсудимого), так как «невозможно доказывать основания гражданского иска без того, чтобы одновре 1 Кравцова С.В. Уголовно-процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования (понятие, сущность и основание возникновения): дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003. С. 51. менно не доказывать основания обвинения»1. Более радикального мнения придерживаются другие ученые, которые отмечают, что поддержание истцом своих гражданско-правовых требований – это одно из проявлений уголовного преследования, равно, как и обвинение, поддерживаемое прокурором2. Примерно такой же позиции придерживается и А.Г. Мазалов, усмотревший в гражданском истце союзника государственного обвинителя, содействующего ему в поддержании обвинения. Разница между ними усматривается лишь в том, как подчеркивает автор, что прокурор предъявляет требование о наказании, а гражданский истец – об убытках3. Таким образом, одна группа ученых относит гражданского истца к участникам уголовного процесса со стороны обвинения. Отметим, что по УПК РФ гражданский истец, наряду с прокурором, следователем, руководителем следственного органа, органом дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем, потерпевшим, частным обвинителем, представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя отнесен к участникам уголовного процесса со стороны обвинения (п.47 ст.5, ст.44 Главы 6 УПК РФ).

Вместе в тем, по мнению других авторов, отнесение гражданского истца к стороне обвинения «неприемлемо по существу». В частности, Ф.Н. Фаткуллин отмечает, что гражданский истец непосредственного участия в осуществлении обвинения не принимает. Так как его задача заключается лишь в том, чтобы доказать причинение ему вреда, его интерес сводится прежде всего к гражданско-правовой ответственности гражданского ответчика, а не к уголовной ответственности обвиняемого4

Рассмотрение и разрешение гражданского иска в судебном разбирательстве по уголовному делу

Между тем уголовно-процессуальные законы Кыргызстана и России по-разному регулируют конечный момент предъявления гражданского иска. Так, если по УПК КР этот срок ограничен началом судебного разбирательства (ч.1 ст.135), то в УПК РФ данный срок установлен до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (ч.2 ст.44), что, на наш взгляд, является не совсем правильным. Отметим, что данное положение УПК РФ критиковалось и российскими авторами1. Так, в литературе отмечается, что возможность предъявления гражданского иска на стадии судебного разбирательства, а в ряде случаев и в конце судебного разбирательства порождает нерациональную трату сил, средств и времени как органов правосудия, так и «рядовых» участников уголовного процесса, замедляя тем самым весь уголовный процесс. Например, в силу того, что процесс исследования доказательств, подтверждающих обвинение и гражданский иск, обычно идет одновременно, в случае предъявления в стадии судебного разбирательства исковых требований может возникнуть необходимость повторного допроса свидетелей, но уже покинувших с разрешения председательствующего зал судебных заседаний. Более того, в таких случаях не исключается необходимость производства и других следственных действий, в частности, проведения судебной экспертизы, без результатов (заключения) которой невозможно правильно определить размер исковых требований и т.д. В связи с этим считаем, что ограничение момента предъявления гражданского иска – до начала судебного разбирательства – является более правильным. К тому же следует иметь в виду, что лицо может предъявить гражданский иск и на этапе подготовительных действий к судебному заседанию, т.е. фактически до начала судебного заседания. Это важно на тот случай, если на стадии предварительного расследования гражданский иск по тем или иным причинам предъявлен не был. Учитывая изложенное, необходимо отметить, что еще Уставами уголовного судопроизводства 1864 г., потерпевший мог заявить иск о вознаграждении в уголов-1 Разумовский Д.Б. Гражданский иск в уголовном деле: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 10; Владыкина Т.А. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2013. № 1. С. 88; Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном процессе // Законность. 2004. № 7. С. 4. ном судопроизводстве только до открытия судебного заседания по уголовному делу. В ином случае он мог предъявить его в гражданском суде (ст.7).

В этом контексте необходимо отметить данные изучения архивных материалов уголовных дел. Так, из 212 случаев предъявления при производстве по уголовному делу гражданских исков, 182 исковых заявлений были заявлены в стадии предварительного расследования (85,8 %), и только 30 – в стадии подготовительных действий к судебному заседанию (14,1 %). С небольшой разницей такая же ситуация и в правоприменительной практике Российской Федерации. Так, согласно данным исследования Ж.В. Самойловой, из 400 уголовных дел, в которых заявлялись гражданские иски, в 39,9 % случаев гражданские иски заявлялись непосредственно в суде, что, по утверждению автора, негативно сказалось на судьбе гражданского иска в целом1. Таким образом, как видно из приведенного, подавляющее большинство гражданских исков предъявляется на стадии предварительного расследования.

Признав лицо гражданским истцом, должностное лицо, ведущее уголовный процесс, должно решить вопрос о привлечении к участию в деле и гражданского ответчика. Согласно ст.138 УПК КР в случае предъявления гражданского иска в уголовном деле следователь, прокурор, суд, установив лицо, несущее ответственность за вред, причиненный преступлением или деянием невменяемого, запрещенным Уголовным кодексом КР, должны привлечь данное лицо в качестве гражданского ответчика. И как отмечает А.Г. Мазалов, данное процессуальное действие (имеется в виду действие по привлечению гражданского ответчика) по возможности должно быть совершено вслед за признанием лица гражданским истцом, с тем, чтобы соблюсти равенство прав этих противостоящих друг другу сторон. Только на основании данного постановления гражданский ответчик вводится в уголовный процесс как его участник и наделяется всеми правами, позволяющими ему полноценно отстаивать свои личные имущественные интересы. Вместе с тем, как было отмечено ранее, предъявленных при производстве по уголовному делу исковых требований, гражданский ответчик был привлечен к участию в уголовном процессе на стадии предварительного расследования лишь в 14,6 % (31) случае. В остальных 181 случаев, в 167 уголовных делах (78,7 %) гражданский ответчик был привлечен в стадии судебного разбирательства, а в 14 (6,6 %) случаях не был привлечен вообще.

Решение о привлечении лица в качестве гражданского ответчика оформляется соответствующим постановлением следователя, прокурора, (определением суда), которое подлежит объявлению гражданскому ответчику под расписку. Одновременно с объявлением постановления, гражданскому ответчику должны быть разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст.56 УПК КР (ч.2 ст.54 УПК РФ), о чем также делается соответствующая отметка в постановлении.

При расследовании и разрешении уголовных дел доказательственная деятельность следователя, прокурора, суда направлена на установление целой группы фактов и обстоятельств, именуемых в теории и практике предметом доказывания. В уголовно-процессуальной науке последний определяется как система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства1.