Договор о разделе сферы интересов

Договор о разделе сферы интересов

Раздел VII. КРИЗИС И РАСПАД ВЕРСАЛЬСКОГО ПОРЯДКА (1937 — 1939) >

104-106. Советско-германский пакт

105. Секретный дополнительный протокол о границе сфер интересов Германии и СССР

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Подписание пакта Молотова-Риббентропа

23 августа 1939 года был подписан договор между СССР и гитлеровской Германией о ненападении, получивший название «Пакт Молотова — Риббентропа». Оценки этого договора диаметрально противоположны — от «аморального» и «циничного» до «единственно верного». В политике, к сожалению, абстрактные моральные принципы зачастую неуместны.

Через неделю после подписания этого документа, 1 сентября 1939 года, немецкие войска вошли на территорию Польши. Началась Вторая мировая война.

В 30-е годы прошлого столетия СССР активно выступал за создание системы коллективной безопасности, имел договоры о взаимопомощи с Францией и Чехословакией, внутри страны велась активная антифашистская пропаганда, звучали требования об освобождении узников гитлеровских концлагерей.

В конце 30-х годов мировая система коллективной безопасности исчерпала себя. Правящие круги Англии заключили морское соглашение с Германией, признавая военно-морской флот последней, беспрепятственно происходит ввод гитлеровских войск в Рейнскую область и захват Австрии. И, наконец, в сентябре 1938 года Англия и Франция заключили так называемый «Мюнхенский сговор» с гитлеровской Германией и фашистской Италией, после чего от Чехословакии отторгается Судетская область, населённая преимущественно немцами, а затем оккупируется и вся Чехословакия.

В начале мая 1939 года Сталин снял убеждённого сторонника коллективного отпора германской агрессии Михаила Литвинова с поста наркома иностранных дел, заменив его главой Совнаркома СССР Вячеславом Молотовым.

В июле 1939 года СССР решает подписать с Германией предложенный ею договор о ненападении при условии дополнения его секретными политическими протоколами. С середины июля 1939 года между Германией и СССР начинаются интенсивные переговоры с участием наркома иностранных дел Молотова и посла фон Шуленбурга.

20 августа Гитлер направил Сталину личное послание с настоятельной просьбой принять министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа не позднее 23 августа. Ответ был дан через два часа, и поздним вечером 23 августа Молотов и Риббентроп в торжественной обстановке поставили свои подписи под пактом о ненападении. К договору прилагались секретные протоколы о разграничении «сфер влияния» в Восточной и Юго-Восточной Европе, по которым прибалтийские государства и Восточная Польша (Западная Белоруссия и Западная Украина, отторгнутые Польшей от Советской России), а также Бессарабия и Финляндия попадали в сферу интересов СССР.

Предусматривалось также, что в случае войны Германии с Польшей немецкие войска могут продвинуться до так называемой «линии Керзона».

СССР и Германия обязывались десять лет не нападать друг на друга в одиночку или вкупе с третьими странами. Договор мог быть продлён ещё на пять лет. Гитлер рассчитывал этим договором на время нейтрализовать СССР и обеспечить Германии «свободный» захват Польши и свободу действий в Западной Европе, а Сталин в свою очередь предполагал выиграть время для подготовки страны к войне с Германией (в том, что схватка двух государств рано или поздно наступит, никто из советского руководства не сомневался, вопрос был — когда).

Официальный текст документа был известен всем. Однако даже он поверг Англию и Францию в шок. Аргументом Сталина был Мюнхенский сговор 1938 года, по которому Германия, с согласия Англии и Франции, оккупировала часть Чехословакии.

До начала девяностых явно существовала только эта официальная часть пакта о ненападении. Параллельно постоянно говорили о секретных протоколах. Когда они были рассекречены, политика Москвы в отношении фашистской Германии стала более понятной.

Принимая решение о подписании договора с Гитлером, Сталин, конечно, руководствовался не моральными соображениями. В 1939 году речь шла не просто о войне, а о самом существовании СССР.

К реализации секретного протокола Германия приступила немедленно: 1 сентября гитлеровские войска вошли в Польшу. Ввиду явно наметившегося поражения Польши, правительство которой бежало за границу, для предотвращения нарушения Германией её обязательств на линии разграничения и для защиты белорусского и украинского населения СССР 17 сентября 1939 года ввёл свои войска на территорию бывшей Польши.

Далее Советское правительство путём заключения пактов о ненападении с Латвией, Литвой и Эстонией обеспечило безопасность своих исторических земель в Прибалтике, вернуло захваченную Румынией в 1918 году Бессарабию и в результате советско-финской войны обеспечило относительную безопасность Ленинграда.

Сталин надеялся с помощью договора с Германией оттянуть начало войны до 1942 года. Однако гитлеровцы нарушили пакт — 22 июня 1941 года германские войска пересекли западную границу СССР.

Существование секретных протоколов долгое время отрицалось советской стороной, и только в 1989 году этот факт был признан и стал достоянием мировой общественности.

24 декабря 1989 года, в период целенаправленного разрушения государственности, Съезд народных депутатов СССР признал недействительными с момента заключения все секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939–1941 годах, о разделе «сфер влияния» в Европе, как заключённые в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих государств.

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом

Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключённого между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путём в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путём создания комиссий по урегулированию конфликта.

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продлённым на следующие пять лет.

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

По уполномочию Правительства СССР В. Молотов

За Правительство Германии И. Риббентроп

Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

  1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.
  2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
  3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчёркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о её полной политической незаинтересованности в этих областях.
  4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года

По уполномочию Правительства СССР В. Молотов

РУССКО-АНГЛИЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ СФЕР ВЛИЯНИЯ 1907 года — Информационно-справочные материалы

РУССКО-АНГЛИЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ СФЕР ВЛИЯНИЯ 1907 года

31 августа 1907 г. в Санкт-Петербурге при посредничестве Франции было подписано русско-английское соглашение, сыгравшее весьма существенную роль в исторической судьбе Российской империи и Европы. Этот документ, именуемый иногда Петербургским договором или конвенцией, по сути, закреплял смещение акцентов российской внешней политики с дальневосточного и центрально-азиатского направлений в сторону Европы. Подписи под ним поставили министр иностранных дел А.П.Извольский и британский посол в России А.Николсон. Инициатором подписания соглашения выступил Лондон. [АВПРИ.Ф. Трактаты. Оп.3. 1907. Д. 363/340]

В практическом плане оно привело к окончательному оформлению военно-политического союза Англии, России и Франции (т.н. Тройственного согласия — «Антанта») в противовес Германии и Австро-Венгрии. За три года до этого, в 1904 г., свои, главном образом, колониальные противоречия урегулировали Великобритания и Франция. Что касается российско-французского сближения, то оно произошло значительно раньше: еще в 90-е годы XIX-го столетия. В 1891-1893гг. Петербург и Париж, подписав серию соглашений, вступили в тесный военно-политический союз, подкрепленный к тому же французскими займами царскому правительству. [Манфред А.З. Образование русско-французского союза. М, 1975]

В конце XIX века Англия на мировой внешнеполитической арене в основном предпочитала действовать в одиночку, не вступая в длительные союзы с другими державами. По отношению к России ее политика была чаще всего открыто враждебной. Это проявлялось в стремлении Лондона ущемить интересы России там, где это только возможно. Напряженность нередко грозила перерасти в военные столкновения, в частности, в Центральной Азии (в районе «треугольника» т.н. русской Средней Азии, Афганистана и китайского Синьцзяна). Россия и Великобритания жестко конкурировали за влияние в Персии, между ними существовали также противоречия в Китае в связи с приобретением Россией особых прав в Маньчжурии и в других вопросах. Следует отметить, что антианглийские настроения были довольно широко распространены среди части российской политической элиты, включая самого Николая II, несмотря на династические связи между двумя дворами.

Вместе с тем, ряд факторов подталкивал Россию и Великобританию к сближению. Наша страна потерпела поражение в войне с Японией, подтачивали внешнеполитические позиции Петербурга и принявшие широкий размах внутренние беспорядки. По условиям Портсмутского договора (1905 г.) Россия лишалась половины Сахалина, контроля над Ляодунским полуостровом и позиций в Корее. За ней оставалась лишь Северная Маньчжурия. Лондон открыто поддерживал Токио во время русско-японской войны (между ними действовал договор о союзе 1902 г.). Кроме того, несмотря на подписанный Портсмутский договор, российско-японские отношения и в 1907 г. продолжали оставаться довольно напряженными. Царское правительство опасалось, что Япония может воспользоваться временной слабостью России и посягнуть на ее земли на Дальнем Востоке.

Читайте так же:  Помощник адвоката взносы

Быстрое усиление военно-политической и экономической мощи Германии, рост ее колониальных амбиций, строительство Багдадской железной дороги (Берлин-Стамбул-Багдад с продолжением до Басры) все более беспокоили британский истеблишмент. Персидский залив рассматривался англичанами исключительно в качестве зоны своего влияния и ближних подступов к Индии. Ввиду наметившегося германо-турецкого сближения Англия стала отходить от своей традиционной политики поддержки Порты. Видный представитель британских правящих кругов лорд Элленборо в 1903 г. заявил в Палате лордов, что «предпочитает скорее увидеть Россию в Константинополе, чем германский военно-морской арсенал на берегах Персидского залива»/ [Дипломатический словарь, М., 1986. Статья «Англо-русское соглашение 1907 г.»]

Ускоренное перевооружение германской армии, строительство военно-морского флота, бросившего вызов извечному британскому господству на морях, а также захват Германией ряда еще неподеленных колониальных владений (Юго-Западная Африка) не могли не тревожить Лондон. Это подталкивало его к поиску союзников с целью создания противовеса Германии и Австро-Венгрии. В 1904 г. Великобритания подписала военно-политический договор с Францией, который позволил разрешить существовавшие между ними наиболее острые колониальные противоречия. Однако она понимала, что без России как великой континентальной державы сражаться с Германией и Австро-Венгрией будет крайне сложно. По мнению ряда историков, Британия вообще не планировала участия в сухопутной войне, надеясь всю ее тяжесть переложить на Россию и Францию. Поэтому все усилия Лондона после завершения русско-японского конфликта были направлены на вовлечение России в блок «Антанта».

В российской правящей элите в это время шла ожесточенная борьба вокруг определения дальнейших внешнеполитических приоритетов страны после поражения на Дальнем Востоке. Император в этом вопросе часто колебался, не доверяя ни англичанам, ни кайзеру, активно склонявшему Россию к подписанию союзного договора, направленного против Англии. Председатель правительства П.А.Столыпин выступал за крайне осторожные действия, опасаясь вовлечения России в войну, что нарушило бы его планы по реформированию страны. Близких взглядов на этот счет придерживались и министр финансов С.Ю.Витте, будущий премьер В.Н.Коковцов и многие другие. Однако министр иностранных дел А.П.Извольский отстаивал перед императором важность «устранения вековой англо-русской розни, приковывавшей наши силы к дальне- и средневосточным театрам», что «позволит нам, когда наступит время, приложить все силы к разрешению тех великих задач, которые мы имеем на Ближнем Востоке» [Национальная политическая энциклопедия, статья «Англо-русское соглашение 1907 г.]. Речь здесь шла, прежде всего, о свободном проходе российского флота и коммерческих судов через Проливы в Средиземное море и в конечном счете о судьбе Константинополя. Однако, несмотря на все старания А.П.Извольского, англичане оставили данную тему вне рамок Конвенции. Следует учесть, что в российском обществе зрело недовольство политикой Германии. Русские деловые круги, в частности, были раздражены стремительной экспансией германского капитала на наши рынки.

Чисто формально Конвенция 1907 г. сводилась к решению трех спорных вопросов: раздела Персии на сферы влияния (разумеется, без ее ведома), определения статуса Афганистана и Тибета. Россия и Великобритания признавали сюзеренные права Цинской империи на Тибет (который не считал себя частью Китая), брали на себя обязательства не вмешиваться в его дела и не посылать своих дипломатических агентов в Лхассу. Англичане должны были вывести свой вооруженный контингент из одного из его районов.

Что касается Афганистана, то Россия, согласно Конвенции, признавала тот факт, что он находится вне зоны ее политических интересов. Не являясь де-юре колонией Англии, эта страна была лишена права на проведение собственной внешней политики. Эту роль англичане оставляли за собой. Афганистан становился как бы «буфером» между российской Средней Азией и британской Индией. Россия не имела права направлять туда своих дипломатических представителей. Правда, взамен ей предоставлялись «равные торговые права» в Северном Афганистане, что не имело какого-либо практического значения.

Наиболее важным вопросом русско-английского соглашения являлся раздел Персии на три зоны. Согласно договоренности, за англичанами закреплялся юго-восток страны. Тем самым они перекрывали подступы к Белуджистану и Афганистану. К России отходил весь север и частично центр страны вместе c ее столицей. Создавалась и нейтральная зона, в которой обе стороны получали одинаковые торгово-экономические права. Россия и Англия обязались не добиваться для себя каких-либо концессий в чужой сфере влияния. Над финансами персидского правительства устанавливался строгий контроль. Обе державы условились не вмешиваться во внутренние дела Персии.

На деле же, зафиксированный в Договоре принцип «невмешательства» играл на руку лишь англичанам, активно интриговавшим против пророссийски настроенного Мухаммед-Али-Шаха, поддерживая при этом свою креатуру — незаконного претендента на престол принца Зилли-ус-Султана. Причем свои действия англичане искусно камуфлировали стремлением поддержать «демократическое обновление» Персии, желательностью принятия конституции, к которой страна была явно не готова.

Значение соглашения 1907 г. выходило далеко за рамки урегулирования российско-британских разногласий по вопросам Персии, Афганистана и Тибета. По существу, с его подписанием окончательно оформился блок «Антанта» в противовес союзу Германии и Австро-Венгрии, к которым позднее присоединилась Турция. В Европе произошло резкое политическое размежевание, что неизбежно вело к росту военно-политической напряженности на континенте.

Историко-документальный департамент

Советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939г. Часть 3

Значение и последствия советско-германского договора о ненападении 1939 года.

Условия советско-германского договора о ненападении.

Подписанный СССР и Германией договор состоял из 7 статей. Статьи 3 и 7 носят чисто технический характер. Статья 6 устанавливает срок действия договора – 10 лет, с последующим продлением на 5 лет в случае согласия сторон. Содержание договора раскрывают статьи 1, 2, 4, 5.

Статья 1 предписывает стороны воздерживаться от агрессии в отношении друг друга. Статья 2 обязывает не поддерживать ни в какой форме агрессию третьей державы, а статья 4 – не участвовать в союзах, направленных против договаривающихся сторон. При этом Статья 5 подчеркивает, что разногласия между договаривающимися сторонами должны решаться мирным путем (Фельштинский Ю. Дашичев В.: Оглашению подлежит: СССР-Германия, 1939-1941 (Документы и материалы). Московский рабочий. М., 1991. С. 42.).

С юридической точки зрения, советско-германский договор о ненападении не представляет собой ничего сверхъестественного. Похожие по форме и содержанию договоры заключались как Советским Союзом, так и Германией (договоры о ненападении с Польшей от 26 января 1934г., с Латвией и Эстонией от 7 июня 1939г.), Великобританией (пакт между Польшей и Великобританией об общей защите от 25 августа 1939г.).

Единственной особенностью данного договора является отсутствие пункта, отменяющего действие договора в случае агрессии одной из договаривающихся сторон по отношению к третьему государству (этот пункт присутствовал во многих договорах о ненападении, заключенных СССР). Отсутствие данного пункта может трактоваться как намек на раздел сфер влияния между Германией и СССР в Восточной Европе, который произошел во время переговоров 23 августа 1939г.

Одной из наиболее злободневных тем относительно советско-германского договора о ненападении является Секретный дополнительный протокол, который разграничивал сферы интересов договаривающихся сторон.

Сразу заметим, что в самом факте существования секретного протокола, сопутствующего основным статьям договора, нет ничего предосудительного. Это нормальная практика в международных отношениях государств. Так, русско-французский договор 1884г. и японо-американское соглашение 1905г. были полностью секретными. А вышеупомянутые договоры о ненападении, заключенные в 1939г., также содержали секретные статьи. В данном случае нас интересуют содержание секретного протокола, а также история его опубликования.

Статьи Секретного протокола разграничивали сферы влияния договаривающихся сторон в Восточной Европе. Согласно им, в зону влияния СССР входили Финляндия, Эстония и Латвия; границей советско-германских интересов становилась северная граница Литвы. Кроме того в зону влияния СССР входили Западная Белоруссия, Западная Украина и Бессарабия (область на северо-востоке Румынии). В свою очередь, в зону интересов Германии входили Польша и Литва. Что касается Бессарабии, то Германия подчеркивала свою незаинтересованность в этом вопросе (Фельштинский Ю. Дашичев В.: Оглашению подлежит: СССР-Германия, 1939-1941 (Документы и материалы). Московский рабочий. М., 1991. С. 43.).

Раздел сфер влияния в Восточной Европе между СССР и Германией в 1939-1940гг.

Следует отметить, что советско-германский договор о ненападении был отнюдь не первым договором, содержащим секретные соглашения о разделе сфер влияния. Так, вышеупомянутое секретное японо-американское соглашение 1905 г., известное, как соглашение Кацура-Тафта, разграничивало интересы Японии и США на Дальнем востоке (Япония устанавливала протекторат над Кореей, а зоной влияния США оставались Филиппины). Это еще раз показывает, что ни сам советско-германский договор о ненападении, ни его секретный протокол, не являются беспрецедентными в истории международных отношений. С точки зрения согласования геополитических интересов сторон, раздел сфер влияния в Восточной Европе между Советским Союзом и Германией был вполне логичным шагом.

Читайте так же:  Иск о признании обременения

Заслуживает пристального внимания история опубликования Секретного дополнительного протокола. Впервые этот документ был опубликован в 1948г. в сборнике Госдепартамента США «Нацистско-советские отношения. 1939-1941 гг.». Публикация вызвала широкий общественный резонанс и для ряда исследователей послужила основанием для сравнения советской внешней политики с политикой Третьего рейха и обвинения СССР в развязывании Второй мировой войны. К последствиям договора мы еще вернемся; здесь же отметим, что секретный протокол стал использоваться как идеологическое оружие в Холодной войне.

В СССР вопрос о советско-германском договоре и секретном протоколе был поднят во время Перестройки (до этого существование секретного протокола отрицалось). 24 декабря 1989г. на Съезде народных депутатов СССР, существование секретного протокола было признано. Основанием послужили выводы особой комиссии, возглавляемой секретарём ЦК КПСС Александром Яковлевым. Согласно выводам этой комиссии, несмотря на отсутствие подлинника, секретный протокол существовал. Резолюция того же съезда осуждала протокол. В задачу автора не входит выяснять, насколько убедительными были доказательства особой комиссии, однако деятельность А. Яковлева, «архитектора» и «прораба» перестройки позволяет трактовать признание существования протокола, как выполнение политического заказа на очернение отечественной истории.

Александр Яковлев – «прораб» перестройки; один из главных фальсификаторов и очернителей отечественной истории.

Стоит также отметить, что из документов, касающихся международных отношений тех дней, рассекречены лишь советские и германские. Английские документы засекречены до 2017г., а США не указывает срока ограничения.

Значение советско-германского договора о ненападении 1939 года.

Чтобы понять значение советско-германского договора о ненападении, следует прежде всего принять во внимание реакцию ведущих мировых держав того времени.

В Лондоне и Париже подписание этого договора произвело эффект разорвавшейся бомбы. «Упреки и обвинения в Лондоне и Париже по адресу двуличного Сталина были громкими и злобными, – пишет Уильям Ширер, – Советский деспот на протяжении многих лет громко осуждал «фашистских зверей» и призывал миролюбивые государства объединиться, чтобы остановить нацистскую агрессию. Сейчас же он сам превратился в ее пособника.

…О циничной секретной сделке Сталина с Гитлером с целью раздела Польши и получения свободы рук, чтобы поглотить Латвию, Эстонию, Финляндию и Бессарабию, за пределами Берлина и Москвы никто не знал, но она вскоре станет очевидной благодаря советским действиям и шокирует многие страны мира даже сейчас» (От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны: Перевод. / Сост. Е.Я. Трояновская. — М.: Политиздат, 1992. С. 78.).

Американскому историку вторит Уинстон Черчилль: «Только тоталитарный деспотизм в обеих странах мог решиться на такой одиозный противоестественный акт» (Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Воениздат, 1991. т. 1. С. 119.).

Негативное отношение западных историков и государственных деятелей к советско-германскому договору о ненападении вполне объяснимо, если вспомнить, какую политику эти страны проводили в течение 1933-1939гг. по отношению к гитлеровской Германии, и к чему она в итоге привела.

Из содержания статей договора о ненападении становится ясно, что в ближайшее время войны между СССР и Германией, на которую рассчитывали Великобритания, Франция и США, игнорировавшие нарушения Гитлером Версальского договора, финансировавшие экономику Третьего рейха и сдававшие ему позицию за позицией, не будет. Это означало, что многоходовая геополитическая комбинация союзников (ведущую роль в осуществлении которой играли политики туманного Альбиона) в итоге привела к воссозданию Германии в качестве их геополитического соперника. Причем этого соперника они фактически воссоздали своими руками и на свои головы.

Кроме того, в случае обострения отношений со странами Запада Гитлер может безбоязненно повернуться к ним лицом, так как теперь в случае войны с этими странами Советский Союз не будет их поддерживать и займет очень удобную позицию невмешательства. То есть, бороться со значительно окрепшим к 1939г. Третьим рейхом придется самостоятельно.

Таким образом, вся внешнеполитическая линия союзников была перечеркнута подписанием советско-германского договора о ненападении. Как пишет Уинстон Черчилль, «тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет » (Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Воениздат, 1991. т. 1. С. 119.).

В новой обстановке политикам Лондона и Парижа требовалось быстро решить, какой внешнеполитической линии придерживаться теперь: всерьез воевать с Германией или все же попытаться повернуть экспансию Германии на восток, дабы вернуть ее в прежнее русло.

Не меньшее впечатление договор произвел и на Японию, ибо на момент подписания договора между советско-монгольскими и японскими войсками шли бои на реке Халхин-Гол, в итоге закончившееся окружением и разгромом японской группировки. В этой ситуации Япония, как партнер Германии по Антикоминтерновскому пакту, имела все основанию рассчитывать на поддержку. Вместо этого Германия заключила с СССР договор о ненападении, который вызвал протест японского министра иностранных дел Арита Хатиро и в итоге привел к правительственному кризису в Японии, в результате которого 28 августа 1939г. правительство Японии во главе с Киитиро Хиранумой, являвшимся сторонником совместной японо-германской войны против СССР, подало в отставку. Новое японское правительство Абэ приняло решение подписать соглашение о перемирии 15 сентября 1939 г., а 13 апреля 1941г. и вовсе заключить советско-японский пакт о нейтралитете.

Что касается еще одной из стран-участниц Антикоминтерновского пакта – Италии, то премьер-министр Италии Бенито Муссолини положительно отнесся к заключению договора о ненападении:

«Что касается соглашения с Россией, то я одобряю его полностью сближение между Германией и Россией необходимо для предотвращения окружения их демократиями» (Фельштинский Ю. Дашичев В.: Оглашению подлежит: СССР-Германия, 1939-1941 (Документы и материалы). Московский рабочий. М., 1991. С. 47-48.).

Какие же выгоды получили сами договаривающиеся стороны: Германия и СССР?

Для Германии подписание договора о ненападении означало раздел сфер влияния в Восточной Европе и, следовательно, возможность захватить Польшу, ставшую в марте 1939г. враждебным по отношению к Третьему рейху государством, без опасения военного вмешательства СССР. Кроме того, в том случае, если Англия и Франция объявят войну, невмешательство Советского Союза давало Германии возможность задействовать основные силы на западном фронте, не опасаясь удара в спину.

Для Советского Союза договор о ненападении 1939г. также имел ряд положительных моментов:

– Подписание договора о ненападении дало возможность на время избежать войны с Германией и оставаться в стороне от войны (та самая позиция невмешательства, которую хотели занять Англия и Франция).

– Изменение направления экспансии Японии. Под впечатлением советско-германского договора о ненападении Япония стала считать приоритетным южное направление.

– Договор о ненападении разграничил сферы влияния в Восточной Европе и позволял практически беспрепятственно вернуть часть территорий, которые были утеряны Российской империей после Первой мировой и Гражданской войны.

– Заключенное 20 августа торговое соглашение было несомненным успехом Советского Союза, так как давало возможность закупить новейшее технологическое оборудование, расплачиваясь за него сырьем.

Последствия советско-германского договора о ненападении 1939 года.

События, последовавшие после подписания советско-германского договора о ненападении, показали, что в условиях новой реальности политикам туманного Альбиона не хватило должной гибкости, чтобы радикально перестроить свою внешнеполитическую линию. Это наглядно демонстрирует так называемая Странная война – объявление войны при фактическом отсутствии боевых действий (за исключением боевых действий на море).

1 сентября 1939г. Германия напала на Польшу. Согласно условиям англо-польского альянса, Великобритания обязывалась оказать военную помощь Польше в случае войны с Германией. Эта помощь была тем более необходима, так как вскоре после начала войны положение Польши стало критическим: к 9 сентября 1939г. немецкие войска подошли к Варшаве.

Однако объявив войну Германии 3 сентября 1939г., Великобритания и Франция не предприняли практически никаких значительных боевых действий, за исключением войны на море, Саарской наступательной на суше и «рейдами правды» в воздухе – британские бомбардировщики забрасывали Германию пропагандистскими листовками (От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны: Перевод. / Сост. Е.Я. Трояновская. М.: Политиздат, 1992. С 82.). Единственной боевой операцией британских ВВС был налет на Вильгельмсгафен – базу кригсмарине, который был совершен 4 сентября 1939г. Тем временем польская армия была быстро разгромлена. 17 сентября польское правительство бежало из страны. 28 сентября пала Варшава, а 2 октября капитулировали последние подразделения польской армии.

Тем не менее, никакого изменения на западном фронте не произошло. Французская армия и английский экспедиционный корпус продолжали стоять на прежних позициях, не предпринимая никаких наступательных действий. И это притом, что основная часть вермахта в это время находилась на восточном фронте, а находившееся на так называемой «линии Зигфрида» второсортные части имели запас боеприпасов на 3 дня (От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны: Перевод. / Сост. Е.Я. Трояновская. М.: Политиздат, 1992. С 85.).

Налет на Вильгельмсгафен – одна из немногих операций союзников во время «странной войны».

Показательно, что если «политику умиротворения» западные историки и государственные деятели еще как-то пытаются объяснить «разобщенностью», «изоляцией» и «робостью», то «феномен» Странной войны до сих пор считается необъяснимым. Хотя на самом деле ничего необъяснимого здесь нет: Странная война была имитацией боевых действий с целью склонить Гитлера к возвращению к прежней внешнеполитической линии, которой тот придерживался в период 1933-1939гг., вплоть до заключения советско-германского договора о ненападении. Тем более что после раздела Польши у Германии и СССР наконец-то появлялась общая граница.

Однако к 1939г. возможности Германии уже позволяли Гитлеру вести свою игру (что видно на примере мартовского кризиса 1939г.). Заключение же советско-германского договора о ненападении позволило ему после завершения польской кампании перебросить войска на западный фронт, не боясь удара в спину. Тем не менее, в своей речи от 6 октября 1939г. Гитлер выступает с предложением о созыве мирной конференции, на которой соберутся представители всех крупнейших держав для урегулирования имеющихся противоречий в Европе. Но и после того, как эта затея не удалась, и первый срок наступления на Францию был назначен на 12 ноября 1939г., Гитлер под различными предлогами постоянно переносил сроки наступления в общей сложности 20 раз . В результате активные боевые действия на западном фронте начались 10 мая 1940г. Их итогом стала капитуляция Франции 22 июня 1940г., подписанная в Компьене. Таким образом, внешнеполитическая линия союзников привела Францию к национальной катастрофе и существенно ухудшила положение Великобритании, которой к середине 1940г. пришлось воевать с Германией в одиночку.

Читайте так же:  Имеет ли право муж на материнский капитал в браке

Дюнкерк, 1940. После эвакуации английского экспедиционного корпуса.

В то же время, пока на западе шла Странная война, Советский Союз успешно решал свои геополитические задачи. 17 сентября 1939г. советские войска вошли на территории Восточной Польши. 28 сентября между СССР и Германией был заключен договор о дружбе и границе, разграничивший зоны влияния сторон в Польше. В ноябре того же года на территорию Эстонии, Латвии и Литвы с разрешения их властей были введены ограниченные контингенты советских войск. Окончательное присоединение стран Прибалтики к СССР произошло в 1940г.

В данном случае уместно говорить именно о присоединении. Фактически «аннексия» стран Прибалтики, о которой сейчас так любят вспоминать руководители этих стран, была возвращением в состав СССР территорий, которые были потеряны Российской империей в ходе Первой мировой и Гражданской войны. Кроме того, Эстония, Латвия и Литвы имели ряд портов, необходимых для развертывания Балтийского флота; в противном случае, территория этих государств могла быть использована для развертывания сил вермахта, люфтваффе и кригсмарине. Таким образом, территориальная экспансия Советского Союза была вызвана конкретными геополитическими соображениями.

Аналогичная ситуация была и с Польшей. Возникшее на развалинах Российской и Германской империй, это государство в ходе советско-польской войны 1919-1921гг. по условиям Рижского мирного договора 1921г. включило в свою территорию земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Возвращение этих территорий в состав Советского Союза позволило значительно отодвинуть границу на запад. Бессарабия же в 1918г. была аннексирована Румынией, которая, как и Польша, воспользовалась Гражданской войной в России. Бессарабский протокол, подписанный 28 октября 1920г. в Париже, признавал присоединение Бессарабии к Румынии законным. При этом РСФСР не принимала участия в подписании данного соглашения, и решение о присоединении Бессарабии к Румынии было принято без нее.

Подобно Польше и Румынии, аналогичную политику в годы Гражданской войны проводила Финляндия, неоднократно предпринимавшая попытки захватить Восточную Карелию. По условиям Тартуского мирного договора от 14 октября 1920г., на севере Финляндии был передан Печенгский край и часть полуострова Рыбачий; в ответ финны отказывались от претензий на Восточную Карелию. При этом граница между двумя странами проходила в 30 км от Ленинграда. Желанием отодвинуть границу от Ленинграда и была обусловлена советско-финская (Зимняя) война 1939-1940, в ходе которой эту задачу удалось выполнить. Таким образом, все территориальные приобретения СССР в период 1939-1941гг. были обусловлены не «агрессией» или «жаждой мирового господства», а вполне конкретными геополитическими интересами. Стоит отметить, что эти приобретения стали возможны именно благодаря советско-германскому договору о ненападении 1939г. Как стоит отметить и то, что, за исключением Зимней войны, территориальная экспансия СССР не встретила осуждения у мирового сообщества. Вот что писал по этому поводу Уинстон Черчилль:

«В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских калёным железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, ещё не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной» (Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Воениздат, 1991. т. 1. С. 120.). В пику будущим исследователям, британский государственный деятель признает целесообразность внешнеполитической линии Советского союза.

В то же время, негативное отношение западных историков к советско-германскому договору о ненападении обусловлено именно выгодами, которые Советский Союз и Германия получили при его подписании и невыгодами, которые получили Великобритания и Франция. Поэтому ими был сделан ряд попыток, призванных дискредитировать этот договор. В частности, выдвигались соображения, что советско-германский договор о ненападении привел к срыву формирования единого антифашистского фронта, развязал Гитлеру руки и тем позволил ему начать войну. Однако приведенные выше факты говорят о том, что эта версия не соответствует действительности.

Вторая мировая война началась не из-за подписания пакта Молотова-Риббентропа. Вторая мировая война была следствием той политики, которую проводили ведущие страны Запада по отношению к Германии в период 1933-1939гг., причем проводили сознательно. Никакого «единого антифашистского фронта» в 1939г. не было и в помине, ибо создание антигитлеровской коалиции не входило в планы западных стран. Это подтверждает как «политика умиротворения», так и Московские переговоры летом 1939г. Целью Англии и Франции было оставить Советский Союз в международной изоляции и не дать ему договориться с Германией. В этом случае после захвата Польши, два враждебных государства имели бы общую границу, не имея при этом никаких договоренностей. Если учесть, что даже после заключения пакта о ненападении Англия не оказала Польше реальной помощи, логично предположить, что в случае отсутствия такого договора помощи не было бы оказано еще с большей вероятностью.

Действия же Советского Союза были направлены на то, чтобы определиться с выбором союзника. С этой целью переговоры велись с обеими сторонами. Сталин дал согласие на прилет Риббентропа только тогда, когда окончательно стало ясно, что достичь конкретных взаимно обязывающих договоренностей с Англией и Францией не удастся. Важно понимать, что эти события происходили во время боев на Халкин-Голе, и угроза конфликта со странами Антикоминтерновского пакта была реальной. В свете вышеперечисленного подписание договора о ненападении с Германией и разграничение интересов в Восточной Европе вполне соответствовало геополитическим интересам СССР.

Что касается о «близости тоталитарных режимов» и «родстве душ диктаторов», чем также пытаются объяснить заключение советско-германского договора о ненападении, то эти заявления призваны воздействовать на эмоции и не учитывают ряда важных фактов. Одним из этих фактов является то, что на Западе Гитлера стали считать «наглым агрессором» после мартовского кризиса 1939г., когда события пошли не так, как предполагалось. Характеристики Гитлера как безумца и маньяка появились в западной историографии уже после Второй мировой войны и были призваны оправдать «политику умиротворения» и другие неприглядные факты. До того, как Гитлер начал свою игру, его считали вполне респектабельным политиком, как и сам нацистский режим. Нюрнбергские расовые законы 1935г. не помешали в 1936г. провести в Берлине летнюю олимпиаду, а такие еврейские погромы 1938г., как Хрустальная ночь, не помешали американскому журналу «Time» объявить Гитлера человеком года. Точно также, применение итальянскими войсками химического оружия в Абиссинии в 1935г. не вызвало никаких санкций со стороны международного сообщества, а Нанкинская резня 1937г. не помешала Международному Олимпийскому Комитету предложить Японии провести олимпиаду 1940г. в Токио.

Адольф Гитлер – человек года по версии журнала «Time» (единственный выпуск, в котором выбранный человек не изображен на обложке).

Заявления о том, что «Сталин верил Гитлеру» и прочая, также несостоятельны. Заключение советско-германского договора о ненападении не повлияло на дальнейшее увеличение РККА и массовый выпуск военной техники. Заявления Гитлера о желании заключить мир с Францией и Англией, фактическая амнистия английского экспедиционного корпуса при Дюнкерке и свертывание операции «Морской Лев» показывали, что поворот внешней политики Третьего рейха был временным, и Германия остается потенциальным противником Советского Союза.

В задачу данной работы не входит анализ причин трагедии 22 июня 1941г. Однако важно отметить, что вплоть до самого начала войны ситуация оставалась крайне запутанной. Еще в 1939г., после заключения советско-германского договора о ненападении, военно-политическое руководство Англии и Франции не исключало развязывания боевых действий против СССР (см. документальный фильм «Черная кровь»). В частности, планировались авианалеты на Бакинские нефтепромыслы, однако после разгрома Франции эти планы пришлось отложить в сторону. Отказ же Великобритании заключить мир с Германией и (совместно с США) поддержка СССР во время Великой отечественной войны обусловлены тем, что после разгрома Франции Германия становилась слишком сильной. Существование Третьего рейха, сфера влияния которого охватывала теперь Западную, Северную и Центральную Европу, не соответствовало британским геополитическим интересам. Поэтому, после того, как 22 июня 1941г. Гитлер напал на Советский Союз, Великобритания и США взяли сторону последнего.

Заслуживает внимания тот факт, что реальную помощь американцы и англичане стали оказывать далеко не сразу. Первый конвой с боевой техникой прибыл в Архангельск лишь 12 октября 1941г., когда положение Советского Союза было критическим. При этом помощь не была безвозмездной и заранее оплачивалась советской стороной. Что же касается открытия второго фронта в Европе в 1944г, то эта операция была обусловлена не желанием помочь СССР и как можно быстрее закончить войну, а опасением, что наступление Красной армии сделает Центральную и Западную Европу зоной влияния Советского Союза.

В любом случае, советско-германский договор о ненападении 1939г. не является причиной начала Второй мировой войны и катастрофы 1941г. Нападение Германии на Советский Союз обусловлено тем, что Гитлер так и не смог отказаться от идеи завоевания жизненного пространства на востоке; вопреки здравому смыслу он начал войну на два фронта, о гибельности которой сам же и писал, и которая в итоге превратила Германию из претендента на мировое лидерство во второстепенное государство. Что касается советско-германского договора о ненападении 1939г., то он не только перенаправил агрессию Германии (пусть и временно) и Японии, но и выиграть время, вернуть ряд территорий, а также получить ряд экономических выгод. А самое главное, советско-германский договор о ненападении полностью перечеркнул планируемый западными странами сценарий Второй мировой войны, в итоге вынудив их воевать против воссозданного ими самими геополитического конкурента в лице Германии. Этот договор был безусловной победой советской дипломатии.

Так стоит ли каяться в отстаивании своих геополитических интересов?