Церковь клевета

Богоявленский кафедральный собор в Елохове

Сделайте пожертвование на благотворительные программы

Группа вконтакте

Патриархия.ру

Как часто мы страдаем от клеветы людей. Ничто так не обидно, как напраслина. Во все века необоснованные подозрения и обвинения приводили людей к раздорам, болезням и сводили в могилу раньше времени. Всем памятны истории распространения клеветы в пьесах У. Шекспира «Отелло», М.Ю. Лермонтова «Маскарад». В рассказе А.П. Чехова «Клевета». Многие примеры клеветы описаны как в Ветхом, так и в Новом Завете.

Самая страшная в истории человечества клевета была возведена фарисеями и книжниками на Иисуса Христа и привела к казни Спасителя.

Клевета, говорил Преподобный Савва Сторожевский, память которого мы отмечаем 16 декабря, есть великий грех. Его нужно всемерно избегать. Потому, что в сердцах строптивых, клевещущих на ближнего, не почивает, ни смирение, ни благодать Божия.

Слово Божие учит:

— Всякое раздражение, и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас (Еф. 4. 31).

Верные должны остерегаться клеветы, потому что она расстраивает жизнь и причиняет несчастье человеку. Кто любит жизнь, и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей, говорит апостол Петр (1Петр. 3.10).

Христиане должны воздерживаться от всякой клеветы, потому что она удаляет от Бога.

— Господи! Кто может пребывать в жилище Твоем? Кто может обитать на святой горе Твоей? Только тот, кто не клевещет языком своим. Не делает искреннему своему зла, и не принимает поношения на ближнего своего (Пс. 14. 1,3).

Святые отцы грозно порицают клевету и тех, кто предается этому пороку.

Святой Антоний Великий пишет о клевете:

— Язык дракона менее вреден, нежели язык того, кто любит клеветать. Ибо такой человек производит распри и ссоры между людьми, живущими смирно. Сеет зло между ближними и разрушает весьма многие и полезные общества.

Кто принимает к себе такого человека, того вовлекает он во многие грехи. Кто сообщается с ним, тот сообщается с убийцей. Убийца и клеветник производят одинаковые действия.

Как убийца мечем умерщвляет тело, так клеветник словами умерщвляет душу.

Язык клеветника подобен жалу змеи. Даже безопаснее жить со змеею и скорпионом, нежели с клеветником. Многие грехи гораздо простительнее клеветы. Клеветник, и тот, кто слушает его, вместе с ним получает одинаковое осуждение. Безопаснее бывает приблизиться к огню и обжечься им, нежели приблизиться к клеветнику и говорить с ним.

Итак, дети мои возлюбленные, удаляйтесь клеветника. Убегайте от него. Кто бы он ни был, отец ли, или брат кого-нибудь из вас.

Лучше жить со львом или с львицей, нежели с клеветником. Не стыдитесь удаляться от него, иначе он заразит вас ядом.

— Никогда не оказывай уважения тому, кто злоречиво говорит тебе о ближнем. Советует святой Иоанн Лествичник. Таким образом, окажешь двойную пользу, одним пластырем уврачевав себя и ближнего.

Святитель Тихон Задонский так утешает страдающих от клеветы человеческой:

-Первое: без Бога ничего нам не бывает. Потому и язык злоречивый нападет на нас попущением Божиим. Терпи то, что Бог посылает. Клевету слышит Бог и твою совесть знает.

Второе: этим утешайся, что ложно терпишь. Совесть чистая есть великое утешение. Лучше от единой совести утешаться, хотя и весь свет порочит, нежели от совести обличаться, хотя и весь свет хвалит. Я это избираю себе: пусть меня все хулят, только бы совесть меня хвалила.

Третье: ты имеешь много в этом бедствии товарищей. Святые Божии много клеветы претерпели. И ныне многие обретаются, которые тоже терпят. Многие этим путем прошли и угладили его нам. Пойдем за ними, да с ними купно прославим искупившего нас Иисуса Христа.

Четвертое: рассмотри совесть свою, не язвил ли и ты кого языком своим? Если это было, то клевета клеветою наказуется. И потому терпи благодушно, благодарно помня, что грех здесь наказуется, да там согрешивший помилован будет.

— Судимы от Господа наказуемся, да не с миром осудимся, — говорит апостол Павел (1Кор. 11.32). Накажи нас, Господи, здесь, да там помилуй.

Пятое: учись от этого клевете других не верить. Как ты напрасно слышишь о себе клевету, так и те, о которых дурные слухи проносятся, часто не знают за собой того, в чем порочат их.

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Клевета как ступень к правде

«Оклеветали вас. хотя вы невиновны? Надо благодушно терпеть. И это пойдет вместо епитимий за то, в чем сами себя считаете виновными. Поэтому клевета для вас — милость Божия. Надо непременно примириться с оклеветавшими, как это ни трудно».

Перечитываю эти слова из письма епископа Феофана, Затворника Вышенского, узнаю присущую одному ему интонацию бесконечно терпеливой отеческой заботы, неустанного попечения о каждом адресате… И думаю о том, что «благодушно терпеть», примириться с клеветой на самом деле очень трудно, практически невозможно.

Для журналиста очень важна репутация, конечно, иными словами — ему нужно, чтоб ему верили. Однако страдала я — не только из-за восприятия моих публикаций, т.е., не только из-за их эффекта и резонанса. Страдание от клеветы есть страдание глубоко личное. Клевета делает из нас не то, что мы есть, она лишает нас лица. Мы стараемся сделать себя, и нам очень важно, чтобы люди воспринимали нас именно такими, какими мы себя, как нам кажется, сделали. А для чего делали-то. Не для того ли, чтобы нас любили? Клевета лишает нас любви. Ведь и причина-то ее — в нелюбви. Не всегда в целенаправленном злом умысле, но всегда — в глубокой нелюбви к человеку, в отказе видеть его добрым, честным, порядочным. А кто главный ненавистник человека, кто главный клеветник? Об этом господине написано достаточно. Не счесть примеров, когда жертвами клеветы становились именно те, кто больше всех ему досаждает — святые. Причем, их страдания отнюдь не ограничивались внутренним переживанием оговора. Клевета в жизни подвижника всегда имела практические последствия, и какие!

Оклеветанный Иоанн Златоуст жестокими преследованиями был сведен в могилу. Преподобный Максим Грек, обвиненный в ереси и отлученный от евхаристического общения, шестнадцать лет кряду не мог причаститься Святых Христовых Таин, шесть из этих лет провел в жутких условиях одиночного заточения. Святителя Нектария Пентапольского клевета сопровождала всю его жизнь, она только меняла свое содержание в зависимости от текущего момента — главный клеветник упорен и изобретателен.

В средневековых житиях и патериках нередко рассказывается о том, как Сам Бог оправдывал невиновного и посрамлял клеветников. Святитель Василий Рязанский, обвиненный в преступлении монашеского обета и едва не убитый благочестивыми муромцами, многие из которых, впрямь, чувствовали себя оскорбленными в святых чувствах, расстилает свою мантию на водной глади, встает на нее и плывет вверх по течению Оки — из Мурома в Старую Рязань. Но такое бывало далеко не всегда. В большинстве случаев клевете противостояло не видимое чудо, а одна только святость со своим «оружием» — кротостью, терпением, доверием к Богу. Вот эпизод из воспоминаний игумении Феодосии (Каца) о событиях, произошедших на Эгине, в Эгинском девическом монастыре, основанном святителем Нектарием: «Вспоминаю нашего владыку во время одной ужасной сцены. На него набросился с тяжкими оскорблениями какой-то представитель власти, сбитый с толку клеветниками. Не будучи в силах это вынести, мы закричали: «Владыка, ответьте же оскорбителю!». Но тот, неизменно трезвящийся, тихий и невозмутимый, хранил молчание. Устремив взор ввысь и опираясь на малый посох, он казался небесным существом» [1] .

Итак, доверие к Богу и спокойное терпение, повторяю я про себя, возвращаясь к неприятным моментам своей жизни. Вседержитель знает всё, у Него всё, как говорится, под контролем. Повторяю, но успокоиться, освободить душу от ржавого крючка, за который она зацепилась, перестать думать о клевете, перестать этим мучиться — никак не могу.

Но ведь это вообще не цель духовной жизни — перестать страдать, успокоиться, обрести внутренний комфорт. Внутренний, душевный покой, оптимальное эмоциональное состояние — это иногда (не всегда!) хороший симптом, говорящий о выздоровлении, или, лучше скажем, об относительной поправке духовных дел — но сама-то поправка не в этом заключается.

Клевета, которой мы подверглись — это повод задуматься о себе. Возмущаясь против клеветы, мы как бы говорим «Я не грязен, я чист!». Встречный вопрос: что, весь чист? Прямо как из бани? «Нет, но…»

Действительно, тяжело, когда нас обвиняют в том, в чем мы неповинны. Но не подумать ли в эти минуты о том, в чем мы повинны, и в чем нас, что интересно, никто вслух не обвинил? Как журналист, я никогда не выполняла пресловутых «заказов», не писала обличительных текстов за чьи-то деньги. Но наша профессия чревата многими другими соблазнами, и что же: я никогда им не поддавалась? Увы. Самый распространенный профессиональный соблазн — использование чужой трагедии в качестве приманки, интересного материала, привлекающего внимание читателей к изданию, в котором ты работаешь, и обещающего тебе успех. Вольно или невольно (невольно — это когда редактор непременно требует, чтобы вся работа газеты была на этом построена и т.п.), но это было со мною не раз, а ведь если вдуматься — это тоже продажа совести. Она сопровождается множеством оправданий, закрашиваний, замазываний (Ну, я же им сочувствую, этим потерпевшим! Я же их поддерживаю!), но в конечном итоге она все равно совершена.

Читайте так же:  Приказ 302н пр 2 п27

Дальше интересная мысль: а вот если бы я была абсолютно чиста от этого греха, а кто-то обвинил бы меня в нем — было бы мне больно? Да уж, наверное! Но почему нет такой же острой боли, такого же чувства оскорбленности от того, что я не чиста, что это обо мне правда? Есть, конечно, определенное переживание, но такой боли, как была бы от клеветы — нет…

Клевета оскорбляет нас лично. А наш грех оскорбляет образ Божий в нас, Самого Создателя оскорбляет. Что важнее? Вот они, наши перекосы. Реально устранив из своей жизни какое-либо неправедное дело, исключив его для себя, мы делаем это обстоятельство сверхзначимым для своего самоощущения: «Я — честный, неподкупный журналист, я не могу терпеть, если кто-то говорит обо мне иначе!» Но мне, может быть, легче было бы это терпеть, если бы я вовремя вспомнила: «честный журналист» — это отнюдь не исчерпывающая моя характеристика, про меня можно кое-что и добавить, и это «кое-что» звучит уже не так красиво, как «честный журналист». Сказать можно не только не только об упомянутых уже здесь издержках погони за интересным материалом, но и о многих профессиональных ошибках: ведь в основе каждой ошибки лежит грех. Это может быть грех тщеславия, может быть грех эгоизма (не попыталась поставить себя на место человека, о котором писала, не вникла в его ситуацию), а может быть и неосознанное сребролюбие — очень хотелось получить гонорар за этот номер, вот и недопродумала маленько, не допроверила…

Епитимия, о которой пишет в процитированном отрывке святитель Феофан, — она ведь не наказание, она, скорее, лекарство, лечащее раны греха терпением и смирением. Вообще, что есть епитимия, посылаемая Самим Богом — это можно услышать от священника, можно прочитать в духовной книжке, а можно почувствовать самому — когда страдаешь от собственной вины и вдруг утешаешь себя тем, что собственные страдания от чужого зла потерпишь теперь спокойно… Неожиданная мысль, особенно для того, кто Феофана Затворника еще не читал; непонятно откуда, но приходит ведь!

И еще одна мысль должна, наверное, прийти: а сами-то мы никого не оклеветали часом. Как уже здесь сказано, клевета не всегда связана с целенаправленным злым умыслом, гораздо чаще — с безответственной болтовней, когда мы произносим чужие имена и повторяем утверждения о других людях, нимало не задумываясь о доказанности этих утверждений. Очень часто мы при этом «ссылаемся на источники»: «Не знаю, правда это или нет, но Марьиванна мне говорила…». Это в быту, а если вернуться к профессии автора этих строк, то она позволяет «приделывать ноги» клевете гораздо более эффективно. Ведь клевета сегодня — одно из самых распространенных орудий политической борьбы. Она хороша тем, что попытки оклеветанного защищаться от нее дают ей же дополнительные шансы. Оболганный подает в суд, просит прокуратуру привлечь клеветников к уголовной ответственности — и тем самым создает ситуацию, которую будут обсуждать все СМИ, даже самые лояльные к жертве оговора. И тут уж не просто ноги приделают — проворной сороконожкой сделают клевету. Причастна я к этим вещам? Конечно. Так стоит ли мне так расстраиваться из-за той совершенно тривиальной и неизбежной клеветы, которая пришлась на мою долю? Благодарить за нее нужно.

Вместо еже любити мя оболгаху мя, аз же моляхся (Пс.108,4). Тема клеветы постоянно присутствует в Ветхом Завете. История Иова Многострадального — это ведь, по сути, история посрамления клеветы… А в советские годы клевета стала едва ли не главным орудием борьбы с христианством, в Церковью. И это была воистину колоссальная клевета, ее мощь, масштаб и всеохватность долго еще будут удивлять. Но христиане, жившие и служившие Богу в те годы, помнили: и Христос был оклеветан.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Назначены новые правящие архиереи ряда епархий Русской Православной Церкви

Назначен новый викарный епископ Святейшего Патриарха Кирилла, а также викарные архиереи Омской и Барнаульской епархий

Последнее в 2018 году заседание Священного Синода Русской Православной Церкви прошло в Даниловом монастыре в Москве

Святейший Патриарх Кирилл возглавил последнее в 2018 году заседание Священного Синода Русской Православной Церкви

Святейший Патриарх Кирилл посетил новогодний торжественный вечер в Большом театре

Проект документа «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви»

16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия. На портале Богослов.ru и в официальном блоге Межсоборного присутствия всем желающим предоставляется возможность оставлять свои комментарии.

Как подчеркивается в Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе (II, 1). Однако неправильно употреблять эту свободу для противодействия Богу, создавшему человека (Быт. 1, 27) и Своим Промыслом управляющему миром (Деян. 17, 28). Она не должна использоваться для хулы на Бога, клеветы на Его Церковь и других людей. Подобное противление Творцу разрушают установленный Им порядок мироздания, приводят ко многим бедствиям и страданиям в жизни творения.

1. Понятия богохульства и клеветы в православной традиции

В церковной традиции под богохульством (греч. βλασφημία, blasphemia) понимается оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни. О грехе богохульства упоминается в книгах Ветхого Завета. О нем многократно говорится и в Новом Завете (напр. Мк. 7, 21-23; Ин. 10, 33; Откр. 13, 1). Святой апостол Павел говорит о богохульниках как о потерпевших кораблекрушение в вере (1 Тим. 1, 19), понимая под богохульством не только оскорбление Бога или Его Святого имени, но и всякое отпадение от веры.

Будучи выражением стремления оскорбить или подвергнуть поруганию Творца, богохульство является одним из самых тяжких нравственных преступлений и по сути своей есть грех хулы на Духа Святого, по слову Христа Спасителя, не прощаемый «ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12, 32). Открытое и последовательное противостояние Создателю делает человека неспособным к покаянию, искажает богоподобное устроение человеческой личности. В тесной связи с богохульством находятся такие грехи как святотатство, кощунство и осквернение святыни.

Одна из форм богохульства — это клевета на Церковь, которая, по слову Священного Писания, есть Тело Христово и полнота наполняющего ее Духа Святого (см. Еф. 1, 23), «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). Клевета есть грех против правды и истины, а потому также разрушительна для Богом установленного вселенского порядка мира и любви. В других случаях понятие клеветы, многократно встречающееся в текстах православной традиции, понимается как грех против ближнего (Рим. 1, 30; 2Кор.12, 20; 2Тим. 3, 3).

Необходимо отличать от клеветы ответственную критику негативных явлений в жизни земной Церкви, которые требуют исправления и преодоления с точки зрения христианского учения.

Как и всякий грех, богохульство и клевета разрушают в человеке способность любить Бога и других людей, затемняя в нем образ Божий. «Подобно тому, как тот, кто считает солнце темным, не унижает этого светила, но представляет ясное доказательство своей слепоты, и как тот, кто называет мед горьким, — не уменьшает его сладости, но обнаруживает болезнь свою, так точно и осуждающие дела Божии… Богохульство не унижает величия Божия… Кто богохульствует, тот наносит раны самому себе» (св. Иоанн Златоуст, Беседа на псалом 110).

2. Богохульство и клевета в обществе

За всю историю человечества появилось большое количество текстов, содержащих богохульство и клевету на Церковь. Это наследие — свидетельство о многовековой дискуссии в человеческой семье по поводу основных вопросов бытия, а также места и роли религии в обществе. С точки зрения христианской эсхатологии, как и всякий грех, богохульство и клевета будут существовать в мире до того, как наступит «новое небо» и «новая земля» (Откр. 21, 1). Стремясь ответственно осуществлять дело спасительной миссии и противостояния греху, члены Церкви Христовы должны различать причины и мотивы совершения богохульства и клеветы.

Читайте так же:  Договор изменение курса

К богохульным словам и действиям нередко приводит низкий уровень религиозной культуры, отсутствие знаний о религиозной жизни, недостаток духовного опыта. Несовершенства и неправедные поступки верующих также могут стать предлогом для появления богохульных слов и действий или клеветнических обвинений на Церковь.

Особым случаем является намеренное богохульство или клевета как провокация, призванная опорочить христианское вероучение или принести вред Церкви Христовой. Общественные протесты, в том числе происходящие по причине реальных несовершенств в жизни Церкви, могут использоваться в таких случаях или как инструмент рекламной кампании, или для принятия противоречащих христианской нравственности общественно значимых решений, или для укоренения в массовом сознании антицерковных идей.

Организаторы подобных публичных действий, направленных на унижение человеческого достоинства граждан по признаку отношения к религии, изначально рассчитывают на ответную реакцию со стороны государства или верующих, сознательно провоцируя их на радикальные и неадекватные действия. С этой целью проводятся информационно-пропагандистские кампании, призванные сформировать мнение о том, что публичные антихристианские и антицерковные действия допустимы, социально приемлемы и юридически оправданы. Для этого используется несколько манипулятивных приемов.

Как правило, дискуссия о правовой допустимости в демократическом обществе оскорбления религиозных чувств верующих подменяется обсуждением возможности или невозможности наказания за «богохульство» в светском государстве. Однако объектом посягательства со стороны лиц, осуществляющих публичные богохульные действия, и, соответственно, объектом конституционной и уголовно-правовой охраны являются не религиозные убеждения, а верующие граждане, чьи религиозные чувства оскорбляются и чье человеческое достоинство унижается указанными публичными богохульными действиями. В этом смысле действия государства, направленные на пресечение публичных богохульных акций, имеют юридическое обоснование.

Нередко в ходе таких кампаний происходит навязывание суждения о том, что изобразительное искусство, художественная литература и иные формы творчества будто бы являются сферами, совершенно исключающими уголовную ответственность за унижение человеческого достоинства верующих. Однако в уголовном законодательстве различных государств, как правило, не закреплено обстоятельств, исключающих или смягчающих уголовную ответственность в этой ситуации.

Довольно часто сторонники свободы публичных богохульных акций утверждают, что будто бы лица, чье человеческое достоинство было унижено по признаку отношения к религии и чьи религиозные чувства были оскорблены какой-либо публичной акцией, имели возможность не обращать внимания на эту акцию. Однако такой подход оправдывает любые виды антиобщественного поведения, включая пропаганду национальных фобий. Согласно данной логике не следует запрещать пропаганду любых аморальных явлений, если несогласные с данной точкой зрения могут просто не знакомиться с подобной продукцией.

Как сказано в Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, надругательство над святынями не может быть оправдано ссылками на свободу творчества: «Современное законодательство обычно защищает не только жизнь и имущество людей, но и символические ценности, такие как память умерших, места захоронения, памятники истории и культуры, государственные символы. Такая защита должна распространяться на веру и святыни, которые дороги для религиозных людей» (IV. 5).

Наконец, дискуссия о правовой допустимости в демократическом обществе оскорбления религиозных чувств верующих подменяется обсуждением вопросов цензуры. Однако цензура предполагает анализ и оценку аудиовизуальных, текстовых или иных материалов до их публичного представления (выставления, тиражирования и т.д.). А в обсуждаемом круге проблем речь идет о последующей ответственности за уже совершенные деяния, направленные на оскорбление религиозных чувств верующих.

3. Понятия богохульства и клеветы в светском праве

3.1. Понятие богохульства в светском праве

В законодательной системе обществ, где подавляющее большинство жителей принадлежит к одной религиозной традиции и высокая ценность религии очевидна, сформировались нормы, направленные на противодействие публичному распространению богохульства. Подобное законодательство, весьма распространенное в прошлом, продолжает существовать во многих странах мира с различными политическими системами. Применение подобных норм в правовой системе заслуживает положительной оценки и всяческой поддержки. В одной из новелл Юстиниана справедливо указывается: «Если не оставляются без наказания злословия против людей, то тем более заслуживают наказания те, которые злословят Бога».

Однако в результате утверждения в ходе истории равноправия религиозных общин произошла или происходит трансформация законодательства о богохульстве. Теперь все чаще объектом правовой защиты становятся не сами религиозные представления, а права и законные интересы верующих, их достоинство и религиозные чувства. Подобная ситуация в современном праве обосновывается необходимостью обеспечения одинаковой правовой защиты представителям различных мировоззрений в условиях многорелигиозного общества, а также представлением о том, что гражданское право не может входить в дискуссии о религиозной истине, вторгаясь тем самым в сферу богословия.

Поскольку религиозная жизнь занимает важное место в частной и общественной жизни большинства людей, актуальным остается формирование законодательных норм, регулирующих выступления и действия в отношении религиозных убеждений групп верующих граждан со стороны тех, кто не разделяет верования данных групп. Так, актуальна реакция на случаи христианофобии, имеющей место в различных странах мира и проявляющейся в нетерпимости и ненависти к христианским ценностям, традициям и символам, которые большая часть населения планеты определяет как неотъемлемую часть своей личности. Христианофобия проявляется также в унижении человеческого достоинства и оскорблении религиозных чувств христиан, в возбуждении религиозной вражды к ним и их дискриминации. Оскорбление религиозных чувств и унижение человеческого достоинства такой значительной социальной общности — это реальная угроза миру.

Определенные тенденции развития национального и международного права позволяют говорить о том, что в мире формируется устойчивое понимание необходимости защищать достоинство религиозных сообществ. Важно и далее поддерживать развитие корпуса международных обычаев и общепризнанных международных норм, а также соответствующего им национального законодательства, гарантирующего защиту от издевательств над убеждениями, коллективно разделяемыми гражданами, от оскорблений коллективных религиозных, а также национальных и расовых чувств, человеческого достоинства социальных групп.

Так, в Итоговом документе обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации и программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью от 24 апреля 2009 года говорится об опасности «формирования негативных стереотипов и стигматизации людей на основе их религии или убеждений». Данное положение, наряду с целым рядом других положений международных документов о правах человека, подтверждает необходимость рассматривать случаи богохульства, включая богохульные акции, как унижение человеческого достоинства (диффамацию) религиозной общины, сообщества отдельных индивидов, объединенных одной религиозной верой. Достойны поддержки законодательные меры, усиливающие защиту религиозных символов, священных имен и понятий, а также мест богопочитания, как имеющих важнейшее значение для лиц, исповедующих религиозные убеждения.

В то же самое время защита религиозных понятий верующими людьми не должна препятствовать выражению иными людьми своих убеждений, а также дискуссиям между представителями различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений. Недопустимо, чтобы любое несогласие и критическое высказывание в отношении той или иной религии и ответственная критика деятельности религиозной организации рассматривались как «богохульство» или «диффамация религии». Под предлогом противодействия богохульству или диффамации религии не должны преследоваться люди, допускающие критику религиозных мировоззрений. Например, если в рамках богословского или мировоззренческого диалога под сомнение будет поставлен божественный характер тех или иных представлений одной из религий или незыблемость понятий нерелигиозного мировоззрения, то это не должно вести к преследованиям или призывам к правовым санкциям.

При этом совершенно необходимым становится строгое следование принципам взаимоуважения, честности и корректности в межрелигиозных и мировоззренческих диалогах. Отношение к другим убеждениям не должно выражаться языком оскорблений и унижений, соединяться с подменой понятий, фальсификациями, призывами к применению насилия и людям, исповедующим определенные взгляды. Гарантированная законодательством свобода не соглашаться с неприемлемыми для христиан идеями, нормами и действиями и жить в соответствии с христианским вероучением важнее, чем правовая защита от критики христианских убеждений, которая, на самом деле, всегда по сути своей слаба и недейственна.

3.2. Понятие клеветы в светском праве

В светском праве под клеветой подразумевается распространение в устной и/или письменной форме, а также в виде изображения, сведений об одном или нескольких лицах, их действиях, в том числе высказываниях, присущих им качествах, иных сведений, которые являются заведомо ложными, а распространивший их человек осознает несоответствие или возможность несоответствия действительности сообщаемых им сведений.

Особенность состоит в том, что клеветнические сведения порочат честь и унижают человеческое достоинство указанного лица, позорят его или подрывают его репутацию, в том числе содержат ложные утверждения о нарушении этим лицом действующего законодательства или моральных принципов, или совершении социально осуждаемого поступка в производственно-хозяйственной, общественной или бытовой деятельности.

Встречаются случаи сочетания клеветы и оскорбления, когда одним или несколькими действиями распространяется одновременно клевета и оскорбление как без отягчающих обстоятельств, так и при их наличии. Клевета отличается от оскорбления тем, что последнее представляет собой выраженную в неприличной форме негативную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.

Читайте так же:  Как проверить авто из россии на залог

При судебной защите от клеветы и оскорблений в современном праве используется правовое понятие деловой репутации. Имея дело с клеветническими измышлениями в адрес не отдельных лиц, но всей Церкви, следует понимать, что ее «деловая репутация», подлежащая судебной защите, по сути своей отличается от деловой репутации хозяйствующих субъектов, иного рода юридических лиц. В случае публичной клеветы на Церковь Христову правовой защите должно подлежать достоинство Церкви, как неотделимое от совокупного, коллективного достоинства всех ее членов.

4. Противодействие богохульству и клевете

4.1. Противодействие богохульству

Несмотря на то, что человек создан по образу и подобию Божию, вследствие грехопадения он оказался слабым перед совершением любого греха, не исключая богохульства. А потому каждому человеку требуется помощь Божия в сочетании с его собственными усилиями, чтобы беречься от богохульства и противостоять развитию этого греха в уме и сердце. Регулярное и осознанное участие в Святых Таинствах Церкви Христовой, совершение молитвы и доброделания содействует личному духовному восхождению христианина и помогает надежно ограждаться от хульных мыслей, слов и действий против Бога и от оскорбительных поступков против ближнего.

К тем православным христианам, которые оказались подвержены богохульству, Церковь обращается со словом увещания, призывая к покаянию и уврачеванию последствий соделанного. Оценка деяния и его квалификация как богохульства, а также выбор способов реакции на них внутри Православной Церкви должны находиться в согласии с ее каноническими и нравственными нормами. Крайней мерой воздействия на членов церковной общины, постоянно и публично согрешающих богохульством, является отлучение от церковного общения, поскольку вследствие своих действий они по собственной воле перестают быть членами Святой Церкви. Данное прещение призвано исправить и наставить на путь спасения согрешивших, чтобы они научились не богохульствовать (1 Тим. 1, 20). Решение об отлучении принимается компетентной церковной властью (Архиерейским Собором, Священным Синодом, епархиальным судом с последующим утверждением Патриархом Московским и всея Руси).

Случаи богохульства со стороны лиц, не относящихся к Церкви, требуют иного подхода. Христиане не могут быть безразличными и оставлять без ответа публичные проявления непочтения к Богу, святыням, основам христианского вероучения и церковным обрядам.

Самым приемлемым и действенным способом противодействия богохульству людей, стоящих вне Церкви, становится личный пример праведной и богобоязненной жизни самих христиан, «дабы заграждать уста противников» (1 Тим. 6, 1; 1 Пет. 3, 1-2; Рим. 2, 24).

Реакция на несознательное богохульство, которое стало проявлением свободы мысли и убеждений, может и должна носить миссионерский и катехизаторский характер. В таких случаях необходимо дать ясный и понятный для данной аудитории ответ о том, что именно с христианской точки зрения является богохульством в том или ином действии. При этом возможно выбирать между публичным ответом и личным обращением к богохульнику. Главная цель в данном случае — сознательное, без какого-либо принуждения, раскаяние.

Непродуманное, без должного рассуждения противодействие богохульным поступкам и выступлениям в публичной сфере может приводить к формированию в общественном сознании отрицательного образа Церкви как реакционного института, а богохульников как свободомыслящих и высокоморальных людей. Зачастую именно формирование такого представления является прямой целью провокаторов. Поэтому в случаях оскорбления Бога или святыни в публичном пространстве важно, чтобы уполномоченные Синодальные или епархиальные церковные органы оперативно дали квалифицированную оценку данному акту. Затем в режиме консультаций с экспертными, общественными и миссионерскими православными организациями они должны определить способы противодействия богохульству в конкретном случае, исходя из следующих возможностей:

  • попытка вступить с соответствующим СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью примирения и проведения честной и открытой дискуссии. Если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними;
  • публикация материалов, разъясняющих противоправность и социальную опасность унизившего человеческое достоинство и оскорбившего религиозные чувства верующих богохульного или иного кощунственного высказывания;
  • содействие мирянам в активном реагировании на богохульные акции с использованием информационных инструментов и иных допускаемых законом действий, таких как аргументированная критика, бойкот, пикетирование;
  • благословение мирян и их организаций на гражданское противодействие богохульству как разновидности унижения человеческого достоинства верующих и оскорбления их религиозных чувств;
  • обращение с жалобой на журналиста — автора богохульного или иного кощунственного материала, унизившего человеческое достоинство верующих и оскорбившего религиозные чувства, в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;
  • обращение в установленном законом порядке к органам государственной власти для разрешения конфликта, а также для пресечения и наказания действий, направленных на осквернение религиозных символов и на оскорбление чувств верующих, если таковые носят противозаконный характер;
  • предание каноническим прещениям виновных в греховных деяниях, если они являются православными христианами. Эту крайнюю меру стоит применять в тех случаях, когда есть надежда, что она будет содействовать исправлению виновного в богохульстве (см. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви XV. 3).

4.2. Противодействие клевете

В случае допущения клеветы клириком в отношении клирика или мирянина, мирянином в отношении клирика или мирянина разбирательство должно осуществляться внутри православной общины в согласии с духовным опытом Православной Церкви по созиданию отношений братской любви между людьми. Сам Господь Иисус Христос наставляет Своих учеников, как следует поступать в подобных случаях (Мф. 18, 15-22). Важный инструмент примирения и справедливости внутри православной общины — основанное на каноническом праве церковное судопроизводство.

Согласно 6 Правилу архиепископа Феофила Александрийского (соотносимому с: Ап. 25, 61; I Всел. 2, 9, 10; Неокес. 9, 10; Двукр. 17: Василия Великого 69, 70, 89; Тимофея Александрийского 3, 5) до осуждения клирика жалоба против него должна быть тщательным образом расследована. Если проступок и вина за его совершение доказаны, то в таком случае клирик подлежит установленным прещениям. Если же он только был оклеветан и его невинность доказана, то он должен остаться в клире.

Статья 6 Положения о церковном суде Русской Православной Церкви определяет, что в случае подачи клириком клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому прещению (наказанию), которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был доказан (II Вселенского Собора 6 правило). Если в ходе судебного разбирательства церковный суд придет к выводу об отсутствии факта церковного правонарушения и (или) невиновности обвиняемого лица, в обязанность церковного суда входит проведение примирительной процедуры в целях урегулирования возникших между сторонами разногласий, что должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания.

Когда в СМИ, в публичных выступлениях или действиях распространяется клевета на Церковь и ее представителей, способы реагирования в таких случаях определяются уполномоченными Синодальными или епархиальными учреждениями в соработничестве с организациями православных мирян. Исходя из тяжести совершенного деяния, масштабов вызванного им общественного резонанса и с учетом порядка, определенного в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, возможно осуществление следующих действий:

  • попытка вступить с соответствующим СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью примирения и проведения честной и открытой дискуссии. Если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними;
  • требование от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство Церкви и ее представителей сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации;
  • публикация материалов, опровергающих распространенные клеветнические сведения;
  • реализация верующим или православной организацией, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие их права и законные интересы, своего установленного законом права на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации;
  • обращение с жалобой на журналиста — автора клеветнического материала в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;
  • подача физическим лицом в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите чести и достоинства или подача православной организацией в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите деловой репутации;
  • требование возбудить уголовное дело за клевету, оскорбление, а в случае распространения клеветнических сведений о неопределенном круге лиц по признаку отношения к православному христианству — требование возбудить уголовное дело по факту возбуждения религиозной вражды и унижения человеческого достоинства по признаку отношения к религии, либо требование вынести предупреждение о недопустимости подобных действий;
  • предание каноническим прещениям виновных в клеветнических деяниях, если они являются православными христианами. Эту крайнюю меру стоит применять в тех случаях, когда есть надежда, что она будет содействовать исправлению виновного в клевете.

Систематическое противостояние случаям богохульства и клеветы в публичной сфере будет содействовать накоплению и совершенствованию духовного, гражданского и правового опыта такой деятельности. Каждый успех на этом пути поможет образумить тех, кто замышляет намеренное публичное совершение богохульных и клеветнических действий в отношении Церкви и ее членов.