Аверьянов судебная экспертиза

Averyanova_T_V_Sudebnaya_expertiza

Курс общей теории

Рекомендовано Учебно-методическим объединением образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы для использования в учебном процессе

по специальности «Судебная экспертиза»

Издательство НОРМА Москва, 2009

ÓÄÊ 343.148(075.8) ÁÁÊ 67.5

Сведения об авторе Татьяна Витальевна Аверьянова — доктор юридических наук,

профессор, заслуженный деятель науки РФ, генерал-майор милиции, член диссертационных и ученого советов Академии МВД России, ученого совета Экспертно-криминалистического центра МВД России; специалист в области разработки концепции общей теории судебной экспертизы в России и за рубежом; автор более 130 научных работ в области криминалистики, уголовного процесса, судебной экспертизы, оперативно-розыск- ной деятельности.

заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Ю. Г. Корухов ;

заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Н. П. Майлис .

А19 Судебная экспертиза. Курс общей теории / Т. В. Аверьянова. — М. : Норма, 2009. — 480 с.

ISBN 978-5-91768-013-2 (â ïåð.)

Работа представляет собой проблемное исследование основ общей теории судебной экспертизы. Рассматриваются предпосылки и условия формирования данной теории, определено ее понятие и предложена авторская концепция структуры общей теории судебной экспертизы, дан анализ составляющих ее уче- ний. В работе содержатся практические рекомендации, которые могут быть использованы при выборе и назначении экспертизы, а также оценке заключения эксперта.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, а также практических работников правоохранительных органов и экспертных учреждений.

ÓÄÊ 343.148(075.8) ÁÁÊ 67.5

© Аверьянова Т. В., 2006

ISBN 978-5-91768-013-2 © ООО «Издательство НОРМА», 2006

Моему дорогому Учителю Рафаилу Самуиловичу Белкину посвящается этот труд

Идея о выделении общей теории судебной экспертизы в ка- честве самостоятельной дисциплины «витала в воздухе» с того самого времени, когда появились первые значительные по содержанию работы в этой области. Начальные шаги в этом направлении были сделаны Б. Д. Сперанским, В. М. Никифоровым, М. А. Чельцовым и Н. В. Чельцовой, А. И. Винбергом, А. В. Дуловым 1 . Однако в тот период становления судебной экспертизы не могло быть и речи о ее существовании как самостоятельной отрасли научного знания. Может быть, именно поэтому заглавия монографий упомянутых авторов в качестве обязательной составляющей содержали указание на экспертизу как часть науки уголовного процесса. Справедливости ради надо заметить, что вопросы, рассматриваемые в данных работах, касались не только некоторых процессуальных проблем, связанных с ее становлением и регламентацией, но и отдельных проблем теории судебной экспертизы.

Первой монографической работой, в которой судебная экспертиза рассматривалась как самостоятельная область научного знания, стала широко известная книга А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской «Судебная экспертология (общетеоретиче- ские и методологические проблемы судебных экспертиз)» (Волгоград, 1979). Авторы попытались систематизировать все теоретические и практические знания, накопленные судебной экспертизой к тому времени, и подготовили замечательный труд, обосновав в нем необходимость создания новой самостоятельной отрасли знания, которую они в соответствии с названием своей книги определили как судебную экспертологию. Не всеми данная работа была воспринята однозначно, однако развернув-

1 Имеются в виду следующие работы: Сперанский Б. Д. Экспертиза

â уголовном процессе. Иркутск, 1925; Никифоров В. М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947; Чельцов М. А., Чельцова Н. В . Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1954; Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956; Дулов А. В . Вопросы теории судебной экспертизы в советском уголовном процессе. Минск, 1959.

шаяся в специальной литературе дискуссия по проблематике книги свидетельствовала не только о заслуженном интересе, который она вызвала у широкого круга специалистов, но и о назревшей необходимости решения обозначенных в ней проблем.

Пик научных исследований в этой области приходится на 1980-å и первую половину 1990-õ гг. Усилиями ряда ученых (Ю. Г. Корухов, И. А. Алиев, Т. В. Аверьянова, С. Ф. Бычкова, Ф. М. Джавадов) в те годы были сформулированы некоторые концептуальные основы, структура и функции общей теории судебной экспертизы, а также разработаны отдельные учения в рамках данной общей теории: об экспертной профилактике — И. А. Алиевым (1989), о методах судебно-экспертной деятельности — Е. Р. Россинской (1993), Т. В. Аверьяновой (1994). Конеч- но же не следует забывать, что исходной базой для разработки этих концептуальных основ послужили и работы отдельных уче- ных в области частных экспертных теорий, в том числе теорий отдельных родов и видов экспертиз (Е. Ф. Буринский, С. М. Потапов, Н. В. Терзиев, Б. М. Комаринец, Л. Е. Ароцкер, А. В. Дулов, В. Ф. Орлова, Г. Л. Грановский, В. Я. Колдин, М. Я. Сегай,

Í. А. Селиванов, И. Я. Фридман, В. К. Лисиченко, В. И. Гонча- ренко, А. А. Эйсман, А. Р. Шляхов, Ю. К. Орлов, В. С. Митри- чев, Д. Я. Мирский, З. И. Кирсанов, А. С. Лазари, В. А. Снетков,

Í. П. Майлис, А. М. Зинин, Е. И. Сташенко, Т. В. Толстухина, В. М. Плескачевский, Н. С. Полевой, Л. Г. Эджубов, В. А. Пуч- ков и др.). Можно с уверенностью сказать, что каждый из названных ученых, несомненно, внес существенный вклад в формирование и становление общей теории судебной экспертизы.

Однако следует отметить, что в настоящее время наблюдается спад научной активности в этой области, что, возможно, объясняется сосредоточением внимания преимущественно на исследовании ряда новых объектов судебной экспертизы, появившихся в экспертной практике за последнее десятилетие. Полагаю, что эти процессы должны развиваться параллельно, поскольку без общетеоретического фундамента говорить о самостоятельном существовании науки судебной экспертизы неправомерно.

Назначение общей теории судебной экспертизы связано прежде всего с возможностями типизации экспертных ситуаций, экспертных задач и инструментария судебного эксперта. В общей теории идет речь именно о том типичном, что характерно для любого вида (рода) судебной экспертизы, для любой

экспертной ситуации, для любого случая использования специальных знаний в борьбе с преступностью.

Развитие общей теории судебной экспертизы, а также происходящие на фоне этого развития изменения в практической экспертной деятельности не только обусловливают научный характер практики, но и позволяют совершенствовать ее. И дело здесь не только и не столько в разработке или совершенствовании отдельных методов или экспертных методик, что само по себе невозможно без науки, сколько в теоретическом обобщении и обосновании тех процессов, которые происходят в практической экспертной деятельности. Поэтому уже одно только возрастание темпов развития практики требует более быстрого развития научной теории и их (теории и практики) единства.

Все это обусловливает необходимость глубокого осмысления как отдельных процессов и явлений экспертной практики, так и развития общей теории судебной экспертизы в целом. Другими словами, познать сущность и закономерности различных процессов и явлений можно лишь на основе науки, ибо только она в своих многообразных теориях отражает и анализирует их, выявляет и предвидит тенденции их изменения и развития в различных пространственно-временных интервалах. Именно поэтому научная теория, являясь руководством для практики (в том числе и экспертной), может адекватно отразить и обобщить, обосновать и предвидеть ход ее изменения и развития, и именно поэтому особое внимание, на мой взгляд, следует привлечь к формированию на современном уровне общей теории судебной экспертизы.

Предлагаемый курс не должен рассматриваться как учебник, хотя я и использовала свой опыт чтения лекций по проблемам общей теории судебной экспертизы в различных вузах как России, так и стран ближнего и дальнего зарубежья (Китай, Азербайджан, Литва и др.).

Задумывая этот курс, автор отдавал себе отчет, что данное исследование является в известной степени проблемным. Вслед за профессором Р. С. Белкиным, который в своем предисловии к «Курсу советской криминалистики» (М., 1977) писал, что сосредоточил основное внимание на спорных и нерешенных или малоисследованных вопросах, объясняя определенную лаконичность при освещении отдельных известных положений 1 , ÿ

1 Ñì.: Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. М., 1977.

считаю необходимым подчеркнуть, что моя работа характеризуется таким же подходом. Конечно же предлагаемое исследование не может быть совершенно свободным от недостатков, но хочется надеяться на доброжелательность моих оппонентов и конструктивность их критических замечаний.

 предисловии к третьему изданию своего курса профессор

Ð. С. Белкин подчеркнул, что критика — это «проявление интереса, хоть в ÷åì-òî, может быть, и огорчительного для автора, но интереса, а это в любом случае лучше, чем равнодушное замалчивание» 1 . Читатель, знакомый с этим фундаментальным трудом, заметит, что мои взгляды на проблему общей теории судебной экспертизы не всегда совпадают со взглядами

Ð. С. Белкина. В своей работе я порой спорю с моим учителем, но надеюсь, что этот спор выглядит достаточно корректным и обоснованным.

Êòî-òî может сказать, что реальной дискуссии не получится, поскольку профессора Р. С. Белкина, к сожалению, сегодня уже нет с нами. Но остались его труды, помогающие пробиться росткам новых знаний, осталась его школа, его многочисленные ученики, которые в ÷åì-òî будут спорить, в ÷åì-òî соглашаться со мной, привнося новые плодотворные идеи. Я убеждена в главном: мы вместе будем развивать эту имеющую давнюю историю и в то же время новую науку — общую теорию судебной экспертизы.

Остается лишь сердечно поблагодарить всех тех, кто принял участие в подготовке и обсуждении данной работы.

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 8.

Глава 1. История формирования общей теории судебной экспертизы

Опыт и история развития науки, логика процесса научного познания позволяют констатировать, что в общем закономерном развитии науки можно всегда выделить две четко просматриваемых и тесно связанных между собой стороны: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя — это самопознание науки, исследование ее предмета во всех его связях и опосредствованиях, элементах и следствиях; внешняя — это «продукт» науки, то, ради чего она существует, ее связи и значение для практики, а применительно к наукам, изучающим в различных аспектах преступность, — для практики борьбы с этим социальным явлением. При этом многовековой опыт развития науки с оче- видностью свидетельствует о том, что развитие осуществляется по большей степени не плавно, не равномерно, а скачками: взлеты и падения, спады и подъемы сменяют друг друга. Объясняется это тем, что в каждой области знаний время от времени наступает период количественного накопления новых фактов, результатов применения новых методов, умножается опыт, возникает совокупность познанных на этой основе эмпириче- ских закономерностей и, как результат обобщения существующих теорий, формируется на этой основе метатеория, т. е. теория более высокого уровня, чьи положения равно применимы ко всем объектам обобщения. Следует отметить, что метатеория — это не просто синтез ее оснований, а качественно новое знание, обладающее своеобразной структурой со специфиче- скими связями элементов этой структуры. Именно метатеория призвана объединить все факты, явления, теоретические конструкции, накопленные в судебной экспертизе, в систематизированное целое — общую теорию судебной экспертизы.

Читайте так же:  Не лишение прав при дтп по уголовному делу

Как уже было сказано, возникновение метатеории становится возможным, когда на определенном этапе развития науки наступает период количественного накопления новых фактов, возникает совокупность познанных на этой основе эмпириче- ских закономерностей. Наступает момент, когда эти количест-

10 Глава 1. История формирования теории судебной экспертизы

венные изменения неизбежно влекут за собой качественные изменения в научном знании, и эти качественные изменения означают новый скачок в развитии науки. И. А. Алиев по этому поводу писал: «Науковедение и методология научного познания определяют связи между общей теорией и частными теориями в определенной предметной области достаточно сложными и неоднозначными. Такие теории могут быть соподчинены и находятся в отношении некоторой субординации. При этом общую теорию, выступающую в роли «теории теорий», называют метатеорией. Метатеория обычно содержит методологические принципы формирования теорий частного порядка. Как правило, общая теория отражает существенные связи и отношения между сравнительно различными явлениями изучаемой области, формулируя принципы, законы и другие элементы, играющие роль нормативного фактора при формировании теорий более низкого уровня» 1 . Именно такой этап развития переживает сейчас судебная экспертиза.

Известно, что существуют различные способы обобщения теорий. О. М. Сичивица называет среди важнейших из них: а) обобщение, основанное на абстракции отождествления, когда теория, развитая для области явлений À , экстраполируется на другую область Â , которая может быть отождествлена с областью À ; б) обобщение путем объединения нескольких теорий в одну в результате выявления общих и фундаментальных закономерностей, имеющих силу в рассматриваемой каждой из объединяемых теорий областях; в) обобщение с предельным переходом, когда вводятся новые характеристические параметры по отношению к предметам прежней области, выявляются новые свойства и отношения объектов в пределах прежней области 2 . Обобщение теорий, относящихся к одной предметной области, позволяет создать такое теоретическое построение, которое отражает, охватывает весь предмет познания, во всех его связях и отношениях. Результатом такого обобщения теорий может стать общая теория науки.

Основанием деления теорий на общие и частные служит круг охватываемых ими объектов, степень отражения предмета познания. Если общая теория отражает предмет познания це-

1 Алиев И. А., Аверьянова Т. В. Концептуальные основы общей теории судебной экспертизы. Баку, 1992. С. 19.

2 Ñì.: Сичивица О. М. Методы и формы научного познания. М.,

Судебная экспертиза. Курс общей теории

Ближайший электронный читальный зал

Приложения для работы в НЭБ

Разработка OOO ЭЛАР по заказу Министерства Культуры РФ

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Полное или частичное копирование произведений запрещено, согласование использования произведений производится с их авторами.

Аверьянов судебная экспертиза

Наличие на складе:

Склад в Москве
Ожидаемое поступление (если вы сделаете заказ прямо сейчас): 09.01.2019; планируемая отправка: 10.01.2019

Склад в С.-Петербурге
Ожидаемое поступление (если вы сделаете заказ прямо сейчас): 18.01.2019; планируемая отправка: 20.01.2019

Виницкий Л.В., Мельник С.Л. Экспертная инициатива в уголовном судопроизводстве. М., 2009.

Дмитриев Е.Н., Иванов П.Ю., Зудин С.И. Исследование объектов криминалистических экспертиз методами цифровой обработки изображений: Учеб.

Меретуков Г.М., Данильян С.А., Гусев А.В. Экспертно-крими- налистическое обеспечение деятельности органов внутренних дел России: Учеб. пособие / под ред. Е.П. Ищенко. Краснодар, 2008.

Орлов Ю. К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве: Науч. издание. М., 2005.

Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник. М., 2009.

Современные возможности судебных экспертиз / под ред. Ю Г. Корухова. М., 2000.

Эксперт: Руководство для экспертов органов внутренних дел и юстиции. М., 2003.

Энциклопедия судебной экспертизы / под ред. Т.В. Аверьяновой, Е.Р. Россинской. М., 1999.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. / Т. В. Аверьянова. — М.: Норма: Инфра-М, 2012.

2. Аверьянова Т. В. Содержание и характеристика методов судебно-экспертных исследований.

3. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россинская Е. Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. заслуженного деятеля науки РФ, проф. Р. С. Белкина. — 2-е изд,, перераб. и дополненное — М.: Норма, 2006.

4. Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Мегатрон ХХ1, 2000.

5. Белкин Р. С. Курс криминалистики: учеб. пособие для вузов. — 3-е изд., дополненное. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001.

6. Винберг А. И. Общие принципы организации и осуществления криминалистических экспертных исследований. М.: Академия МВД СССР, 1980.

7. Криминалистическое обеспечение предварительного расследования: учеб. пособие для вузов / В. А. Адамова, Е. Н. Викторова, Л. Н. Викторова и др. Под ред. В. А. Образцова. — М.: Высш. шк., 1992.

8. Меретуков Г. М. Судебные экспертизы. Справочно-методическое пособие. Краснодар, КГАУ, 1999.

9. Назначение и производство судебных экспертиз. Пособие для следователей, судей и экспертов. М.: Юрид. лит. , 1998.

10. Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов: практич. пособие / под ред. Т. В. Аверьяновой, В. Ф. Стат- куса. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2013.

11. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2006.

12. Сорокотягина Д. А. Судебная экспертиза: учеб. пособие / Д. А. Сорокотяги- на, И. Н. Сорокотягин. — Изд. 2-е. — Ростов н/Д: Феникс, 2008.

13. Справочная книга криминалиста / Отв. ред. Н. А. Селиванов. М.: НОРМА- ИНФРА, 2000

1. Конституция Российской Федерации. — М.: Изд-во «Омега-Л», 2013.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. — М.: Изд-во «омега-Л», 2013.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации. — М.: Изд-во «Омега-Л», 2013.

4. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности» от 31 мая 2001 года № 73 — ФЗ.

5. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144 — ФЗ

6. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21. 12. 2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

7. Россинская Е. Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». М., 2002.

1. Ароцкер Л. Е. Теоретические основы советской криминалистики. Гл. 4. // Криминалистическая экспертиза. М., 1966. Вып. 1.

2. Арсеньев В. Д. О формировании выводов эксперта // Тр. ВНИИСЭ. М., 1973. Вып. 7.

3. Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956.

4. Голдованский Ю. П., Тахо-Годи Х. М. Экспертиза по установлению самодельного холодного оружия. — М., Изд-во ВНИИСЭ МВД СССР, 1973.

5. Дактилоскопическая экспертиза.

6. Дактилоскопическая экспертиза. Современное состояние и перспективы развития. Красноярск, 1990.

7. Жбанков В. А. Получение образцов для сравнительного исследования. М., 1992.

8. Зинин А. М., Кирсанов Л. З. Криминалистическая фотопортретная экспертиза: учеб. пособие / Под ред. В. А. Снеткова, Л. З. Кирсанова. М.: ВИКЦ МВД СССР, 1991.

9. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования: учебник /под ред. Т. В. Аверьяновой и Р. С. Белкина. — М., 1997.

10. Криминалистика: учебник /под ред. И. Ф. Пантелеева, Н. А. Селиванова. — М.: Юрид. лит., 1993.

11. Криминалистика. Учебник для вузовОтв. Ред. проф. Н. П. Яблоков. — М.: БЕК, 1995.

12. Махов В. Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000.

13. Майлис Н. П. Судебно-трасологическая экспертиза. М. 2000.

14. Майлис Н. П., Зинин А. М. Судебная экспертиза. М., 2002.

15. Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов: практич. пособие / под ред. Т. В. Аверьяновой, В. Ф. Стат- куса. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2013.

16. Михайлов В. А., Дубягин Ю. П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного расследования: учеб. пособие. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1991.

17. Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: учеб. пособие / Под ред. В. А. Снеткова. М.: ЭКУ СВД России, 1993.

18. Орлов Ю. К. Категория вероятности и возможности в экспертном исследовании // Вопросы теории судебной экспертизы: сб. науч. тр. М., 1979.

19. Орлов Ю. К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995.

20. Образцы постановлений о назначении судебных экспертиз. Учеб. пособие / Под ред. А. Г. Филиппова. М., 1993. Гл. 1.

21. Подшибякин А. С. Криминалистическое учение о холодном оружии. М., 1997.

22. Пророков И. И. Криминалистическая экспертиза. Трасологические исследования. Учеб. пособие / Отв. ред. А. Ф. Волынский. Волгоград: НИ и РИО, 1980.

23. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996.

24. Самончик А. Н. Криминалистическое исследование холодного оружия. — М.: НИИМ МВД РСФСР, 1959.

25. Судебно-баллистическая экспертиза. Барнаул, 1994.

26. Судебно-почерковедческая экспертиза / Под ред. В. Ф. Орловой. М., 1980.

27. Судебно-техническая экспертиза документов. М., 1993.

28. Технико-криминалистическая экспертиза документов: учебник для вузов МВД СССР. Волгоград, 1978.

29. Тихонов Е. Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия: учеб. пособие. Барнаул, 1987.

30. Фильчаков О. Н. Справочник эксперта-криминалиста. — М.: Юриспруденция, 2001.

31. Шляхов А. Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М.: Юрид. лит., 1979.

32. Энциклопедия судебной экспертизы / под ред. Т. В. Аверьяновой и Е. Р. Россинской. — М., 1999.

Ты где-то не тот, я где-то не та, но соткан мой мир из слез для тебя, прошу не души ты душу мою, я все для тебя живу и умру. Ты просто люби без боли и лжи – эти строки проносились у Ники в голове, когда она стояла на краю ее любимой многоэтажки, она рисовала на ней огромную картину, сюжетом послужила вся ее жизнь, вот она закончила ее и решила, что теперь пора, это была книга в иллюстрациях. Она сидела на краю и смотрела вниз, последний раз провожая закат, мечтала о нем в последний раз и просила у ангела смерти!

Читайте так же:  Приказ фтс 1372 от 06072012

В это время Максим нашел Антона и передал ему письмо. Антон прочел и ринулся к той злощасной высотке, о которой она, бывало, рассказывала ему, Максим ринулся за ним. Они вбежали на крышу и смотрели, как она стоит в прекрасном платье, черно-розовом конечно, лучи солнца перекликались на ее прекрасных волосах миллионами алмазов, по ее щекам лились маленькие слезинки счастья, она была прекрасна, но так далека от них. Максим подошел к ней, резко дернул назад и сказал:

— Не смей этого сделать! – в его глазах читалась ярость и страх, Ника увидела Антона и посмотрела на Макса.

— Малыш прости меня, — начал вдруг Антон, — я так виноват перед тобой, прости если сможешь.

— Какой прости ты, что идиот, ты ее до самоубийства довел, посмотри на нее! – сорвался Максим и между ними завязалась драка.

Ника сразу вспомнила про тот сон, она поняла, что сейчас произойдет, его глаза горели от слез, где-то на горизонте она увидела своего ангела и поняла, что время пришло, пора закончить все это. Она начала разнимать их, Антон ее оттолкнул и она полетела вниз, Максим кинулся вслед за ней, а Антон остался один на этой крыше, которая была забита его именем. Ника и Максим умерли в объятьях друг друга. Им поставили памятник в городе, как доказательство истинной и чистой любви, теперь есть негласный закон среди молодежи встречаться именно у этого памятника.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Т.В. АВЕРЬЯНОВА

Аверьянова Т.В., заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор (ЭКЦ МВД России).

Судебная экспертиза, как и криминалистика и все иные науки, возникла в ответ на запросы практики.

Первоначальные сведения, дошедшие до нас о применении экспертизы в суде, крайне скудны и отрывочны. Случаи приглашения в суд экспертов были известны еще древнеримскому судебному процессу, где в этой роли выступали землемеры, а также специалисты по почеркам. Но эти факты относятся к гражданскому процессу. В уголовном процессе первое упоминание о судебных экспертизах связано с медицинской экспертизой. Так, например, в трудах Гиппократа (жившего более 400 лет до н.э.) рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании их трупов и др.

После реформы 1864 г., совпавшей по времени с общим научно-техническим прогрессом, можно заметить широкое развитие применения экспертизы в суде и возрастающий рост научной экспертизы. Именно в конце XIX и начале XX столетия начинает внедряться в судебную практику криминалистическая экспертиза, охватывающая целую группу экспертиз, назначаемых главным образом для исследования вещественных доказательств. Возникают экспертизы: техническая, экономическая, химическая, литературно-художественная, сценическая, историческая; делаются попытки к разработке психологической экспертизы, возникает специальная отрасль финансовой экспертизы — судебно-бухгалтерская экспертиза. Возникали вопросы о применении даже таких экспертиз, как экспертиза преступников по вопросам техники совершения преступления . Другими словами, это были первые шаги становления научной и практической экспертной деятельности.

См.: Никифоров В.М. Юридическая природа экспертизы в советском уголовном процессе: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1945.

Можно сказать, что до настоящего времени эта деятельность прошла в своем развитии три этапа:

а) первый этап — накопление эмпирических знаний, разработка и совершенствование научных методов, средств и методик исследования вещественных доказательств;

б) второй — обобщение эмпирического материала и формирование частных экспертных теорий;

в) третий — систематизация накопленных знаний и формирование общей теории судебной экспертизы.

Сказанное отнюдь не означает, что с окончанием, например, первого этапа закончились и накопление эмпирических знаний или разработка новых методик исследования с использованием соответствующих времени средств и методов. То же самое можно сказать и о втором, и о третьем этапе. Эти этапы перекрываются между собой. И, конечно же, нельзя сказать, что процесс развития судебной экспертизы завершен. Диалектика научного познания с очевидностью свидетельствует о бесконечности этого процесса, а появляющиеся исследования в области судебной экспертизы лишь подтверждают эту истину.

Первый этап, или направление, становления судебной экспертизы как науки ознаменовался накоплением эмпирических данных: об объектах, методах и средствах исследования; о возможности разработки собственно экспертных средств, методов и методик исследования вещественных доказательств; о приспособлении методов и средств других наук к нуждам экспертной практики. Именно на основе систематизации накопленных эмпирических знаний в последние годы наряду со ставшими традиционными криминалистическими экспертизами появляются и развиваются такие новые специальные виды экспертиз, потребность в которых вызвана меняющимся характером преступности, увеличением числа таких преступлений, как похищение людей, терроризм, вымогательство, криминальные взрывы, подделка и изготовление вредных для здоровья продуктов питания, преступления в сфере компьютерных технологий и в экономике. В первую очередь, это такие экспертизы, как геномные, компьютерные, фоноскопические, судебно-экономические, экспертизы запаховых следов и ряд других. Разрабатываются и успешно приспосабливаются к нуждам судебной экспертизы такие методы и технические средства, как высокоэффективная жидкостная хроматография, металлографические методы исследования, хроматомасс-спектрометры, ИК-Фурье-спектрометры, микрорентгенофлуоресцентный и рентгеноструктурный анализаторы элементного состава веществ и т.д.

Возникновение новых объектов и новых задач, которые ставит перед экспертами следственная практика, требует не только разработки практических рекомендаций для следователей, средств, методов и методик исследования новых объектов, но и влечет за собой формирование и развитие новых направлений экспертной деятельности. В частности, такого направления, как ДНК-анализ биологических следов человека, отличающийся от большинства других специальных видов экспертных исследований возможностью индивидуальной идентификации. Перспективность использования данного метода в ОРД и при расследовании особо опасных преступлений подтверждена практикой.

ДНК-анализ является самым надежным методом идентификации личности, который открывает возможности, ранее недоступные в этой области. В отдельных человеческих тканях (кости, зубы, ногти, волосы) генный материал может храниться без повреждений неограниченно долгое время, что позволяет идентифицировать неопознанные останки, например, жертв несчастных случаев или преступлений даже через десятки лет после их гибели. Метод позволяет решать вопрос о происхождении биологического следа даже в тех случаях, когда отсутствует прижизненный сравнительный материал, — используются образцы его биологических родственников (родители, дети, родные братья).

Метод ДНК-анализа во всех криминалистических лабораториях зарубежных стран является приоритетным и по данным ведущих специалистов в этой области — по результатам исследования ДНК биологических следов уже сейчас возможно восстанавливать такие внешние данные подозреваемого, как цвет волос и глаз, величина ушной мочки, а в перспективе, возможно, и полный его портрет. Коммерческие наборы появятся в экспертной практике России в ближайшем будущем.

Для более эффективной работы в этом направлении необходимы внедрение автоматизированных комплексов для проведения ДНК-анализов и создание учета данных ДНК биологических следов, изымаемых с мест нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений. Эта работа уже ведется в МВД России, однако для успешной ее реализации необходимы разработка и вступление в законную силу федерального закона «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации». Такой закон разработан силами сотрудников ЭКЦ МВД России, согласован со всеми заинтересованными ведомствами и в настоящее время передан в аппарат Правительства РФ.

Второй этап — обобщение эмпирического материала и формирование частных экспертных теорий. Интенсивное формирование научных основ отдельных видов экспертизы, в том числе и частных экспертных теорий, наблюдается с конца 40-х до середины 70-х годов прошлого века. Это не означает, что на данный период развития судебной экспертизы этот процесс закончился. Но именно тогда были заложены и основы частных теорий криминалистической экспертизы вообще , и основы частных теорий отдельных классов и родов судебных экспертиз.

См.: Винберг А.И. Основные принципы советской криминалистической экспертизы. М., 1949; Он же. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956; Никифоров В.М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947; Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1950.

Позже, когда судебной экспертизой было накоплено достаточно эмпирического экспертного материала и обозначены некоторые отдельные теоретические построения, возникла необходимость в обобщении этой эмпирики, в создании таких частных экспертных теорий, как экспертная идентификация, экспертная диагностика, экспертная профилактика, экспертная прогностика и т.д.

Частные теории отдельных родов и видов экспертиз — это то, что имеется обычно в виду под их научными основами. Основываясь на положениях общей теории, они содержат в качестве исходных посылок те ее данные, которые отвечают специфике отдельных родов или видов экспертиз. Помимо этих данных, имеющих общее значение, содержание частной теории составляют специфические научные основания данного рода, вида экспертиз, характеристика типичных методов исследования и типичных (или типовых) методик, используемых для решения опять-таки типичных для этого рода, вида экспертиз задач.

Характерным примером создания новых частных теорий являются такие теории, как теория экспертного исследования оружия, боеприпасов и следов их применения, экспертного фоноскопического исследования и т.п. Положено начало разработке научных основ ряда иных родов экспертиз, в частности лингвистической. Следует отметить, что предлагаемая частная теория применения лингвистических знаний в судебной экспертизе имеет свой предмет и методологию, систему и структуру, в которых достаточно обоснованно отражены закономерности ее существования, базовые сведения в области прикладной лингвистики, раскрыты основные понятия, определены задачи и методы исследования, указаны материалы, необходимые для проведения исследований.

Количественный рост теоретических знаний о судебной экспертизе, сам естественный ход вещей привел к качественному скачку: возникновению проблемной научной ситуации, разрешение которой оказалось возможным лишь на пути создания общей теории судебной экспертизы, которая была призвана свести «открытые в данной области законы к единому объединяющему началу».

Все это послужило основанием для перехода к третьему этапу — этапу формирования общей теории судебной экспертизы. Наряду с фундаментальными работами в области отдельных родов (видов) криминалистических экспертиз, таких как почерковедение (В.Ф. Орлова, А.И. Манцветова, Л.Е. Ароцкер); трасологические (Б.И. Шевченко, Г.Л. Грановский, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, М.В. Салтевский); баллистические (Б.М. Комаринец, Ю.М. Кубицкий, Е.И. Сташенко, А.И. Устинов, В.М. Плескачевский); документоведческие (В.К. Лисиченко, Б.И. Пинхасов, Д.Я. Мирский, А.А. Гусев); судебно-портретные (В.А. Снетков, А.М. Зинин, З.И. Кирсанов), появляются работы, хотя и посвященные теории криминалистических экспертиз, по сути своей расширяющие предмет исследования и закладывающие основы общей теории судебной экспертизы. Это работы А.В. Дулова, А.И. Винберга, Ю.Г. Корухова, В.М. Никифорова, И.Л. Петрухина, А.Р. Шляхова, А.А. Эйсмана и других ученых.

Читайте так же:  Договор о приеме металлолома образец

Пик научных исследований в этой области приходится на 80-е — первую половину 90-х годов. Усилиями ряда ученых в те годы были сформулированы концептуальные основы этой общей теории, ее структура и функции. Тем не менее в рамках частных и общей теории судебных экспертиз существует немало нерешенных вопросов. Одним из них является вопрос: существуют ли экспертные предметные науки и следует ли их включать в общую теорию судебной экспертизы?

Так, авторы «Судебной экспертологии» придают предметным судебным наукам значение теоретических основ отдельных родов и видов экспертиз. Они пишут: «Во всех случаях действует. закономерность связей каждого вида экспертизы со своей предметной судебной наукой, а через нее или непосредственно и с ее материнской, базовой, наукой.

Именно это определяет сущность каждого вида экспертизы, научные основы которой базируются на предметных судебных науках и их материнских науках» .

Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз). Волгоград, 1979. С. 130.

Отвлекаясь от системы экспертологии как некой совокупности учений, рассмотренной в начале книги, авторы в гл. 5 «Закономерности развития судебной экспертологии и ее система» схематически показывают содержание экспертологии в аспекте составляющих ее знаний. В ее систему они включают подсистемы четырех уровней: первый уровень — фундаментальные базовые (материнские) науки; второй уровень — предметные судебные науки; третий уровень — отрасли предметных судебных наук; четвертый уровень — практическая деятельность: судебные экспертизы.

Если выделить в этой схеме то, что имеет отношение к криминалистической экспертизе, получится следующая картина.

Предметной судебной наукой для этого рода экспертиз названа криминалистика. Правда, из последующего комментария следует, что авторы имеют в виду не всю криминалистику, а лишь криминалистическую технику . Материнскими науками для этой предметной науки согласно схеме служат психология, право, математика, физика, биология, физиология. Отраслями предметной судебной науки являются судебное почерковедение, судебное документоведение, судебная трасология, судебная баллистика. Наконец, в качестве четвертого уровня фигурируют криминалистические экспертизы, виды которых не называются.

См.: Там же. С. 123.

Анализ этой системы позволяет обнаружить в ней ряд противоречий и вызывающих сомнение положений.

1. Ни психология, ни математика, ни другие названные авторами науки не являются для криминалистики базовыми, материнскими. Криминалистика не является ни их разделом, отраслью, какими, например, являются другие предметные судебные науки — судебная медицина, судебная психиатрия и т.п., ни конгломератом почерпнутых из них сведений. Не является для нее базой и право, под которым авторы, очевидно, имели в виду правовые науки, поскольку в схеме фигурируют именно области научного знания. Криминалистика сама выступает как наука, находящаяся в одном ряду с этими материнскими науками.

Положение не проясняется и в том случае, если под предметной судебной наукой понимать не всю криминалистику в целом, а лишь криминалистическую технику. В этом случае мы должны констатировать, что в составе криминалистики имеется еще одна наука — предметная. В каком же качестве фигурирует сама криминалистика? В качестве материнской?

Отечественные криминалисты, в том числе А.И. Винберг, неоднократно подчеркивали, что криминалистика не заимствует механически данные других наук для их использования в судопроизводстве, а активно, творчески перерабатывает их. Еще Б.М. Шавер писал: «Понятно, что «наука», «сообщающая» сведения из других наук, — не есть наука» . Таким образом, можно заключить, что применительно к криминалистике предложенная авторами схема страдает явным дефектом.

Шавер Б.М. Предмет и метод советской криминалистики // Социалистическая законность. 1938. N 6. С. 57.

2. Если согласиться с приведенными доводами, то перечисленные отрасли предметной судебной науки криминалистики таковыми признаны быть не могут, да они и в действительности ими не являются. Это отрасли (подразделы) криминалистической техники. Содержание этих отраслей дифференцируется в зависимости от того адресата, на которого они рассчитаны: на следователя, оперативного работника, судью или на эксперта. Такая дифференциация есть следствие процессов усложнения и специализации средств труда, характерных для всей техники, и отнюдь не означает нарушения единства содержания этого раздела криминалистической науки, против чего в свое время выступали и А.И. Винберг, и С.П. Митричев, и другие ведущие криминалисты. Вот что писал по этому поводу в 1955 г. А.И. Винберг: «Криминалистическая техника как раздел науки криминалистики едина и для следователей, и для экспертов, ибо для ее изучения и овладения следователями и экспертами заранее установленных границ нет; применение же этой техники следователями и экспертами различно ввиду четкого разграничения возложенных на них процессуальных функций» . Эту позицию активно поддержал Н.А. Селиванов .

Винберг А.И. О сущности криминалистической техники и криминалистической экспертизы // Советское государство и право. 1955. N 8. С. 84.

См.: Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1968. N 7. С. 120.

Разделяя тезис о единстве криминалистической техники как раздела науки, Р.С. Белкин отмечал, что криминалистическая техника как совокупность средств и приемов осуществления определенной деятельности не может существовать в отрыве от этой деятельности. И если такая деятельность неоднородна, если компетенция лиц, которые занимаются этой деятельностью, пределы использования ими криминалистической техники неодинаковы, то и техника, очевидно, не может не испытывать на себе влияния такой дифференциации. Так, помимо общих технико-криминалистических средств и приемов, естественно, возникают НТС и приемы, специально создаваемые или приспосабливаемые для следственной работы, ОРД и для экспертных исследований .

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. М., 1997. С. 279.

Из сказанного можно сделать вывод, что судебное почерковедение, судебное документоведение и т.п. — это разделы соответствующих отраслей криминалистической техники, включающие в себя некоторые развитые применительно к нуждам соответствующего вида криминалистической экспертизы научные положения этой области криминалистической науки и системы средств и методов решения определенных экспертных задач. Для предметной судебной науки в этой схеме просто не остается места. Именно поэтому она и отсутствует в нашей модели общей теории судебной экспертизы.

Кстати сказать, такой же точки зрения придерживался Р.С. Белкин, по мнению которого «в теории экспертизы следует рассматривать только общие для всех видов судебных экспертиз вопросы; средства, методы и методики предметных экспертиз составляют элемент содержания соответствующих наук, по терминологии А.И. Винберга и Н.Т. Малаховской, — материнских (базовых) или предметных судебных. Рассмотрение их в общей теории оправданно, как мы полагаем, лишь в сравнительном аспекте, опять-таки в целях выявления объединяющего их общего именно как элементов целостной системы. Применительно к криминалистической экспертизе такое решение вопроса предполагает рассмотрение средств, методов и методик экспертного исследования соответственно в частных криминалистических теориях и в криминалистической технике как разделе науки, объединяющем технические средства, приемы и методики работы с доказательствами в процессе доказывания» .

Белкин Р.С. Указ. соч. С. 454.

3. Правомерно ли включение в систему науки какой-либо области практической деятельности, как это делают авторы рассматриваемой концепции, называя четвертым уровнем системы экспертологии криминалистические экспертизы?

Мы полагаем, что нет, не правомерно.

Практическая деятельность — не часть науки, а объект ее изучения, поле приложения полученных наукой результатов, критерий истинности ее выводов и рекомендаций. Криминалистическая экспертиза не составляет исключения из этого общепризнанного положения. Именно поэтому четвертый уровень системы экспертологии представляется лишним, если иметь в виду под экспертологией область научного знания.

Другим дискуссионным вопросом является вопрос о судебной экспертизе как специальной отрасли научного знания. Следует отметить, что до сих пор нет единства взглядов в этом вопросе среди ученых. По мнению одних, судебная экспертиза является не наукой, а видом практической деятельности, структурным разделом криминалистической науки, другие же, на наш взгляд, достаточно обоснованно относят судебную экспертизу к самостоятельной области научного знания.

Р.С. Белкин, например, рассматривает криминалистическую экспертизу и криминалистическую теорию в своей фундаментальной работе «Курс криминалистики» в разделе «Частные криминалистические теории». Отсюда можно было бы сделать вывод, что, по мнению ученого, судебная экспертиза является структурным разделом науки криминалистики. Однако это не так, поскольку сам Р.С. Белкин, анализируя взгляды ученых на формирование судебной экспертизы (экспертологии, общей теории судебной экспертизы) как области научного знания, пишет: «Мы полагаем, что судебная экспертология (или общая теория судебной экспертизы — этот термин нам представляется более приемлемым) имеет все основания для конституирования в самостоятельную область научного знания, если рассматривать ее как науку о закономерностях возникновения и развития судебных экспертиз, процесса экспертного исследования и формирования его результатов, закономерностей, проявляющихся в общности тех методологических и методических основ, на базе которых возможно объединение отдельных видов судебной экспертизы в единую целостную систему с четкой классификацией видов судебной экспертизы как ее элементов. В таком качестве общая теория судебной экспертизы будет играть известную методологическую роль по отношению к теоретическим основам отдельных видов экспертиз, не лишая их в то же время самостоятельности и не отрывая от тех наук, в рамках которых они существуют и разрабатываются» .

Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 455.

Отсюда можно сделать вывод, что общая теория судебной экспертизы имеет право на становление и развитие как самостоятельной науки. И это действительно так. Неоднократно отстаивая свою позицию по этому вопросу в своих работах, мы подчеркивали, что общая теория судебной экспертизы ни в какой степени не затрагивает целостности криминалистической науки, что она, являясь самостоятельной областью научного знания, объединяет в своем содержании то общее, что роднит все классы, роды и виды судебной экспертизы. Следует отметить, что в настоящее время таких взглядов на проблему судебной экспертизы как специальной отрасли научного знания придерживается большинство современных ученых в области криминалистики и судебной экспертизы (С.Ф. Бычкова, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, Е.Р. Россинская, Ф.М. Джавадов и другие).